Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

26.05.2017

Можно ли реально помочь христианам на Ближнем Востоке?

Западному миру и России предстоят сложные решения.

Проблема сохранения христианства на Ближнем Востоке стала занимать прочное место в повестке глав Церквей, государств, политиков и экспертов. В конце ноября 2016 года патриарх Кирилл в эксклюзивном интервью RT по этому поводу говорил следующее: «Мне приходилось много раз возвышать свой голос от имени Русской православной церкви в защиту, можно сказать, гонимых христиан на Ближнем Востоке. Потому что из всех меньшинств более всего пострадали и страдают христиане. Цифры ужасают: полтора миллиона христиан в Ираке — теперь и 150 тысяч нет. Полмиллиона христиан в Сирии неизвестно куда исчезли. То ли они убиты, то ли они эмигрировали.

Но ведь Ближний Восток — это колыбель христианства, колыбель христианской культуры. И поэтому уничтожение христиан, изгнание христиан из этого региона представляется не только преступлением против веры, против человеческих прав и свобод, но и как цивилизационная катастрофа, потому что с исчезновением христианского населения все очень изменится в этих государствах. Если правители в этих государствах, в том числе и светские правители, были вынуждены учитывать присутствие христиан и выстраивать свою внутреннюю политику таким образом, чтобы соблюдать балансы, то теперь никаких балансов соблюдать не надо. И неизвестно, что вообще может происходить с остатками христианского населения в этих странах. Поэтому наша встреча с папой имела в центре своем озабоченность ситуацией на Ближнем Востоке. Причем это искренняя озабоченность, происходящая от нашего совместного убеждения в том, что нужно предпринимать решительные шаги и просто спасти христиан и, конечно, не только христиан. Важно, чтобы вообще кровопролитие остановилось. Я хочу, чтобы это было совершенно ясно. Речь идет обо всех страдающих. Не идет вопрос об исчезновении ислама в этих странах, но идет вопрос об уничтожении христиан».

И далее: «Совершенно очевидно, что если страны, которые принимают участие в военных операциях на территории Сирии и Ирака, сознают необходимость искоренения терроризма, если это единственная цель, которая декларируется и которая действительно движет этими государствами, если нет других, недекларируемых целей, то очень просто объединить усилия. В конце концов, что такое ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)? С фашизмом, который поработил большую часть Европы, мы справились общими усилиями. Поэтому достаточно просто было решить проблему ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), одновременно проблему беженцев и все последующие трагические события, которые проистекали и до сих пор проистекают из этого конфликта в Ираке и Сирии. Этого не происходит. Поэтому нам остается только молиться и, конечно, работать, чтобы все страны поняли необходимость согласованных действий. Если мы говорим, что одна коалиция занимает одну позицию, Россия занимает другую позицию — настало время, когда не должно быть этих разных подходов, нужно договариваться».

Разделяет тревогу о судьбе ближневосточного христианства и папа Римский Франциск: «Сегодня мы с ужасом видим, как на Ближнем Востоке и в других регионах мира наши братья и сестры претерпевают гонения за свою веру в Иисуса Христа. Они подвергаются дискриминации, насилию, их убивают. В этой «Третьей Мировой войне в рассрочку» человечество переживает своего рода геноцид, который нужно остановить». О положении с христианами в ряде стран на Ближнем Востоке, которое остается тяжелом, рассказывал уполномоченный МИД РФ по правам человека, демократии и верховенства права Константин Долгов. Выступая на круглом столе, посвященном гонениям христиан в ближневосточном регионе, он сказал: «Вытеснение и изгнание христиан на Ближнем Востоке стало системной проблемой. Это мощнейший вызов безопасности и стабильности этого региона. Регион является колыбелью трех мировых религий; лишение его элементов одной из этих религий нанесло бы непоправимый ущерб всей региональной конструкции, имело бы последствия, далеко выходящие за рамки этого региона, что, собственно, уже происходит».

Так вычленяются сразу несколько проблем: необратимость или обратимость процессов возвращения христиан на Ближний Восток; кто будет и будет ли защищать христиан в этом регионе и изменится ли их положение после победы над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ); к чему нужно быть готовыми, если события на Ближнем Востоке будут развиваться все же по нынешнему сценарию? Сразу обозначим некоторые позиции. Ближний Восток — это колыбель христианства. Именно здесь оно зародилось, а потом распространилось по всему миру. На протяжении многих веков в ходе многочисленных завоеваний численность христиан в регионе сокращалось. Некоторые эксперты считают, что само сохранение Церквей до сих пор на Ближнем Востоке «можно считать до какой-то степени феноменом». По существующей, правда, устаревшей статистике, христиане на сегодняшний день составляют не более 8% населения региона. В прошлом веке их было 20%.

