Сегодня: 20 февраля 2019
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Шотландия — катализатор распада Великобритании

Шотландия — катализатор распада Великобритании

9 февраля 2019 LJ cover – Шотландия — катализатор распада Великобритании
Теги: Великобритания, Brexit, Шотландия, Политика, Аналитика, ЕС, Экономика, Референдум, Независимость

Выход Лондона из ЕС может спровоцировать реакцию распада Соединенного Королевства на независимые самостоятельные государства.

Знаменитое высказывание экс-премьера России Виктора Черномырдина«Хотели как лучше, а получилось, как всегда» все чаще на поверку оказывается вовсе не проявлением юмора российского политика, а подтверждением правды жизни. Причем справедливо это не только в границах РФ, но и далеко за их пределами.

Когда Великобритания вознамерилась выйти из ЕС, политические элиты Соединенного Королевства даже и не подозревали, что большой Брексит может повлечь за собой целую цепочку маленьких. И уже сам Туманный Альбион имеет шанс испытать на себе процесс территориального деления и потери земель.

Первый тест на устойчивость

В 2014 году в Шотландии, вполне самостоятельной стране, но при этом входящей в состав Великобритании в качестве административно-политической единицы, подчиняющейся Лондону, состоялся референдум по вопросу обретения государственной самостоятельности. Желающих отделиться тогда оказалось меньше, чем поддержавших идею «оставить все как есть». Но проигравшие «сепаратисты» (за развод с англичанами проголосовали 45% избирателей, против — 55%) тогда моментально заявили, что на этом процесс не закончен и они попытаются еще разок. Позднее. Когда наберут силы.

В 2016 году на референдуме по вопросу выхода Великобритании из Евросоюза шотландцы в пику Лондону (или действительно полагая, что им остаться в составе ЕС лучше, чем уйти — сейчас это уже не важно) голосовали против Брексита. И если в среднем по королевству сторонники выхода едва-едва сумели преодолеть пятидесятипроцентный рубеж, то в Шотландии прозвучало твердое «нет», произнесенное 62% пришедших к урнам для голосования.

Практически сразу в высоких кабинетах Эдинбурга начались разговоры о том, что «интересы нашего народа ущемлены» и неплохо бы изучить вопрос о возможности проведения нового всешотландского плебисцита. Правда, звучало это все не особо громко, выступая, скорее, легким проверочным покалыванием иголкой тела британского государства. Отреагирует или нет? А если да, то как?

Процесс снова пошел?

По мере увязания Лондона в переговорах с ЕС по Брекситу уверенность первого министра Шотландии Николы Стерджен в том, что ничего хорошего ее стране в отделившейся Британии не будет, крепла. И вот, наконец, когда до подписания договора об условиях развода осталось чуть больше полутора месяцев, а в английской прессе заговорили о необходимости отсрочить приведение «приговора» о Брексите в исполнение, Стерджен решилась на резкое заявление. 

«Великобритания даже мало-мальски не готова к выходу из сообщества. Это уже вполне очевидно. Британское правительство должно, наконец, это признать, и обратиться с просьбой к Евросоюзу согласиться на перенесение запланированной даты выхода. Если Шотландия останется частью Соединенного Королевства, ее интересы не будут должным образом соблюдены. Выход Британии из сообщества повлечет за собой самые серьезные экономические и социальные последствия для шотландцев. Избежать их поможет только повторный референдум по вопросу членства в ЕС, — сказала глава Шотландии в интервью изданию The Times. — Если даже в британском правительстве и парламенте до сих пор нет твердого мнения, надо ли выходить или нет, наша страна тем более должна получить право на выражение собственного мнения на референдуме».

По предварительным данным, Стерджен намерена озвучить требование Эдинбурга о проведении нового плебисцита в ходе выступления в Джорджтаунском университете во время поездки по США на текущей неделе.

