Сегодня: 16 декабря 2018
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Добрая Англия нового времени (Исторический ликбез)

Добрая Англия нового времени (Исторический ликбез)

21.03.2018
Теги: Англия, Испания, Политика, История, Великобритания, Экономика, Пираты, Война, Корабли, Флот

Могущественная Испания, захватив в XVI веке огромные территории богатые серебром и золотом на Американском континенте (Новом Свете) запрещала всем европейским судам (даже торговцам) приближаться к ее колониям и торговать с ними. Такой некоммерческий диктат католического Мадрида обеспечивался самой сильной сухопутной армией в Европе и самым большим флотом того времени.

Почти во всех частях света и на многих торговых путях английские купцы сталкивались с могущественной испанской державой, господствовавшей на морях и запрещавшей им участвовать в торговле с Новым Светом. Англичане наряду с другими европейцами (французами и особенно голландцами) бросили вызов всемирной католической империи Филиппа II. Характер этой борьбы сразу же принял для англичан национально-религиозный формат: это была борьба отстаивающих свое право на существование протестантов англичан против диктата и попытки установления всемирной католической империи феодально-абсолютистской Испании.

Осознавая свою слабость на море, и не имея колоний в Новом Свете, английское правительство стало широко использовать практику морского разбоя в борьбе с морской и колониальной гегемонией Испании в Новом Свете. Пиратство вскоре приобрело поистине общенациональный характер и масштаб.

Любопытно, что организация пиратски-коммерческих экспедиций проходила за счет паевых взносов любых «акционеров», участвовавших в сверхприбыльном бизнесе: от простых купцов и моряков до депутатов парламента, титулованной знати, членов правительства и, наконец, самой королевы. По завершении экспедиций акционеры получали свою долю прибыли в зависимости от сделанного взноса. Отчаянная смелость и военная изобретательность английских корсаров-торговцев соседствовали с удивительной предприимчивостью в ведении их рискованного «бизнеса».

Особенно славились своей смелостью и находчивостью «корнуэльские джентльмены удачи». В 60-е – 70-е годы гремело имя Джона Хокинса. Метод его торговли был очень простым: он внезапно появлялся в гавани и наводил на город пушки. После этого «торговля шла очень бойко». (Н.А. Ерофеев) За Хокинсом потянулись и другие «джентльмены удачи», совмещавшие в своей деятельности морской разбой, торговлю и работорговлю с географическими открытиям: Ф. Дрейк, Т. Кавендиш, М. Фробишер, У. Рэли и т.д.

Особенно прославился Френсис Дрейк, свершивший второе после Магеллана кругосветное плавание в 1577–1580 гг. Когда готовился поход Дрейка, королева Елизавета, негласно участвовавшая в финансировании его экспедиции, поклялась отрубать голову всякому, кто известит о нем испанцев. Ему удалось через Магелланов пролив проникнуть в Тихий океан и ограбить наряду с богатыми галеонами испанские колонии в Чили и Перу, захватив много золота, серебра и жемчуга. В трюмах его (Ф. Дрейка – В.Б.) «Золотой лани» лежали сокровища, которые в переводе на современные деньги составляли от 2 до 3 млн фунтов стерлингов (Н.А. Ерофеев).

Королева Елизавета достойно наградила «подвиги» пирата: сама взошла на корабль Дрейка и возвела его в рыцарское достоинство. Прибыль акционеров, финансировавших самую удачливую экспедицию правления Елизаветы I, составила 4700 %. Из захваченных Дрейком сокровищ королева (60 % добычи принадлежало государству) смогла выплатить весь внешний долг Англии и покрыла дефицит бюджета.

Оставшиеся 40 тысяч фунтов Елизавета выгодно вложила в Турецкую компанию, основанную для торговли с Османской империей (Е.А. Заплава., Ж.В. Петрунина., А.Д. Табацкий). Удачное вложение капитала полученного далеко не честным путем! Деньги не растрачиваются, они все время должны приносить еще больше денег – таков закон накопления капитала. Английская, а затем и британская империя изначально формировались как тесный альянс частно-коммерческого и государственного капитала, как некая частно-государственная мегакорпорация. В этом и заключалось ее главное отличие от «государственнических» империй Востока и России.

После такого ущерба казне открытая война с Испанией стала неизбежной, и она началась в 1585 году. Блестящий мореход Уолтер Рэли, по совместительству (поэт, писатель, историк и наконец, любовник самой королевы Елизаветы I) захватывает в 1585-1586 гг. немало испанских военных кораблей со знатными испанскими чиновниками на борту. Причем выкуп за каждого знатного пленного испанца он получает огромный, золотом равное количеству «живого веса» каждого из них. В одночасье, разбогатев, Рэли щедро делится с королевой, становясь при этом ее любовником, и получает дворянский титул.

