Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

10.11.2017

Игумен Виталий (Гришин): «Болезнь – милость Божия»

Игумен Виталий (Гришин) более двадцати лет прожил на Святой Горе Афон, служил настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Чебоксарах; ныне служит в московском храме Державной иконы Божией Матери в Чертанове. Мы познакомились с ним в отделении нефрологии ЦКБ № 1 ОАО «РЖД», где он проходил лечение. Большой, седовласый, с кроткими глазами, отец Виталий – это пастырь добрый, который помогает осознать смысл страданий, понять, как можно не возроптать на Бога, заболев такой неизлечимой болезнью, как сахарный диабет.


Игумен Виталий (Гришин). Фото автора

Меня к небу тянуло

– Отец Виталий, как давно вы болеете диабетом?

– Больше десяти-одиннадцати лет. У меня смешанный тип диабета: и первый, и второй. Я сам колю себе инсулин, таблетки принимаю, диету держу, в общем, всё, что могу, делаю.

– Вы родились в верующей семье?

– Да, я родился в верующей рабочей семье на Дальнем Востоке, в Амурской области. Наш город Свободный раньше назывался Алексеевском – в честь Цесаревича Алексея, сына Императора Николая II. Они когда-то проезжали здесь, и в честь этого события был назван город и построен храм во имя святителя Николая, Мирликийского Чудотворца. В этом храме меня крестили, здесь началась моя духовная жизнь. Моя бабушка была церковной певчей, и мы в храме молились. Она пела, пока были силы. Бабушка родилась в 1900 году и об очень многом мне рассказывала. А ей ее мать рассказывала про прадеда, который был на Балканской освободительной войне рядовым солдатом. 20 лет он служил за всех братьев, но всегда с молитвой. Он наизусть знал Священное Писание. И Господь дал ему дар предсказывать будущее – он знал, когда помрет.

Комсомольцы придут в храм, посмотрят: нет никого молодых, одни старички – и уходят. А я в алтаре – помогаю

– А ваша мама верующая?

– Мама тоже верующая. Все члены нашей семьи были верующими, но они работали, им некогда было ходить в храм, потому что нас восемь человек было. Тогда верующих притесняли. Отец Владимир, настоятель нашего храма святителя Николая, когда видел, что я пришел, забирал меня в алтарь, чтобы я читал там записки, кадила подавал ему. Комсомольцы придут, посмотрят: нет никого молодых, одни старички – и уходят. А я в это время помогал, алтарничал. Батюшка меня причащал, а после службы звал к себе. Мы с бабушкой вместе у него там кушали, чай пили, после чего он приглашал еще приходить помогать ему. На дорогу денежек давал. Царствие ему Небесное, уже упокоился. Он мне и книжки давал духовные читать, потому что раньше не было нигде этих книг. Даже «Журнал Московской Патриархии» нельзя было найти – только по подписке. Икон не было, ничего не было.

– Вы с детства хотели стать священником?

– Нет, такого не было. Просто бабушка меня водила в храм, и я знал, что надо молиться Богу. В детстве я был любознательным мальчиком. Занимался в разных кружках: и в судомодельном, и в строительном, и самолеты мы строили. К небу тянуло. Летчиком хотел быть. Но Господь по-Своему повел, Сам всё устроил. Когда школу закончил, мама говорит: «Надо же дальше учиться. Куда пойдешь?» В то время о семинарии еще разговора не было, потому что я знал: если пойдешь в семинарию, тебя заберут в армию. Надо было армию отслужить, а потом уже решать, куда дальше. А до армии надо было куда-нибудь поступить учиться. Родные говорили, что строителям всегда почет, и квартира будет, и ты всегда нужен будешь: надо же людей обеспечить квартирами. И вот мама благословила меня на строителя идти учиться. В строительном техникуме выучился, диплом на отлично защитил, и меня старшим инженером-конструктором на завод послали. После защиты диплома два года надо было отработать. Поработал я полгода, а потом в армию забрали. Армия считалась моей отработкой, и на заводе надеялись, что я буду конструктором в конструкторском бюро.

Меня ждали на заводе, должны были мое место держать, пока я в армии служил. Но я сказал, что уезжаю в Иркутск, место освобождаю. Я был свободен в своем выборе, куда ехать. Господь повел Своими путями. Главное – думать о спасении души, а Господь Сам Своими неведомыми путями приведет нас ко спасению.

– С отцом Владимиром вы обсуждали, куда идти после армии?