И хочется, и колется

Итак, Шотландия хочет самостоятельности, независимости и «евросоюзности», но справится ли она со всем этим, если добудет? Страна в силу своего географического положения была многие сотни лет экономически завязана на соседку — Англию. Специально созданная правящей Шотландской национальной партией комиссия не так давно подготовила доклад по экономике страны, из которого следует, что независимое государство еще как минимум в течение десяти лет будет крепко зависеть от Соединенного Королевства и прежде всего из-за валюты. Шотландцы в качестве внутренней валюты используют английский фунт, и чтобы вывести его из экономики и полностью перейти на евро потребуется по меньшей мере десять лет. То есть провозгласив расставание с остальным Альбионом сегодня, Эдинбург на практике сможет осуществить его только где-то к 2030 году.

Еще один неприятный нюанс для шотландцев — в случае провозглашения независимости между двумя суверенными государствами должна будет возникнуть граница. С пограничниками, пунктами перехода, проверкой документов, а возможно, и с визовым режимом (напомним, Великобритания Шенгенское соглашение не подписывала и прозрачной границы для партнеров по ЕС у нее не было никогда, хотя безвиз и существовал).

Сейчас правительство Терезы Мэй из последних сил пытается добиться согласия ЕС не вводить погранкордон между остающейся в ЕС Ирландской Республикой и уходящей (вернее уводимой Лондоном) Северной Ирландией. Появление границы сильно ударит по сложившимся экономическим межирландским связям. Которые и сложились-то только благодаря вступлению Великобритании в ЕС, повлекшему за собой восстановление родственных, торговых и прочих отношений между населением южной и северной территорий острова Ирландия. Весьма высока вероятность того, что Брексит вновь разорвет нити сотрудничества, а пример шотландцев подтолкнет североирландцев к выходу из состава «похудевшей» Великобритании.

На мнение Белфаста может оказать большое влияние пример соседей: Республика Ирландия в последние десятилетия благодаря финансовым вливаниям ЕС сильно экономически окрепла. ВВП в расчете на душу населения южной части острова намного выше, чем у северян. Да и анализ политической обстановки, сложившейся на севере, говорит о том, что сторонники объединения двух Ирландий имеют преимущество над противниками этого процесса. И перевес этот будет нарастать, а «шотландский бунт» сыграет роль катализатора в реакции распада королевства, которое Соединенным ныне зовут, скорее, просто в силу исторической традиции, чем реально существующих обстоятельств.

По мнению большинства аналитиков, если будет принят в итоге вариант жесткого Брексита, то есть Лондон потеряет свое место в едином рынке ЕС, Шотландия окажется в выигрыше от сохранения членства в Европейском союзе. Прав у самостоятельного Эдинбурга в Евросоюзе будет гораздо больше, чем у административной единицы Соединенного королевства. Шотландия соответствует всем критериям ЕС, и возврат ее в Сообщество вряд ли будет сопряжен с какими-либо проблемами, но все же процесс этот несколько лет займет.

Если же брексит пойдет по мягкому варианту, то есть с сохранением нормальных торгово-экономических отношений Британии с Европейским союзом, развод Шотландии с Соединенным Королевством затянется на несколько лет. Отделение шотландцев создаст серьезные проблемы британской экономике по причине того, что основные ресурсы нефти и газа королевства находятся в Северном море у берегов бунтующей страны. Да и главные базы атомного подводного флота — там же.

Впрочем, сегодня говорить, что выход Шотландии — дело решенное, несколько преждевременно. Регулярно проводящиеся социологические опросы в стране показывают, что твердо настроены поддержать отделение от 45% до 48% населения. Как видим, для принятия положительного решения этого недостаточно. Однако есть смысл вспомнить, что перед референдумом 2014 года поддержку идее выхода высказывали в соцопросах всего 25−30% избирателей, а по итогам плебисцита, приведенным выше, их набралось 45%.

При сохранении пропорций между предполагаемыми результатами и реальными победа сепаратистов с показателем выше 60% никого не удивит.

Владимир Добрынин, Мадрид
EADaily