Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

23.10.2017

Подвиг веры

Вера требует души бодрственной и юной, возвышающейся над всем чувственным и парящей выше немощных помыслов человеческих (46, 181).

Если ежедневные дела требуют веры, тем более – дела неизреченные и духовные (42, 163).

Вот признак веры истинной: когда обетования бывают выше человеческого понимания, а мы твердо уповаем на силу обещанного. Святитель Иоанн Златоуст (38, 396).

В рассуждении о сказанном Господом не нужно приходить в колебание и сомнение, но несомненно принимать, что всякий глагол Божий истинен, всесилен, хотя бы в противном уверяла природа. Ибо в этом подвиг веры. Святитель Василий Великий (6, 313).

Помыслы обуревают наш ум, а вера надежнее якоря избавляет его от крушения, приводя его к полному убеждению, как корабль в тихую пристань (37, 279).

Так как Бог даровал нам блага, превышающие человеческое разумение, то Он по справедливости требует веры, потому что не может быть твердым тот, кто ищет объяснений (45, 399).

Вера есть щит, покрывающий тех, которые веруют, не испытывая. Когда же кто станет вдаваться в мудрствования, начнет обо всем умствовать и судить по-своему, для того вера не составляет собой щита, напротив, тогда мы об нее спотыкаемся. Вера все укрывает и осеняет таково должно быть ее свойство. Нельзя ее укоротить рассудком, в противном случае ноги или другая часть тела останутся открытыми, а щит должен быть достаточной величины. Святитель Иоанн Златоуст (45, 211).

«Уверовал и сам Симон и, крестившись, не отходил от Филиппа» (Деян. 8:13).

И веровал и крестился, а ничего не вышло из него. Надо думать, что в строе веры его было что-то недолжное. Вера искренняя есть отрицание своего ума. Надо ум обнажить и, как чистую доску, представить вере, чтобы она начертала себя на нем как есть, без всякой примеси посторонних изречений и положений. Когда в уме остаются свои положения веры, окажется в нем смесь положений; и сознание будет путаться, между действиями веры встречая и мудрствования ума. Таков и был Симонобразчик для всех еретиков. Таковы и все, со своими мудрствованиями вступающие в область веры, как прежде, так и теперь. Они путаются в вере, и ничего из них не выходит, кроме вреда, для себя, когда они остаются безгласными, для других, когда не удерживается в них одних эта путаница, а прорывается наружу по их жажде быть учителями. Отсюда всегда выходят люди, страдающие несчастной уверенностью в своей непогрешимости и бедственным позывом всех переделать на свой лад. Епископ Феофан Затворник (107, 118–119).

...Душа, однажды и навсегда предавшая себя Богу верою и стяжавшая многими опытами познание содействия Божия, уже не заботится о себе. Связанная удивлением и молчанием, она не может возвратиться к средствам, которые представляет разум, и действовать ими, чтобы из-за их противоположного направления вере не лишиться Промышления Божия. Преподобный Исаак Сирин (82, 271).

Если Христос говорит, что даст Духа верующим в Него, то нет никакого сомнения, что не имеющие Духа еще не веруют в Него от чистого сердца. Преподобный Симеон Новый Богослов (61, 47).

Человеку, растленному умом, никак невозможно быть причастником веры: у него место веры занято лжеименным разумом (112, 362).

Необходимо уверить себя, что Бог управляет участью мира и участью каждого человека. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112,84).

Если мы станем все измерять своим пониманием и вовсе не предполагать даже и бытия того, что необъятно для мысли, исчезнет награда веры, исчезнет награда надежды. Как же бы мы после того достойны были тех наград, которые определены за веру в невидимое, мы, доверяющие лишь очевидному для мысли? Святитель Василий Великий (113, 15).

Вера не принимает умозаключений не потому, что они безрассудны, но потому, что она превосходит всякое размышление. Святитель Иоанн Златоуст (46, 445).

Страшитесь отступления от веры, как начала всех зол... тот, кто верует в Господа, «как гора Сион, не подвигнется: пребывает вовек» (Пс. 124:1). Твердое основание всех святых вера: ею они заключали уста львов и угашали пламень огненный. Преподобный Антоний Великий (82, 12).

Не тот верующий, кто верит всему, но кто верует Богу, тот только и есть и называется верующим. Оставь исследования и прими веру. Вера просвещает все, вера освящает все, вера делает человека достойным Духа Святого. Стефан,– говорится в Писании,– был «исполненный веры и силы» (Деян. 6:8). Если бы прежде не воссияла вера, то не последовала бы и сила в этом святом муже. Где вера, там и сила, а где неверие, там немощь. Вера – начало благ, вера – источник благ. Прими же это оружие спасения. Святитель Иоанн Златоуст (113, 87).