– В армии я переписывался с батюшкой, но особых разговоров не было о том, как быть дальше. Он говорил: «Отслужишь армию, а там будет видно». Когда владыка Иркутский Вениамин (Новицкий) приехал в наш приход и спросил, есть ли кандидат в священство, батюшка ответил: «Есть у меня духовное чадо, кончает срок службы в армии, приезжает в наш город». Владыка говорит: «Если приедет, ты его направь ко мне».


Знаменский собор, Иркутск

Отслужил я армию, и батюшка написал владыке Вениамину, который отбирал молодых иноков, рекомендательное сопроводительное письмо. Я приехал в Иркутск. Владыка назначил меня чтецом и зачислил в штат своим иподиаконом. Я помогал ему служить до 1973 года. Служили мы в иркутском Знаменском соборе. Первая служба была в декабре, на Знамение Божией Матери. Позже я был настоятелем чебоксарского храма в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших».


Вениамин (Новицкий), архиепископ Чебоксарский. Фотография. Кон. 60-х гг. XX в.

– А как оказались в Чебоксарах?

– Туда в мае 1973 года перевели из Иркутска владыку Вениамина, и я поехал с ним в новую епархию как его келейник. Первая служба владыки в Чебоксарах была на Троицу. В 1974 году меня рукоположили в диакона в день памяти князя Владимира. Продолжая служить диаконом, заочно учился в Московской духовной семинарии. В 1976 году на Покров Божией МатериГосподь призвал владыку Вениамина в Царство Небесное. Он прошел сталинские лагеря и ссылки, пострадав за веру православную. Слава Богу, милостью Божией живой вернулся, и Господь меня к нему привел.

После кончины владыки Вениамина на Чебоксарскую кафедру временно был назначен владыка Иоанн (Снычев). Он предложил мне поехать с ним в Куйбышев в качестве келейника и секретаря. Но через два месяца его освободили и назначили нового владыку. Чебоксарское епархиальное управление возглавил владыка Варнава – ныне митрополит Чебоксарский и Чувашский. И я попал к нему. Так что мы предполагаем, а Бог располагает.

Афон

– Пригодились вам знания, полученные в строительном техникуме?

– Конечно, мне это пригодилось, когда я занимался реставрацией нашего Свято-Пантелеимонского монастыря на Афоне. Греческое правительство выделяло деньги, организовало компанию «КЕДАК» по реставрации афонских монастырей. Некоторые греческие инженеры учились в России и знали русский язык. Когда их назначили в наш монастырь, они удивлялись: как так – монах и вдруг инженер-конструктор? И вот мы вместе с ними разрабатывали проект реставрации нашего монастыря.

Греческие инженеры удивлялись: как так – монах и вдруг инженер-конструктор!

– Вам очень хотелось жить на Святой Горе, на этом «острове молитвы»?

– Об этом мечтают не только монахи. Чтобы на Афон попасть, надо усиленно молиться Божией Матери – Игумении Афонской Горы. Афон – это колыбель, в которой я начинал монашескую жизнь. Прожил на Святой Горе 20 лет – и хотел бы всегда там пребывать и окончить в том месте свой земной путь. Если будет благословение вернуться туда, я с радостью поеду и проведу на Афоне остаток дней в трудах и молитве. Сейчас езжу на Святую Гору два раза в год на неделю, потому что на больше не отпускают: после Пасхи и после Покрова.


Пантелеимонов монастырь (Афон)

– А как вы попали на Афон?

– В 1976 году я узнал, что патриарх набирает иноков для поддержки Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, и подал прошение о желании поехать на Афон. В 1977 году в праздник Саввы Освященного, 18 декабря, владыка Варнава рукоположил меня в священники. В апреле 1978 года я получил патриаршее благословение, чтобы меня постригли в монахи. После пострига дали визу на Афон. Это было 17 мая 1978 года. А 21 мая, на праздник святителя Николая, я уже служил в Покровском соборе Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. Вместе со мной владыка Варнава постриг отца Силуана из Чебоксар. Он уже отошел ко Господу. Именно с ним мы приехали на Афон. Кроме нас в монастыре жили отец Николай (Генералов) из Рязани, отец Силуан и отец Никон из Молдавии (они до сих пор живут на Афоне).

На Афоне я полгода служил и в Ватопедском монастыре в келье святого Модеста. Там у меня были друзья. У них не хватало священников. В то же время я ходил в келью святого Димитрия Солунского, которая тогда строилась. Там тоже служил один мой хороший знакомый. Я служил и там, и у святого Модеста.