Ненавистный испанцам Дрейк с эскадрой в 21 корабль опустошает испанские города в Вест-Индии. А в 1587 году, ворвавшись в город Кадиса, уничтожает там до 30 судов, предназначенных для морского похода «Непобедимой армады» против Англии. Наконец, в генеральном сражении в проливе Ла-Манш в 1588 году английский флот (одним из адмиралов в этом сражении был кипучий Ф. Дрейк) встречается с тяжелыми испанскими кораблями «Непобедимой армады» в составе 130 судов.

В отличие от испанцев, большую часть английского флота составляли частные купеческие и пиратские суда, присланные различными городами Англии, с опытными и хорошо обученными моряками. Мощь испанских неповоротливых галеонов водоизмещением до 1500 тонн уступает быстроходности и маневренности английских судов, к тому же имевших больше пушек. Разгром испанского флота был впечатляющим, а жесткая морская буря довершила ее разгром. Выброшенные на берег испанцы числом более 5 тысяч были пленены англичанами.

С гибелью армады было подорвано морское могущество Испании. Господство на море стало переходить к Англии и Голландии, что открывало перед ними возможность осуществить большие колониальные захваты и ускорить посредством грабежа колоний процесс первоначального накопления и развития капитализма. В 1596 году английские корабли вновь разгромили испанский флот в гавани Кадиса.

На пиратски-коммерческие промыслы во время войны с Испанией в 1585–1604 гг., ежегодно снаряжалось от 100 до 200 кораблей для нападения на испанцев в морях и океанах. Ежегодная добыча составляла, по меньшей мере, 200000 фунтов стерлингов (Н. Фергюсон). Однако этот бизнес становился все более опасным и менее доходным: испанцы постепенно научились защищать свои сказочно богатые галеоны, отправляя для их защиты целые военные флотилии. К тому же в правление английских королей-католиков Якова I (1603-1625) Карла I (1625-1649), Англия стремилась воздерживаться от недружественной политики в отношении Испании.

Но от пиратства англичане не собирались вовсе отказываться и, хотя его масштабы уменьшились, этот доходный «бизнес» впоследствии переместился на колониальную периферию Англии – Вест-Индию. Там он в XVII в. процветал, причем все больше на страхе и риске частных лиц, а не короны. Но как только после свержения Стюартов в Англии отношения с Испанией приобрели вновь конфронтационный характер, английское правительство благосклонно смотрело на пиратское ремесло своих подданных, зачастую преступников и по английским законам.

Достаточно вспомнить знаменитого вождя английских карибских пиратов Генри Моргана, который за свои «подвиги» (разграблении испанских городов Порто-Белло, Маракайбо, Панамы и др.) удостоился назначения на должности вице-адмирала, коменданта гарнизона Порт-Ройала, судьи Адмиралтейского суда, мирового судьи и даже вице-губернатора Ямайки. Впрочем, это было последнее проявление высокой монаршей милости к ремеслу морского разбоя, эпоха пиратов уходила в прошлое и наступала эпоха более «законного» вооруженного предпринимательства на море – частного приватирства, или каперства.

Например, даже спустя два века, в начале XIX столетия приватирством были заняты несколько сотен судов под британским флагом. Причина, по которой в английских правительственных кругах был утерян интерес к английскому морскому разбою против ненавистной Испании, проста. Английский военный и торговый флот превзошел испанский, а в самой Англии государственный и общественно-коммерческий интерес оказался ориентирован в сторону создания собственных колоний. А в этом случае, собственные пираты оказались не нужны, они только мешали строительству величайшей британской колониальной империи и морской торговле.

С конца XVII века английский королевский военный флот стал везде преследовать и бороться с пиратами, включая и своих подданных. Они выполнили для Англии свою историческую миссию и теперь были объявлены вне закона.

Вячеслав Бакланов


К началу XVII столетия все удобные пути к Индии и торговля с колониями, которые лежали на этом пути, оказались в ведении Иберийской (испано-португальской) унии. И Британию, естественно, это не устраивало. Конечно же, можно было по старинке начать очередную войну, но англичане поступили хитрее.

Торговая кампания вместо войны

И португальцы, и испанцы эксплуатировали туземцев по одной системе: торговлю вело исключительно правительство, поэтому грузы могли перевозиться только на правительственных кораблях, за что взималась большая плата. При этом кораблей было немного, а в самой метрополии товары могли храниться лишь на дорогих правительственных складах. В результате потребности Европы не удовлетворялись, а цены на колониальные товары были сильно завышены.

Новые морские державы Голландия, Франция и Англия хотели изменить установившийся порядок, но ввязываться в войну в их планы не входило. Монархии предпочли отдать дело в руки своих подданных, наделив их до поры до времени широкими полномочиями и поддержав военными силами. Так Ост-Индская компания возникла сначала в Англии (1600 г.), затем в Голландии (1602 г.) и во Франции (1664 г.). Конечно, желающих откусить от индийского пирога было значительно больше, но именно эти три державы вели основную борьбу.

