Сегодня: 12 декабря 2018
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Договор по Брексит: Британия идет ко дну

Договор по Брексит: Британия идет ко дну

22 ноября 2018 LJ cover – Договор по Брексит: Британия идет ко дну
Теги: Великобритания, Политика, ЕС, Аналитика, Brexit, Тереза Мэй

Тереза Мэй готова опустить Англию по уровню жизни и «независимости» до уровня Прибалтики.

Просто поразительно, на какие ухищрения приходится идти правящей элите Британии, чтобы выбраться из той ямы, в которую она сама себя завела в попытке обхитрить Европу.

Надо признать, Терезе Мэй удалось еще совсем недавно считавшееся невозможным. После пяти часов сложных дебатов парламент Британии согласился "принять в работу" согласованный с Еврокомиссией план по Brexit. С этого момента он становится официальным документом, который должны ратифицировать три стороны процесса: парламент самой Британии, Европарламент и правительства всех остальных 27 стран-членов Евросоюза. Однако сложно сказать, насколько даже в случае успеха результат окажется для британцев радостным.

Как-то анализировать сам документ пока возможности нет, он является закрытым и нигде, даже на уровне общей справки, официально не публиковался. Так что фактически британские и европейские граждане в любом случае получают кота в мешке. Однако по некоторым утечкам и оговоркам ряда политиков можно с уверенностью сказать, результат выйдет крайне запутанным. Как минимум, по трем ключевым причинам.

Во-первых, общая схема развода напоминает хватание чемоданов с уходящего перрона. Главное получить разрешение заскочить в вагон, а по поводу всего прочего, насчет мест и чая, будем договариваться по ходу. При любом раскладе Юнион Джек покидает Евросоюз 29 марта 2019 года. Но еще на 12 месяцев (по другим источникам аж на 36 месяцев, то есть до 2022 года) будет существовать переходный период для "допиливания" разных прочих практических вопросов. В течение этого срока ведущую роль в определении норм и правил получают руководящие органы ЕС, тогда как Лондон права вето на их действия не получает. Удастся как-то уговорить Брюссель на что-то более-менее приемлемое – хорошо, нет – придется кушать, что подадут.

Во-вторых, пакет документов содержит некие условия нового торгового соглашения между Евросоюзом и Великобританией, по которому Мэй очень надеется получить сильно особый статус, позволяющий большинству британских бизнесов считаться в Европе по-прежнему полностью своими, либо после необременительной перерегистрации. Однако платой за особость может стать ограничение на принятие таможенных норм и правил в торговле с третьими странами.

Как это сможет работать, пока не понимает никто, однако британский парламент, особенно группировка Бориса Джонсона, относятся к этому крайне негативно, не без оснований называя такое условие (тем более в сочетании с первым пунктом) серьезным ограничением государственной независимости британского государства. Впервые за всю его историю законы и правила в нем станут принимать "бог знает кто".

Но еще интереснее, в-третьих. Как уже отмечалось ранее, краеугольным камнем проблемы оказалась Северная Ирландия, замирить сепаратизм которой в свое время и с большим трудом удалось откровенно хитрым способом. Юридически в составе Британии она как бы осталась, но вхождение Лондона и Дублина в один общий Евросоюз позволило сделать границу с остальной Ирландией полностью прозрачной, тем самым создав ощущение обретения единства. Паллиатив конечно, но на бытовом уровне сработало.

По условиям нынешнего возможного соглашения, чтобы не вызывать в Ольстере новой гражданской войны, к которой Лондон решительно не готов, Евросоюзу предложено предоставить Северной Ирландии особенно особый статус даже в рамках нового торгового соглашения, позволяющий не закрывать ирландско-ирландскую границу как внешнюю для ЕС. А чтобы не возникло таможенных проблем с внутренним британским рынком, Мэй предложила ввести в стране внутреннюю таможенную границу! Тем более Ольстер все равно находится "через пролив", значит, перемещение товаров по любому пойдет морем, а в портах не сложно организовать контроль по штрих-кодам, чтобы избежать контрабанды.

Вот как британские сэры и пэры проглотят это – вопрос действительно интересный. Фактически это будет означать юридическое признание Ольстера как не совсем Британии, что тут же будет активно использовано местными националистами в целях дальнейшего отделения его территории от королевства. Чему станет сильно способствовать экономика, явно сильнее притягивающая Ольстер к Ирландии, чем удерживающая в рамках Британии.

Всю эту кашу европейский и британский парламенты должны ратифицировать 25 ноября. Во всяком случае, Мэй очень надеется на успех, ради достижения которого страна даже согласилась заплатить накопившиеся недоимки по платежам в центральные фонды ЕС, и, согласно возмущенному заявлению Джонсона, даже перечислила туда 24 млрд. фунтов.

Изрядную долю интереса к событиям вносят все страны, решившие воспользоваться удобным случаем для "решения застарелых проблем". Например, Испания уже публично заявила, что не даст своего согласия на план по Brexit в случае нерассмотрения проблемы Гибралтара в соответствии с интересами Мадрида. Ирония заключается в том, что Мадрид вовсе не требует вернуть Скалу в состав страны обратно.

Наоборот, Испания настаивает на необходимости подтверждения со стороны Европарламента его прежнего статуса особой экономической зоны, на который, благодаря британцам, завязано слишком много вкусных плюшек, от квот по вылову рыбы то беспошлинной торговли объемным списком товаров, включая табачные изделия, приносившие весьма и весьма хороший доход "всем заинтересованным лицам".

Если Гибралтар останется "под британцами", то значит, он должен тоже выйти из состава ЕС, что потребует его юридического отделения от Испании с официальной передачей британцам, на что никто в Европе не может пойти точно. В противном случае с Камня должны уйти сами британцы, а у них там база и вообще за прошедшие века они как-то привыкли считать эту территорию практически своей. К тому же тогда Гибралтар окончательно становится испанским, тем самым лишаясь права на статус особой экономической зоны.

И таких застарелых моментов по всей Европе оказалось довольно много. Будет крайне интересным посмотреть, как они там намерены все эти коллизии разрешить. В любом случае можно сказать, что работоспособность этой хитрой конструкции весьма сомнительна. А значит, в конечном итоге, британцы окажутся все равно перед простым выбором: или стать как все, с изрядной потерей суверенитета, возможно даже большей, чем у Прибалтики, либо остаться независимыми, но тогда совсем за бортом мировой экономики, что, несомненно, очень негативно отразится на их уровне жизни.

И то и другое весьма интересно.

Запольскис Александр
ИА REX