Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

22.09.2017 - 12:12

«Почему российское вмешательство в Сирии оказалось успешным»

В своем блоге историк Мишель Гойя рассказывает о том, что начатое в 2015 году российское военное вмешательство в Сирии достигло своей главной цели, то есть спасло режим Башара Асада.

В вышедшей 12 сентября аналитике «Красная буря. Операционные выводы после двух лет российского вмешательства в Сирии» полковник Мишель Гойя (Michel Goya) блестяще излагает причины российского успеха в Сирии. Историк позволил Le Monde опубликовать отрывки из его работы.

Российское военное вмешательство — успех, из которого можно сделать выводы

«Это вмешательство стало успешным, поскольку позволило достичь главной политической цели, то есть спасло находившийся в чрезвычайно серьезном положении сирийский режима и поспособствовало его вероятной победе. Российский экспедиционный корпус внес большой вклад в сдерживание сил мятежников в конце 2015 года, а затем, особенно после взятия Алеппо, в отвоевание территории вдоль автотрассы М5 (настоящая ось конфликта) в 2016 году. Впоследствии же была начата кампания в пустынных регионах на востоке страны, которая дошла до освобождения осажденного Исламским государством (запрещенная в России террористическая организация, прим.ред.) Дейр-эз-Зора. Война еще далеко не окончена, но Башар Асад уже не может ее проиграть».

«Будет интересно отметить, что эти результаты были получены с помощью достаточно ограниченных ресурсов. С учетом задействованных в операциях сил (от 4 000 до 5 000 человек и от 50 до 70 самолетов и вертолетов) и средств (порядка 3 миллионов евро в день), речь идет о четвертой или даже пятой части американских усилий в регионе. При этом французская операция «Шамаль» (1 200 человек, 15 самолетов и вертолетов, миллион евро в день) предполагает в среднем 6 вылетов в день против 33 у России».

«С учетом всех этих данных нельзя не признать, что продуктивность российских операций (соотношение между задействованными средствами и стратегическими результатами их применения) намного выше американских и французских».

Стратегия «неосторожного пешехода»

«Российские средства были задействованы массово, неожиданно и комплексно. Здесь не было ни фазы заявлений, ни постепенной диверсификации и расширения, как все обстояло с американской коалицией (истребители-бомбардировщики, затем боевые самолеты, вертолеты, артиллерия и т.д.)».

«Война в Сирии является «мозаичной», то есть задействует не два, а несколько лагерей, как было во время гражданской войны в Ливане с 1975 по 1990 год. У лагерей и их покровителей имеются совершенно разные цели, которые сближают или разделяют их в зависимости от ситуации, что придает конфликту одновременно сложность и стабильность. Один из главных параметров заключается в том, что соперничающие между собой покровители лагерей, в частности США и Россия, совершенно не заинтересованы в прямом столкновении и стараются не встречаться, чтобы уменьшить риски. В силу причинно-следственной связи молниеносный захват территории одним автоматически не дает другому попасть на нее и ставит его перед свершившимся фактом. Речь идет о стратегии «неосторожного пешехода», который переходит дорогу, вынуждая водителей нажать на тормоз. СССР и Россия не раз пускали ее в ход».

Пузырь ПВО

«С того момента, как Россия развернула свой флаг в Сирии и заняла пространство (в том числе воздушное), ситуация для всех остальных резко осложнилась. Одним из первых элементов развернутого российского экспедиционного корпуса стали современные средства ПВО, в частности перехватчики и ракетные комплексы С-300 и С-400. Целью было не отразить несуществующую угрозу с воздуха со стороны мятежников, а сформировать закрытую воздушную зону для остальных внешних игроков и прежде всего США, которые влезли в подобный театр боевых действий впервые со времен холодной войны. США могли бы разыграть карту закрытия территории или хотя бы воздушного пространства с помощью развертывания эффективных тактических систем, однако не осмелились этого сделать».

ВВС решили «тактический кризис»

«Вывести ситуацию из тупика удалось главным образом благодаря смешанной бригаде российской авиации. Хотя ее размеры менялись, они никогда не превышали 70 единиц, что крайне мало для армии, которая в теории может выставить почти 2 000».

«Ее состав менялся со временем, но она всегда включала в себя самолеты и вертолеты при постепенном смещении баланса в сторону последних. К этому также следует добавить как минимум одну батарею 120-й артиллерийской бригады с системами залпового огня БМ-27 «Ураган», несколько беспилотников «Дозор-600» (аналоги американских MQ-1B Predator) и самолет электронной разведки Ил-20М1, а также несколько рот спецназа».