Позже по просьбе владыки Варнавы я приехал в Чебоксары и помогал ему с 2000 до 2010 года. Меня назначили духовником трех монастырей – двух женских и одного мужского – и помощником духовника всей Чебоксарской епархии – отца Геннадия, а также настоятелем собора в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Там я служил девять лет и получил инфаркт от перегрузок. Лежал в больнице. После этого я попросил владыку отправить меня на Афон. Он меня отпустил. Дал письмо, что я освобождаюсь от настоятельства.

Бог дает силы на служение и в Москве, и в монастыре под Петербургом

– Почему вы уехали с Афона?

– В келью святого Димитрия Солунского приехали мои друзья. Мы отслужили Литургию, причастились и поехали поклониться святому Спиридону Тримифунтскому на остров Корфу. Помолились и пошли на башню – там есть большая крепость. Это было в ноябре 2012 года. Было холодно, сильный ветер, ливень. Я простыл, и у меня воспалились почки. С температурой 42 градуса меня привезли в Москву и поместили в ту больницу, где мы с вами познакомились. После лечения я поехал к игумену Митрофану (Гудкову), лаврскому монаху, настоятелю московского храма Державной иконы Божией Матери в Чертанове.

И вот он говорит мне: «Можешь помочь? У нас в храме священников почти не осталось: один умер, другого перевели…» Мы пошли в Патриархию, и там владыка Истринский Арсений – секретарь патриарха – благословил меня в этом храме помогать. Я съездил и в Переделкино к духовнику отцу Илию (Ноздрину) – он был раньше у нас в Пантелеимоновом монастыре духовником, – и батюшка Илий тоже меня благословил помогать здесь, в Чертанове. Вот поэтому я и стал служить на приходе храма Державной иконы Божией Матери.


Храм Державной иконы Божьей матери в районе Чертаново Северное

Храму уже больше десяти лет. Приход очень большой, в значимые праздники у нас бывает до 2000 человек. На Рождество, на Крещение народу очень много, иногда люди не помещались в храме и уходили в другие церкви, потому что было холодно и на улице стоять было невозможно. Помимо этого верхнего, у нас есть еще нижний храм, где по воскресеньям служится ранняя Литургия в 7 часов. А в верхнем храме в 9 часов служится поздняя Литургия. И народу битком что в нижнем, что в верхнем храме. На ранней я исповедовал, причащал, сам причащался, а на поздней я только исповедовал и выходил с Чашей причащать.

– Вы же еще являетесь духовником в женском монастыре под Санкт-Петербургом…

– Да, в этом маленьком монастыре всего 15 насельниц вместе с послушницами. Игумения там матушка Илариона. Матушки старенькие, молодых почти нет, священников тоже мало, приходится им помогать. Этому монастырю уже около десяти лет. Он находится в поселке Ленинский под Выборгом. Рядом поселок Репино, недалеко Комарово. Это курортная зона. У монастыря есть подворье в Санкт-Петербурге – храм святого Андрея Критского.

– То есть, несмотря на болезнь, вы постоянно ездите из Москвы в Петербург и обратно, чтобы служить?

– Да, Бог дает на это силы. Но и лечиться приходится иногда. Как-то у меня спину прихватило, и я лег в больницу святителя Алексия Московского от Патриархии. Там священников лечат. Я лежал в ней две недели. Конечно, больница «РЖД» лучше, уровень лечения другой. Зато в той два храма прямо во дворе больницы, батюшка ходит, причащает всех желающих. В моей палате одного старичка покрестили даже. И на службы можно ходить в перерывах между процедурами.

Отчаиваться не надо ни в коем случае!

– В больнице вы видели моего брата-врача. У него диабет со множеством осложнений и хроническая почечная недостаточность. Он мог умереть еще 15 лет назад. Тогда ради него я впервые пришла в храм и начала воцерковляться. Но за эти годы брат так и не пришел к вере. Он всего два раза в жизни причащался в больнице. Крест не носит, ни с вами, ни с другими батюшками побеседовать не хочет, не причащается. Когда я говорю, что Господь поможет ему, отвечает: «Тебе же не помог»: 28 января 2013 года, когда я молилась о нем в больнице, полностьюсгорел наш дом, и мы с дочкой остались без угла.

Как мне помочь брату уверовать? Что тут можно сделать?

– Просто молиться – и всё. Брат думал, что он обратится к Богу – и чудо сотворится? Но ведь не бывает так всё время. Пути Господни неисповедимы. Мы не знаем, как Господь о нас заботится, по каким путям Он нас ведет. У одних, может, такое чудо происходит, у других, может, по-другому всё. Но Господь обо всех заботится – по-Своему. Нам этого не понять. Если Бог не помог, значит, всё? Ваш брат ошибается. Нельзя так. Мы не можем принимать эту аксиому, что раз попросил Бога, Он сразу и дал.

