Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

18.05.2017

Берлин — Париж: Не слишком ли дорог для Германии «дорогой друг Макрон»?

Канцлер Германии Ангела Меркель и избранный президент Франции Эммануэль Макрон встретились в минувший понедельник в Берлине. Как правило, первый зарубежный визит избранного лидера важной в политическом плане державы имеет глубоко символическое и практическое значение. Первый визит демонстрирует приоритеты и намерения внешней политики лидера этой страны. Так случилось и на этот раз. Макрон показал важность для Франции участия вместе с Германией в несущей конструкции Евросоюза — франко-германской оси.

Европейские СМИ расценили первую встречу президента Франции Макрона с канцлером Меркель в Берлине с «осторожным оптимизмом». В голландской De Volkskrant написали: «Макрон и Меркель — это красивые имена, звучащие с обеих сторон франко-германской оси». Как в случае с канадским премьером Джастином Трюдо и американским президентом Бараком Обамой, Макрон является тем типом, рядом с которым Меркель может впитать в себя хоть немного его блеска.

Это внешняя сторона визита избранного президента Франции. Однако это событие, главным образом, представляет интерес с точки зрения предложенных Макроном реформ еврозоны, которые должны дать новый импульс европейской интеграции и преодолеть кризисные явления в Евросоюзе. В последние годы Европейский союз столкнулся с чередой проблем: евро- и долговой кризис, миграционный и пограничный кризис, террористические атаки фанатиков-исламистов и, наконец, выход Великобритании из ЕС. В этой связи Макрон заявил, что он будет добиваться «исторической реконструкции Европы и еврозоны». Он всюду подчеркивает, что Франция и Евросоюз должны восстановиться в течение его пятилетнего президентского срока. Иначе будет открыт путь «экстремизму», который сокрушит единую Европу.

«Путь восстановления» лежит через реформы, которые возможны через сотрудничество двух ведущих держав Евросоюза — Франции и Германии. На совместной пресс-конференции, состоявшейся после переговоров, Меркель и Макрон изо всех сил старались подчеркнуть, что они будут сотрудничать. Но при этом было замечено, что ни один из лидеров не обратился к другому по имени, как это принято в Евросоюзе. Хотя каждый был подчеркнуто внимателен друг к другу. Это уже четвертый французский президент, с которым после 2005 года имеет дело Меркель на канцлерском посту. Несоответствие в опыте между двумя лидерами было настолько очевидным, что Меркель посчитала необходимым заранее предупредить о том, что она не будет вести себя с новым обитателем Елисейского дворца как «знающая все», но внимательно выслушает его.

Впрочем, нельзя сказать, что сам Макрон — новичок в германо-французской политике. Между 2012 и 2014 годами, будучи министром в кабинете у президента Олланда, он активно участвовал во франко-германских дискуссиях о том, как создать более глубокую экономическую интеграцию в ядре еврозоны. Уже подмечено, что назначенный Макроном новый премьер-министр Франции — Эдуар Филипп свободно говорит по-немецки. Прежний французский посол в Берлине Филипп Этьен теперь станет старшим советником по политическим вопросам Макрона. Германские приоритеты Парижа подчеркнуто выставляются на первый план.

Сама же Германия смотрит на Макрона одновременно с надеждой и скептицизмом. В немецкой прессе радость по поводу избрания Макрона президентом Франции быстро сменилось критикой в отношении предлагаемых им европейских реформ. Так, например, германский еженедельник Der Spiegel 13 мая даже вышел с портретом нового президента Франции на обложке и саркастической подписью: «Дорогой друг. Эммануэль Макрон спасает Европу, а Германия должна платить за это». В выступлении перед руководством ХДС Меркель сообщила, что она не собирается менять «свой подход» только потому, что во Франции избран новый президент. Сразу же после этого ее пресс-секретарь выступил с заявлением о том, что правительство Германии не является сторонником еврооблигаций, которые, якобы, собирается по примеру Олланда продвигать Макрон.