В брани за веру да кончится служение твое на земле; венцом правды да заключится течение жизни твоей. Преподобный Ефрем Сирин (28, 134).

«Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1) – надо сделать, чтобы эти невидимые вещи, действительно, получили в нас свойственный им облик, получили имя, стали ведомы, как принесенная весть. Не то это значит, что нужно разгадывать тайны: нет, тайны навсегда останутся тайнами, сколько бы кто ни напрягался раскрыть их. Но хотя непонятно существо предмета и скрыты основания, усвой и содержи его по учению о нем, точными и определенными словами. Слово «познавать» означает не мудрование, а смиренное и беспрекословное принятие уроков святой веры. Епископ Феофан Затворник (113, 8).

«Вера есть осуществление ожидаемого...»

Когда око веры, как свет, сияет в сердце у человека, тогда ясно, светло и чисто созерцает он и Агнца Божия, за нас закланного и даровавшего нам святое и пречистое Тело Свое для всегдашнего причащения... во оставление грехов. Преподобный Ефрем Сирин (27,384).

Одно дело – при достаточных основаниях к вере требовать видения, как бы в задаток, чтобы потом поверить. Это не сообразно с самим существом и достоинством веры, подобно тому, как и между людьми плохо верят, если требуют задатка. Это дерзость, почти неверие, хотя, может быть, не совсем чуждое желания веровать. Это не одобрено в Фоме. Но совсем другое деловеровать без видения, и вследствие послушания веры, как дар, как награду, как подкрепление, как живительное исцеление, получить видение. Так Первомученик Стефан веровал, исповедал веру перед гонителями, предал себя смертной опасности за веру и тогда «увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога» (Деян. 7:55).

Нет никакой пользы видеть Господа телесными очами, когда слеп ум, когда вера – эта сила духовного зренияне действует. Напротив, когда действует вера, отверзаются Небеса, становится зримым Сын одесную Отца, везде сущий по Божеству и все исполняющий, неизреченный (111, 273–274).

От веры – послушание, от послушания – смирение, от смирения – духовный разум, который – извещенная вера (111, 511).

Нужно предаться водительству веры. При этом водительстве в свое время, после значительных подвигов благочестия, Бог дарует верному рабу Своему разум Истины, или разум духовный (111, 472).

Духовный разум состоит в познании истины верой. Сперва приобретается познание веры; вера, усвоившись христианину, изменяет его разум откровением ему истины, которая – Христос (109, 138).

Ничто, никакое искушение, нанесенное людьми и духами, возникшее из падшего естества, не должны смутить. Источником непоколебимости и силы да будет вера в Бога... (112, 148).

Малодушие и смущение рождаются от неверия. Но как только подвижник прибегнет к вере – малодушие и смущение исчезают, как ночная тьма на восходе солнца. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 148).

Что значат эти слова: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему» (Ин. 20:17)? Ты, видя Меня, считаешь только человеком и еще не знаешь равенства Моего с Отцом: не прикасайся ко Мне, как к простому человеку, не принимай Меня такой верой, но познай во Мне Слово, равное Отцу. Взойду к Отцу – и тогда прикасайся. Для тебя Я взойду тогда, когда ты примешь Меня как равного Отцу. Пока же считаешь Меня меньшим, Я еще не взошел к Отцу для тебя.

Да услышит Церковь, образом которой была Мария, да услышит, что она слышала. Все мы прикасаемся, когда уверуем. Он уже восшел к Отцу, сидит одесную Отца. Это исповедует ныне вся Церковь, веруя в «возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца». Это слышат крещаемые и этому веруют еще до Крещения. Когда они веруют. Мария прикасается Христу. Это понимание неясно, но спасительно: оно закрыто для неверующих, а для стучащего верою открыто. Сам Господь Иисус Христос и там, и с нами; и с Отцом, и в нас; и от Него не отступает, и нас не оставляет; и учит нас молиться, как Наставник, и внимает нашей молитве вместе с Отцом, как Сын. Блаженный Августин (116, 683).

Апостол Павел говорит: «Языки суть знамение не для верующих, а для неверующих» (1 Кор. 14:22): то есть чудесный дар говорить разными неизученными языками ниспослан от Бога для людей, еще не уверовавших, чтобы через дарование знания языка преподать им наставление в вере и в то же время чудесным дарованием удостоверить их в Божественности веры. Но для тех, которые уже уверовали, это знамение не нужно. По мере того как Божественная вера распространялась на земле, чудесное дарование языков сокращалось. И, следовательно, исчезновение этого дарования не есть оскудение благодати, но прекращение нужды в нем. Господь не одобряет в верующих искания очевидных, удостоверяющих знамений, но приписывает особенное достоинство вере, которая их не требует: «Блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин. 20:29). Филарет, митрополит Московский (114, 61).

Источник: Азбука веры

Теги: Религия, Православие