Французы ушли из Индии уже в 1769 году после столкновения с Британской Ост-Индской компанией. Голландская компания успела побывать самой богатой в 1669 году и вытеснить португальцев и англичан из Индонезии, но приблизительно через сто лет проиграла войну Британской империи и в итоге объявила о банкротстве в 1798 году.

Английская (а после Британская) Ост-Индская компания, учрежденная Елизаветой I с правом монопольной торговли на всем восточном пространстве (от мыса Доброй надежды до Магелланова пролива), просуществовала почти 300 лет (до 1874 г.), пока не перешла под полный контроль британской короны. В результате все преступления англосаксов в колониях теперь ассоциируются не с Британской империей, а с Ост-Индской компанией. Очень выгодная позиция.

Преступление первое: грабеж

Британская Ост-Индская компания для англичан стала безопасным средством экспансии. Расширение зоны влияния проводилось в разных форматах: индийские князья могли вести свою деятельность только с ведома компании, а индийцы содержали британскую армию, за что Ост-Индская компания любезно защищала коренное население. Князьям разрешали не платить субсидии только при условии наделения англичан полномочиями по сбору налога с княжеских земель. Однако тут британское правительство лукавило и отнимало земли за «дурное управление» или неуплату налогов. За отказ от выполнения субсидиарного договора индийскому князю грозила война.

В целом после завоевания большей части Индии только за 15 лет британцы вывезли богатств на сумму около миллиарда фунтов стерлингов. Полученные Ост-Индской компанией деньги пошли на кредиты для британских парламентариев, отсюда такая лояльность со стороны парламента.

Теперь мы знаем, за чей счет и на какие деньги совершалась промышленная революция в Англии.

Преступление второе: геноцид

Руководство Ост-Индской компании очень хорошо разбиралось во внутренних конфликтах Индии и понимало, что они ослабляют единство страны. Знали англичане и о высоком уровне развития ремесла и торговли, в первую очередь в Бенгалии. Поэтому неудивительно, что для расширения масштабов производства армия компании под руководством Роберта Клайва напала на бенгальскую территорию.

Одержав победу, Ост-Индская компания сразу присвоила себе все деньги и драгоценности из казны завоеванной страны. Это в очередной раз умножило ее капитал и позволило заниматься еще более крупными торговыми операциями.

В Бенгалии компания, преследуя все те же цели увеличения прибыли, распределила местных ремесленников между всеми владениями британцев и заставила их отдавать свою продукцию по заниженным ценам, что, кстати, не избавляло население от уплаты повышенного налога.

Страшным результатом такой разрушительной политики была гибель миллионов бенгальцев. В 1769-1770 гг. от недоедания умерли от 7 до 10 миллионов человек, а десятью годами позже, когда ситуация снова обострилась, голод унес жизни еще несколько миллионов.

Деятельность Британской Ост-Индской компании способствовала только деградации индийцев: они разорялись, их традиционные ремесла угасали, земледелие приходило в упадок. Всего за период господства компании в Индии умерли 40 миллионов местных жителей.

Преступление третье: опиумные войны

Однако Британская Ост-Индская компания губила не только Индию и ее коренное население.

В 1711 году компания основала свое торговое представительство в китайском Гуанчжоу для закупок чая. Однако скоро покупать что-либо за серебро у конкурентов в Азии стало невыгодно. И тогда Ост-Индская компания основала «Китайскую внутреннюю миссию», которая преследовала вовсе не благородную миссию пристрастить китайских крестьян к опиуму, плантации которого возделывались в захваченной компанией Бенгалии.

В результате пропаганды курения опиума в Китае появился огромный рынок сбыта, который и заполонила Британская Ост-Индская компания. В 1799 году китайское правительство запретило ввоз опиума, но компания продолжала поставлять его контрабандной, по 900 тонн в год. Когда к концу 1830-х императорский двор был перепуган тем, что наркотик употребляли уже даже стражи порядка, а поставки опиума составляли 1400 тонн в год, то за контрабанду была введена смертная казнь.

После уничтожения партии опиума в 1188 тонн (1839 г.) китайский губернатор предложил англичанам сделку: чай в обмен на добровольно сданный наркотик. Многие согласились, причем каждый дал подписку о том, что не будет больше торговать опиумом на территории Китая.

Схема наркоторговли начала разрушаться, что затронуло интересы не только отдельных лиц, но и всей Британской империи. Уменьшение английских кошельков послужило поводом для начала Первой опиумной войны, по итогам которой импорт наркотика был легализован, а деградация и масштабное вымирание китайского населения продолжились.

Русская семерка