«Ключевой составляющей российской доктрины являются комбинированные операции. Они нацелены на захват ключевых точек, уничтожение сил врага и оказание достаточного давления на вооруженные группы (с которыми можно договориться) и местное население, чтобы заставить их уступить, даже если для этого необходимо принять отход боевиков (особенность нынешнего конфликта). Основным изменением в российских силах стало формирование в феврале 2016 года центра примирения, который был нацелен на военную дипломатию и помощь местному населению при содействии гражданских властей, НКО и ООН. Кроме того, этот центр явно представлял собой орган разведки».

«Таким образом, воздушная бригада участвовала в нескольких десятках комбинированных операций, причем в высоком темпе (в среднем 1 000 вылетов в месяц). Это стало возможным благодаря близости баз к линии соприкосновения: речь идет о расположенной в 25 километрах к югу от Латакии базе Хмеймим, а также базах Шайрат и Тияс у Пальмиры».
Сокращение потерь среди мирного населения

«По данным сайта Airwars, за первые пять месяцев присутствия российских сил погибли более 2 000 сирийских мирных жителей. Как бы то ни было, Впоследствии эти потери резко пошли на спад в связи с изменением ситуации, а также повышением опыта пилотов и применением другой техники, в частности вертолетов Ми-28Н и Ка-52, которые пришли на смену Су-25 в качестве средств поддержки».

«Операции в 2016 и особенно в 2017 году служат доказательством приобретенных прекрасных навыков в проведении комбинированных операций. От сумбура войны с Грузией в 2008 году не осталось и следа».

«Потери среди мирного населения уменьшились, хотя и остаются высокими. По данным Airwars, к настоящему времени речь идет о цифре в 4 000 — 5 400 человек. Для сравнения число жертв американской коалиции составляет от 5 300 до 8 200 человек, хотя она и действует с августа 2014 года».

«С российской стороны людские потери официально составляют 17 человек. На самом деле речь наверняка идет о 36-48 погибших, что все равно очень мало. Главной неожиданностью стало неучастие наземных подразделений в боях. Россия явно решила максимально сократить расходы и риски».

Испытание новой техники и тактики

«Вмешательство создало условия для проведения обстрелов с флота с дальней дистанции. Так, 7 октября 2015 года четыре судна Каспийского флота выпустили 26 крылатых ракет 3М14 «Калибр», 22 из которых достигли цели. 17 ноября 2015 года были задействованы 23 стратегических бомбардировщика Ту-22М3, Ту-95 и Ту-160, которые применили крылатые ракеты Х-555.

Стратегическая авиация регулярно участвовала в операциях, например в июле 2017 года с применением Ту-95 и ракет Х-101. Эта первая российская кампания подобного рода, разумеется, была призвана провести испытания ряда современных видов оружия и, что самое главное, продемонстрировать его».

«Вмешательство, безусловно, предоставило российским вооруженным силам возможность испытать оригинальные наработки. Первой стал прицельно-навигационный комплекс СВП-24, который использует спутниковую навигацию для прицельного нанесения ударов неуправляемыми боеприпасами. Он позволяет даже относительно устаревшему флоту сравниться в ударной мощи с гораздо более эффективными и дорогостоящими силами».

«Второй момент заключается в возвращении к сверхлегкой мотопехоте, то есть пехотным отрядам с легкими и быстрыми внедорожными транспортными средствами. Третий касается замеченной этим летом боевой машины, предназначенной для непосредственной поддержки танков на поле боя. Речь идет о машине средних размеров, которая обладает высочайшей плотностью огня. Она представляет собой выдающееся противотанкового оружие (и может эффективно использоваться против авиации и беспилотников), облегчая применение боевых танков, в том числе в городских условиях. Эта машина с экипажем всего из трех человек может сравниться по эффективности с полной группой прямой поддержки Leclerc, стоящей из трех бронетранспортеров с 20-мм пушками. Кроме того, она представляет собой прекрасное средство прямой поддержки пехоты».

Источник: ИноСМИ

Автор: Натали Гибер (Nathalie Guibert, Le Monde, Франция)

Теги: Сирия, Война на Ближнем Востоке, Россия, Армия, США, Боевики, Ближний Восток, Аналитика