Ошибочно думать, что придешь к Богу – и сразу чудо сотворится. Господь заботится обо всех – но по-Своему

– Наоборот, получается, что Он постоянно что-то отнимает…

– Родненькая, это испытания. Помните Иова Многострадального? Не забывайте, что все в руках Божиих. Всё это Он нам дает для подготовки души к вечности. Это не значит, что Он нам всем даст блага, чтобы мы тут наслаждались жизнью и сразу туда могли попасть. Бывает по-разному. У одних так, а у других через страдания, отнимает потихонечку. И за всё надо благодарить Бога. А сколько в ссылке людей погибало за веру? Сколько их мучили? Сколько людей кровь проливали ради Царства Небесного? А мы сейчас какой крест можем понести, чтобы прийти в Царствие Небесное? И то, что нам Господь дает, надо принимать с благодарностью, потому что наша временная жизнь не заключается в том, чтобы быть в материальном счастье. Это всё временно, это всё уйдет. А с чем душа останется?

– Но я 15 лет прошу Господа, чтобы Он брата привел к вере, чтобы спас его душу. Он работал заведующим лабораторией клинических исследований. Не верит в Бога.

– Ну, это еще не конец. Родненькая, пойми, что бывают взлеты и падения. Так и тут. Может, ваш брат на время отступил, а потом Господь коснется его сознания, и он поймет, что совершил ошибку. Отчаиваться не надо ни в коем случае.


Игумен Виталий (Гришин)

– Есть ли какой выход? Как и о чем молиться?

– Господу молиться о спасении своей души, а там Господь Сам управит, как вам спасаться. Ситуация, конечно, непростая, но мы под Богом ходим, все в руках Божиих. Господь в любой момент может что-нибудь изменить, повернуть. Казалось бы, мы уже в стенку бьемся, уже всё – выхода нет, а Господь покажет, чудом выход сделает. И никто об этом ничего не знает.

– Батюшка, а что делать, если окружающие люди не понимают тебя, обвиняют и клевещут? Это так больно.

– О тех, кто нас огорчает, смущает, обижает, надо молиться, а не отвечать злобою на злобу. Здесь идет закалка добродетели любви к врагам, надо стараться сеять мир вокруг, ибо «блаженны миротворцы», как сказано в Евангелии. Многие люди, далекие от духовной жизни, не могут воспринять это душой и претерпевают искушения. Бог попускает искушения, чтобы проверить их добродетель. Любое доброе дело не бывает без искушения… Старцы, гонимые за правду, понимали, что это козни бесовские, что это Господь попускает им всяческие испытания для их совершенствования, и они молились за людей, не понимающих их подвигов. Так Господь укреплял их в вере, любви, ибо плод духовный рождается в долготерпении. Любовь не мыслит зла. Всё надо воспринимать с терпением, смирением, за все благодарить Бога. Всем тем, которые претерпели со смирением, Господь дает духовные дары – рассуждения, прозорливости, которыми они потом служат людям, спасая души.

– Брат давно ног не чувствует, ослеп, но при всех его болезнях много курит. И ничего с этим не поделаешь…

– Он сам должен прийти к тому, что это грех, что это убивает и что это ему не надо. А если ты будешь ограничивать его, так он другого найдет. Еще обозлится на тебя.

Надо помнить, что Господь слышит нас, но то, что Он делает, мы не можем понять сразу

– Олег болеет с шести лет. Вероятно, он к вере не может прийти, потому что инвалид с детства?

– Господь спасает нас Своими путями. Вот житие Пимена Многоболезненного. Он еще в детстве хотел быть монахом, а родители его не пускали. И он взмолился: «Господи, хочу быть монахом», и Господь ему послал болезнь. И было сказано: «Ты выздоровеешь только тогда, когда будешь умирать. Родители тебя отдадут в монастырь, чтобы за тобой ухаживали. А в конце жизни ты выздоровеешь, попрощаешься со всеми и умрешь. Так ты будешь спасаться в монастыре». И когда он заболел, родители кинулись искать помощь, а никто не может помочь. Они его в монастырь и отправили. Его постригли, и он стал монахом. Он лежал, молился, а потом Господь через него чудеса стал творить: Пимен стал других исцелять. Когда пришло время ему умирать, он выздоровел. Увидел родителей, попрощался. Они обрадовались, что он здоров…