Точкой отчета нынешних трагических событий для христианства считается 2011 год, когда началась так называемая «арабская весна», приведшая к появлению в 2014 году ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). После этого был начался виток насилия в отношении христиан. Их исход из региона увеличился, а некоторые Церкви оказались на грани исчезновения. На Ближнем Востоке начинает доминировать исламская идентичность наряду с ростом националистических настроений, что в свою очередь чревато определенными рецидивами, которые уже проявляются в суннитско — шиитском противостоянии. По оценке немецкого издания Die Welt, Ближний Восток вступает в четвертую фазу своего развития, если первыми тремя считать арабские завоевания VII века, завоевание Константинополя османами в 1453 году и распад Османской империи в 1918−23-х годах.

Последняя из трех фаз привела к резкому изменению геополитической ситуации в регионе, хотя восточные христиане смогли выжить. Несмотря на то, как подчеркивает Die Welt, что «третья фаза накануне и в ходе Первой мировой войны привела к геноциду армян и арамейцев на территории сегодняшней Турции, Сирии и Ирака», когда было убито свыше миллиона христиан. В ходе греко-турецкого обмена населением в соответствии с Лозаннским мирным договором 1923 года Малая Азия и Понт потеряли еще порядка 1,5 миллиона православных, чьи предки жили там еще с античных времен. Вот почему существуют все основания предполагать, что нынешняя четвертая фаза неизбежно приведет в конечном счете к очередной геополитической трансформации Ближнего Востока. Но уцелеет ли на сей раз восточное христианство? Вопрос открытый.

Пока можно констатировать следующее: в регионе резко меняется демографическая ситуация. Появляется геополитическое пространство, в котором этнические христианские меньшинства либо вообще исчезнут, либо останутся их небольшие островки, но без возможностей выступать в роли посредников между цивилизациями. Проблема в том, что новое исламское пространство, лишаясь христиан, само будет погружаться в болото экстремизма, который может или будет тяготеть к внешней экспансии. Когда-то мусульманская веротерпимость была фантастической. Сейчас салафиты отрывают головы иноверцам. Следующий вопрос: где географически будет проходить первая линия в противостоянии и как этот фактор скажется на политике США, Европы и России, которая обозначила свое военное присутствие в Сирии?

Во всяком случае нынешний ход событий, а Ближнем Востоке не оправдывает прогнозы западных идеологов, которые, с одной стороны, предвидели геополитическую трансформацию региона. А с другой, были уверены в том, что «вовлечение исламского мира в процессы модернизации будет проходить естественным путем». Правда, они же предупреждали и о том, что любые попытки навязать свои представления, свое духовное господство, «подавить» другую цивилизацию способны привести лишь к усилению ксенофобии, формированию в общественном сознании по отношению к представителям иной образа «чужого», даже образа «врага». Что делать дальше и как быть в такой ситуации Москве?

Считается, что Россия в силу своего географического положения, особенностей исторического развития способна сыграть важную роль в деле налаживания взаимопонимания между европейской и мусульманской цивилизациями. Одновременно раздаются призывы к ней защитить восточных христиан. Но как такого добиться практически, конкретно, если вывести за скобки действительно звучащие умиротворяющие речи или обеспокоенности по этому поводу? Вернуться к некоторым элементам внешней политики XIX века, когда Россия выступала в роли покровителя христиан на Ближнем Востоке, кстати, наряду с другими государствами Европы, признававшими еще свое христианское «ядро»? А как увязать это с реальными процессами «перекройки» регионального ландшафта региона, изменений геополитической обстановки? Все находится в динамике и состояние межконфессиональной ситуации на Ближнем Востоке во многом зависит от будущих и, видимо, неизбежные важных решений. Главное в том, чтобы христиане не стали в очередной раз разменной монетой в игре.

Источник: ИА REGNUM

Автор: Станислав Тарасов

Теги: Ближний Восток, Христиане, Религия, Терроризм, ИГ, Аналитика, Война на Ближнем Востоке, Ислам