«Дорогой друг. Эммануэль Макрон спасает Европу, а Германия должна платить» 

С другой стороны, Меркель не хочет и осложнять жизнь новому президенту Франции. Избрание Макрона пришлось на время, когда ее собственное влияние в Европе оказалось на исходе. В глазах большого количества европейцев и немцев в том числе Меркель остается «канцлером бюджетной экономии», открывшей ворота Европы перед инокультурными беженцами. Поэтому не случайно, что во время визита Макрона немецкое руководство показало адресованные Парижу ободряющие жесты. Канцлер Меркель и ее главный заместитель — министр финансов Вольфганг Шойбле перед важными переговорами с французским президентом заявили, что они готовы проявлять гибкость в попытках решить экономические проблемы Франции. Канцлер подчеркнула, что немцы не должны выступать главными, т. е. признала, что нужно прислушиваться к французским пожеланиям. До какой степени готова пойти по этому пути Меркель — не ясно.

В интервью еженедельнику Der Spiegel министр Шойбле признал, что положительное сальдо торгового баланса Германии только с Францией составляет € 35−38 млрд, и это слишком много, по его мнению. Шойбле подтвердил, что существует потребность в трансфертах между более богатыми и бедными государствами ЕС. «Сообщество не может существовать без сильного поручительства за более слабых», — сказал он. В свою очередь, Меркель на прошлой неделе на деловом ужине в Дюссельдорфе заявила, что готова рассмотреть бюджет еврозоны на 2018 год, «чтобы помочь странам, которые хотят реформироваться». Подобного рода заявления следует рассматривать, как ободряющие жесты в адрес Парижа. Более сбалансированные отношения между Германией и Францией могли бы положить конец заработанной Берлином в последние годы репутации для Германии как «эгоистичного европейского гегемона».

Главным итогом первой встречи Макрона и Меркель стало заявление германского канцлера о том, что, по мнению Берлина, возможно внесение изменений в основополагающие соглашения ЕС в рамках процесса реформирования Евросоюза. Меркель сказала, что лично готова к рассмотрению подобных изменений. Макрон в ответ сказал, что «изменение договора долгое время было французским табу», но это изменилось после того, как он стал президентом. Ранее в Берлине с осторожностью относились к планам французского президента реформировать европейские соглашения. «В данный момент изменения в европейском договоре нереальны», — отметил накануне визита Макрона в Берлин официальный представитель министерства финансов Германии. Таким образом, налицо — кардинальная подвижка в позиции Берлина по ключевому вопросу.

Заявление о возможности изменения базовых договоров ЕС с заметным раздражением было встречено в Великобритании. Ведь до референдума предложения премьера Кэмерона о реформе Евросоюза неоднократно отвергались с аргументом о том, что изменение базового договора в принципе невозможно. Как оказалось, невозможным оно было в отношении понижения уровня интеграции, а не повышения. В этой связи наиболее откровенно в своем комментарии к франко-германской встрече в Берлине выступила британская Financial Times. В нем были высказаны опасения, что возрождение «франко-германского лидерства» в Евросоюзе поставит Великобританию в «непростое положение» в условиях Brexit и после него. Крепкая Европа с четким руководством всегда была и будет проблемой для Британии. «Никто в Великобритании не скажет такого вслух, но единожды решив выйти из состава ЕС, в ее стратегических интересах добиться паралича или развала Евросоюза», — написали в Financial Times.

Британские политики якобы еще не осознали, какие трудности для них создает избрание Макрона. Динамизм Макрона, утверждается в британском издании, скорее всего, приведет к более тесным связям между Францией и Германией. Британские же дипломаты надеялись играть на разногласиях между Францией и Германией в надежде обеспечить более благоприятные условия по Brexit. Теперь Британия имеет перед собой единый фронт Франции и Германии.

Однако существуют определенные сомнения в том, что берлинская встреча стала определяющей в деле восстановления франко-германской оси. Дело в том, что избрание Макрона во Франции стало фактором во внутригерманской политике. Франция дала пример, что проевропейская избирательная кампания может принести голоса избирателей. Собственная избирательная кампания в Германии уже началась. И канцлеру Меркель предстоит пройти между евроскептической AFD справа и левоцентристской СДПГ слева. При этом кандидат от СДПГ Мартин Шульц представляет себя самым настоящим проевропейским кандидатом. Поддержка программы реформ Макрона в настоящий момент прямо связана с германскими выборами, т. е., возможно, имеет только тактическое значение для Меркель и руководства ХДС.

Публичные требования Макрона в Берлине воздействуют на германские выборы, которые пройдут через четыре месяца. Соревнующаяся с ХДС СДПГ пытается представить себя в качестве истинного союзника Макрона. Так, например, французского президента в аэропорту в Берлине почему-то встречал вице-канцлер и министр иностранных дел Зигмар Габриэль (СДПГ), что явилось серьезным отходом от протокола. Сам Габриэль добивается ослабления политики бюджетной экономии, проводимой в Евросоюзе дуэтом Меркель — Шойбле. В своей статье в Spiegel он предложил вновь подумать об этой проблеме и быть открытыми для франко-германского компромисса по валютному союзу. В представленном в Берлине на прошлой неделе СДПГ политическом документе под названием «Élysée 2.0: Новый импульс для германо-французского сотрудничества», прямо отсылающим своим заголовком к реформистским усилиям Олланда в 2012 году, социал-демократы возвращаются к идее налога на финансовые транзакции в Евросоюзе, к повышению корпоративного подоходного налога, а также к предложению превратить Европейский механизм стабильности (ESM) в европейский инвестиционный фонд, аналогичный МВФ. Все эти предложения явно идут в русле «европейских идей» Макрона. Социал-демократы очевидным образом нацелились на то, чтобы привлечь президента Франции на свою сторону в ходе избирательной кампании в Германии или, по крайней мере, продемонстрировать большую открытость предложениям молодого и «прогрессивного» президента Франции.

Пока что происходящее в отношениях Берлина и Парижа следует трактовать следующим образом. Соглашение между Макроном и Меркель является лишь предварительным условием, что в Европе будет какое-то движение в направлении реформирования еврозоны. В Берлине было объявлено, что Германия и Франция разработают совместный план по реформированию ЕС. Для этого в июле будет организована встреча советов министров двух стран, которая начнет подготовку «дорожной карты» реформ Евросоюза и еврозоны.

Но вряд ли стоит серьезно говорить о каких-либо реформах до парламентских выборов в Германии и формирования нового немецкого правительства. В этом плане ситуация в Германии должна окончательно определиться где-то в ноябре 2017 года. А пока что ХДС отказался инициировать переговоры с Парижем по бюджету еврозоны на 2018 год до того, как Франция начнет масштабные реформы и сократит уровень своего бюджетного дефицита до необходимой нормы. Реформы же, которые предлагает Макрон Франции — рынка труда или системы образования, могут быть реализованы только при наличии президентского парламентского большинства. Это пока проблематично. Напомним, что решающие в этом отношении для Макрона парламентские выборы во Франции запланированы на 11 и 18 июня 2017 года.

На практике, нынешние пожелания Парижа к Берлину сводятся к просьбе уменьшить цену необходимых реформ во Франции. После встречи с Меркель Макрон продемонстрировал готовность следовать требованиям Берлина. Возможно, это была «домашняя заготовка» уступок. Макрон подчеркнул, что он не поддерживает введение еврооблигаций, против чего особенно яростно выступали в Берлине после его избрания. Вместо этого Макрон выступает за необходимость «инвестиций», под которыми, разумеется, подразумеваются германские инвестиции в экономику Франции. В этой связи идея немецкой инвестиционной программы, работающей, в том числе, на Францию, может выступить в качестве экономического двигателя для дальнейшей интеграции еврозоны. Однако здесь последнее слово остается за немцами, которые пока руководствовались лишь соображениями повышения собственной прибыли в экспортной экономике. В подобной логике в Германии до последнего момента полагали, что Франция должна жить в соответствии со своими обязательствами и возможностями.

По этой причине даже во Франции скептически смотрят на амбиции Макрона перестроить Европу ценой реформирования социально-экономической системы Франции за германский счет. Поэтому данное в Берлине обещание Макрона германскому руководству стать «прямым, откровенным и конструктивным партнером» может быть не выполнено.

Источник: EADaily

Автор: Дмитрий Семушин

Теги: Меркель, Макрон, Политика, Франция, Германия, Международные отношения, Аналитика, Экономика, Миграция, ЕС, Великобритания, Brexit, Реформы