Господь скорбями очищает нас, поэтому надо за всё благодарить Бога, ибо мы действительно не понимаем, как нас Господь ведет. А в конце мы начинаем понимать, что это хорошо, что Господь нас привел так. Не всё сразу бывает. Надо помнить, что Господь слышит нас и заботится о нас, но то, что Он делает, мы не можем понять сразу. Потому что пути Господни неисповедимы. Кто уразумеет ум Господень? Это невозможно. Это только святым дана такая возможность. Господь им открывает: как, чего и что. Вот преподобному Серафиму Саровскому было открыто. Пришли к нему две девушки. Одна хотела замуж выйти, у нее и жених уже был, и уже назначили день свадьбы. А другая хотела в монастырь пойти, потому что у нее никого не было. Первая говорит: «Батюшка, благословите, я замуж выхожу, а эта – в монастырь идет». А он наоборот всё сказал. Той, которая в монастырь: «Ты замуж выйдешь», а той, которая замуж собралась: «Ты в монастырь пойдешь». Они удивились: как так? Пришли домой. И вот свадьба, и вдруг прямо во время свадьбы жених умирает. А вторая знакомится на свадьбе с парнем, он предлагает ей руку и сердце, и она идет замуж. А та – в монастырь. Вот, пожалуйста. Бог святому всё открыл.

Господь хочет научить нас молиться

– Почему иногда очень быстро приходит помощь, а некоторые, особенно раковые больные, молятся годами, но почему-то помощь не приходит?

– Это Промысл Божий. Некоторых Господь хочет научить молиться, чтобы они привыкли к постоянной молитве. А то будут как неблагодарные псы: схватили кусок и убежали. Десять человек Господь исцелил, а один только вернулся поблагодарить Его. Так и у нас бывает в жизни: одним Господь сразу дает, а от других ждет, пока они не научатся молиться.


Игумен Виталий (Гришин)

– Как научиться каяться, чтобы очиститься от грехов?

– Плач покаяния о своих грехах постепенно возрастает в меру того, насколько мы очищаем свое сердце посредством молитвы, добродетели, посредством несения креста, который каждому дается от Господа. Если мы знаем, что Господь пребывает с нами и без воли Его и волос с головы не упадет, значит, всё, что случается с нами, следует принимать как Божие попущение для нашего вразумления, исправления, приобретения терпения, смирения и любви. Трудно исполнить заповедь, если не будет того обстоятельства, где эта заповедь должна применяться. В результате всего мы увидим свои немощи, грехи, у кого-то появится плач о своих грехах, то есть начнется искоренение грехов. Нам даны заповеди Божии, следуя которым, мы усовершенствуемся. Просто монахи живут в особых условиях, им сподручнее стяжать благодать Святаго Духа. Этому способствует монастырский устав и Иисусова молитва. А мирянам надо жить по Заповедям Божиим. Преподобный Серафим Саровский учил, что мирянам утром надо творить Иисусову молитву, а после обеда читать молитву «Богородице Дево, радуйся…» Надо трудиться и молиться, это всем доступно. Через молитву Господь дает нам возможность очищаться от грехов, видеть свои немощи, и так мы постепенно будем совершенствоваться и приближаться к Господу.

– А кому лучше молиться о тяжко болящих?

– Всегда нужно молиться Богу и Богородице! По мере возможности читайте молитвы великомученику и целителю Пантелеимону. Я всем молюсь – Божией Матери, святителю Николаю Чудотворцу, батюшке Иоанну Кронштадтскому, преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому, блаженной Матронушке… Богородичное правило читайте по возможности, если время есть у вас, канон за болящего… Как можем, так и молимся.

Главное, чтобы молитва была внимательная, не рассеянная. Нужно всех прощать, никого не обижать, благодарить Бога за всё, надеяться, что Господь поможет. Мы здесь гости временные на земле, поэтому, сколько нам жить, один Господь знает. Мы с собой на тот свет ничего не заберем: ни дом, ни машину, ни дачу. Голый родился – голый ушел. А болезнь – это милость Божия нам. В болезни человек начинает благодарить Бога за то, что Господь через болезнь его очищает. Он уже не так привязывается к земным благам, лишь бы душа была в теле. Господь спасает нас Своими путями. Вон святая блаженная Матрона вообще была слепенькая. Она же не роптала. И какие чудеса Господь через нее творил! А мы, слава Богу, ходим, видим.

Источник: Православие.Ru

Автор: С игуменом Виталием (Гришиным) беседовала Ирина Ахундова

Теги: