Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

17.04.2017

США — Кувейт: «состоятельный» военный плацдарм

Кувейт традиционно играет ключевую роль в усилиях США по обеспечению американских интересов в регионе Персидского залива и шире — на Ближнем и Среднем Востоке. Кувейт занимает стратегически важное континентальное местоположение на подступах к Ираку, Ирану и Сирии и на протяжении последних 25 лет использовался американцами в качестве исходной точки для своих военных интервенций в регионе. Кувейт — это удобный военный плацдарм США.

Союзные отношения США и Кувейта в области обороны и безопасности определяет соглашение о военном сотрудничестве (DCA), подписанное 19 сентября 1991 года, т. е. через семь месяцев после изгнания американцами и их союзниками иракских войск из Кувейта. Срок действия соглашения первоначально обуславливался десятью годами, но по прошествии этого срока оно продлевалось и далее. Соглашение предусматривает взаимные консультации в случае военно-политического кризиса, совместные военные учения, оценку, консультации и обучение американцами вооруженных сил Кувейта, продажу американского оружия, размещение военной техники США и доступ к целому ряду объектов в Кувейте. В DCA включено отдельное соглашение о юридическом статусе, по которому американские военнослужащие на территории Кувейте подлежат действию законов США, а не Кувейта.

Кроме DCA, 1 апреля 2004 года Кувейт получил статус «крупного союзника, не являющегося членом НАТО», который, кроме Кувейта, в регионе имеет только Бахрейн. Означенный статус позволяет Кувейту иметь расширенное сотрудничество с США в области оборонных исследований. В декабре 2011 года НАТО обсудило с Кувейтом открытие в Брюсселе центра этого государства в рамках Стамбульской инициативы сотрудничества 2004 года.

По DCA силы США в Кувейте размещены на нескольких базах. Количество их после последней иракской войны уменьшилось. Сейчас — это Camp Arifjan с главным штабом сил США в Кувейте, учебный лагерь Camp Buehring в Удари в пустыне близ границы с Саудовской Аравией, авиабаза Али-аль-Салем; авиабаза Шейх Ахмад аль-Джабир и военно-морская база под названием Camp Patriot. В 2008 году Центральное командование США (ЦЕНТКОМ) создало в Кувейте «постоянную платформу» для «операций полного спектра» в 27 странах региона.

Военное сотрудничество США с Кувейтом началось во время ирано-иракской войны 1980—1988 годов. Иранцы пробовали атаковать идущие в Персидском заливе танкеры с нефтью. Для их защиты США в 1987—1988 годах создали программу военно-морского конвоя для защиты кувейтского и вообще международного судоходства от иранских военно-морских атак. При этом сам Кувейт во время этой войны активно поддерживал финансово Ирак и предоставлял свои морские порты для внешних военных поставок в эту страну.

Следующим известным эпизодом военного сотрудничества США и Кувейта стала операция «Буря в пустыне» (16 января 1991 года — 28 февраля 1991 года) по изгнанию войск Ирака. Кувейт заплатил США $ 16,095 млрд для компенсации расходов США по освобождению Кувейта. После войны 1991 года на объектах в Кувейте были размещены примерно 4 тыс военнослужащих США для проведения «операций сдерживания» против Ирака. В поддержании запретной для полетов зоны в Ираке в 1992—2003 годах непосредственно участвовали 1000 военнослужащих ВВС США, дислоцированных на авиабазах в Кувейте. Кувейт предоставлял в год около $ 200 млн на покрытие расходов по этим военным операциям США против Ирака. В этот период в Кувейте на складах содержалась бронетехника, достаточная для оснащения двух бригад армии США.

В Кувейте также концентрировались американские войска для участия в операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане. В 2003 году для операции «Иракская свобода» в Кувейте была развернута большая часть из 250-тысячных сил вторжения в Ирак. Сами кувейтские войска не вторгались в Ирак. Но для проведения этой операции Кувейт предоставил США $ 266 млн. Бронированная техника, использованная при вторжении в Ирак в 2003 году, после была выведена на склады в Кувейте.

В период 2003—2011 годов в Кувейте находились в среднем 25 тыс военнослужащих США, не считая тех, которые в это время находились в Ираке. Кувейт предоставлял в период 2003—2011 годов ежегодно около $ 210 млн. на помощь военнослужащим США в ротации между Кувейтом и воюющим Ираком. Все американские войска покинули Ирак до конца 2011 года. Выводились они опять же через Кувейт. В 2011 году Кувейт предоставил США на выведение войск из Ирака $ 350 млн. С 2011 года в Кувейте находится около 13 500 американских военнослужащих — это составляет примерно треть от развернутых войск США в регионе Персидского залива. В начале марта 2017 года президентская администрация Дональда Трампа рассматривала вопрос о направлении в Кувейт дополнительно еще одной тысячи американских военнослужащих под предлогом борьбы с террористическим «Исламским государством» (ИГИЛ).

11 сентября 2014 года на встрече США-ССАГПЗ в Саудовской Аравии Кувейт официально присоединился к возглавляемой США коалиции против ИГИЛ. В Кувейте под управлением США был развернут оперативный командный центр для управления военной операцией против ИГИЛ под названием «Непоколебимая решимость» (Operation Inherent Resolve — OIR). Кувейт предоставил свои военные объекты в распоряжение возглавляемой США коалиции, в том числе, разрешив Канаде и Италии размещать разведывательные и боевые самолеты на авиабазах в Кувейте В отличие от союзников по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) — Саудовской Аравии, Бахрейна, ОАЭ и Катара, Кувейт не участвует в воздушных ударах против ИГИЛ в Сирии. В феврале 2016 Кувейт обязался оказывать материально-техническую и разведывательную поддержку всем сухопутным войскам ССАГПЗ, направленным для оказания помощи возглавляемым США силам, ведущим борьбу с ИГИЛ.

Собственно, вооруженные силы Кувейта имеют численность 17 тыс человек. В США Кувейт квалифицирует в качестве «состоятельного» государства, способного самостоятельно без американской помощи финансировать приобретение оружия для своих вооруженных сил. Кувейт получает от США лишь небольшую помощь на обучение кувейтских офицеров в военных учебных заведениях США. Сам Кувейт тратит на программу обучения в США своих офицеров около $ 10 млн в год.

В военно-техническом сотрудничестве Кувейт поддерживает усилия США по созданию совместной для стран ССАГПЗ сети ПРО и участвует во всех военных учениях под командованием США в Персидском заливе, которые демонстрируют Ирану силу регионального военного альянса, возглавляемого США. США оказывают помощь Кувейту в создании более боеспособного военно-морского флота.

Текущее оплачиваемое Кувейтом военно-техническое сотрудничество связано в основном с поддержанием и модернизацией военной техники США, приобретенной в 1990-е годы. Ядром военной авиации Кувейта являются 40 боевых самолетов FA-18, купленных в 1992 году. В середине 2015 года Кувейт запросил продать ему еще 28 F-18 с возможной перспективой дополнительного приобретения еще 12 машин. Однако эта сделка задерживается. К новым крупным приобретениям Кувейта относится объявленная в июле 2012 года сделка по продаже 60 ракет Patriot PAC-3 и 20 пусковых установок Patriot Plus с оборудованием на $ 4,2 млрд. В феврале 2012 года администрация уведомила Конгресс о продаже Кувейту 80 ракет AIM-9X-2 Sidewinder на $ 105 млн. Ранее, в 2008 году, для оснащения своих ВВС Кувейт купил 120 ракет класса «воздух-воздух» AIM-120C-7 с оборудованием и сервисом на $ 178 млн. В июне 2014 года стало известно о заказе на строительство военного госпиталя в Кувейте силами инженерных войск США. Госпиталь обойдется в $ 1,7 млрд и может быть использован американцами для раненых на ближайших фронтах боевых действий.

Кувейт поддерживает усилия, предпринимаемые Саудовской Аравией в целях укрепления координации оборонной политики между странами ССАГПЗ. В декабре 2013 года на саммите ССАГПЗ было заявлено намерение о создании совместного военного командования стран Залива. Намерение подтверждалось на каждом новом ежегодном саммите ССАГПЗ, но до сих пор не было реализовано.

В региональной политике Кувейт внешне следует более умеренной линии, чем его коллеги по ССАГПЗ — Саудовская Аравия и Катар. Так, например, Кувейт участвовал в подавлении волнений шиитов в Бахрейне в 2011 году, но, в отличие от Саудовской Аравии и ОАЭ, послал туда не сухопутные войска и полицию, а только свои корабли.

Кувейт, в целом, поддерживает усилия США по сдерживанию Ирана и периодически устраивает у себя гонения на шиитских лидеров. Но в отличие от большинства своих союзников по ССАГПЗ, Кувейт поддерживает отношения с Ираном на самом высоком уровне. Отчасти подобное отношение унаследовано из периода противостояния с Ираком Саддама Хусейна. В июне 2014 года монарх Кувейта — амир Сабах посетил Иран и имел встречи с духовным лидером — аятоллой Али Хаменеи и президентом Хасаном Роухани. Поддерживая отношения с Ираном, Кувейт одновременно занимает солидарную позицию с другими государствами ССАГПЗ по ядерной программе Ирана. В январе 2016 года Кувейт из-за эпизода с казнью шиитского проповедника Нимра ан-Нимра в Саудовской Аравии и последовавших акций против саудовских дипмиссий в Тегеране временно приостановил (но не разорвал) дипломатические отношения с Ираном.

Более того, Кувейт установил политические связи с шиитским правительством в Ираке, чтобы выйти за рамки конфликтного наследия 1990-х годов и предотвратить любое насилие со стороны иракских шиитов в Кувейте, как это происходило в 1980-х годах. Шиитское меньшинство в Кувейте составляет примерно 30% против 70% суннитов. Межгосударственные споры по поводу ирако-кувейтской границы были в основном урегулированы. До 2014 года 5% нефтяных доходов Ирака были направлены на специальные счета для компенсаций жертвам иракского вторжения в Кувейт. Всего Ирак заплатил по этой статье $ 48 млрд.

В Сирии Кувейт не поддерживает антиасадовских повстанцев деньгами и оружием по официальным каналам. Однако американцы выражали озабоченность тем, что «частные доноры» в Кувейте выделяют большие суммы на содержание в Сирии местного филиала «Аль-Каиды» — так называемого «фронта Аль-Нусры» и ее отрядов. В 2012 году из-за солидарности с союзниками по ССАГПЗ Кувейт закрыл свое посольство в Дамаске. Однако в декабре 2014 года Кувейт разрешил Сирии вновь открыть его для оказания консульских услуг примерно 145 тыс сирийцев, живущих и работающих в Кувейте. Подавляющее большинство из них — беженцы.

Прямо не участвуя в конфликте в Сирии и Ираке, Кувейт сосредоточил свои усилия на оказании помощи его жертвам, выделив на эти цели в общей сложности более $ 1 млрд, в основном — девяти учреждениям ООН и Международному комитету Красного Креста.

Кувейт не внес каких-либо сил и других значимых ресурсов в операцию НАТО по свержению режима Муаммара Кадафи в Ливии в 2011 году. В отличие от ОАЭ и Катара, Кувейт никак не вмешивается и в тот вакуум власти в Ливии, который образовался после свержения Каддафи.

Руководство Кувейта, как и Саудовской Аравии и ОАЭ, рассматривает организации, связанные с «Братьями-мусульманами», в качестве потенциальной внутренней угрозы, поэтому по Египту Кувейт занимает в пику Катару близкую позицию с Саудовской Аравией и ОАЭ. Однако в период обострения отношений в группе ССАГПЗ по вопросу о «Братьях-мусульманах» Кувейт, в отличие от Саудовской Аравии, Бахрейна и ОАЭ, не отзывал своего посла из Катара. После свержения исламиста Мохаммеда Мурси Кувейт предоставил новому военному правительству Египта по меньшей мере $ 8 млрд помощи.

Что касается Йемена, то Кувейт своей авиацией и небольшими наземными силами с весны 2015 года принимает участие в возглавляемой Саудовской Аравией интервенции против повстанцев хуситов.

Оккупационная политика Ирака в Кувейте с опорой на «неграждан» — палестинских арабов на долгий период после вторжения испортила отношения Кувейта с тогдашним палестинским лидером Ясиром Арафатом и его Организацией освобождения Палестины (ООП). После деоккупации Кувейт выслал за свои пределы около 450 тыс палестинских рабочих, посчитав их нелояльными. По этой причине Кувейт с середины 1990-х годов поддерживал отношения и оказывал финансовую поддержку главному конкуренту ООП — ХАМАСу. В целом, Кувейт придерживается позиции по палестино-израильскому урегулированию в духе «два государства и палестинская столица в Восточном Иерусалиме». Но сам Кувейт, как правило, воздерживается от каких-либо собственных предложений по урегулированию израильско-палестинского конфликта.

Во внутренней политике амир Кувейта дальше своих «коллег» по группе ССАГПЗ продвинулся по пути парламентаризма. Кувейт движется в направлении конституционной монархии, а Национальная ассамблея Кувейта обладает более широкими полномочиями, чем любой другой квази-парламентский орган в странах ССАГПЗ. Однако либеральная модель в реалиях Кувейта явно не срабатывает, поскольку свободное представительство в Национальном собрании Кувейта стало определяться не по партийному, а по конфессиональному принципу и другим признакам. В Национальном собрании представлены: связанные с салафитскими группами и «братьями мусульманами» исламисты-сунниты, исламисты-шииты, т. н. «трайбалисты», связанные с кочевыми племенами, представители молодежи и женщин, наконец, местные либералы-западники. В итоге в Национальной ассамблее де-факто представлены: сунниты-оппозиционеры, «братья-мусульмане», салафиты, шииты и независимые депутаты сунниты. На этом фоне в период с 2006 по 2013 год определилась парламентская оппозиция политическому режиму господства правящей семьи Сабах. В 2011—2013 годах недовольство вылилось в общественные волнения. Внутренне Кувейт явно нестабилен из-за продвигаемой модернизационной модели, которая входит в противоречие с суннито-шиитскими распрями.

В своем отчете за 2016 год госдепартамент определил следующие проблемы с правами человека в Кувейте: ограничение возможностей граждан поменять свое правительство; ограничения свободы слова и собраний, отсутствие законов, защищающих права трудящихся, насилие сил безопасности и подавление критиков режима, т. е. достаточно стандартный набор претензий для стран ССАГПЗ.

* * *

В феврале 2004 года Соединенные Штаты и Кувейт подписали Рамочное соглашение по торговле и инвестициям (TIFA), которое часто рассматривают как подготовку к соглашению о свободной торговле с США. Экономической основой отношений США и Кувейта являются нефтяные богатства последнего — это 102 млрд баррелей нефти или 6% мировых доказанных запасов. В день Кувейт добывает около 3 млн баррелей сырой нефти. По соглашению в рамках ОПЕК от ноября 2016 года, Кувейт согласился сократить свою добычу на 130 тыс баррелей в день.

Последнее десятилетие США последовательно сокращают импорт нефти из Кувейта. В 2015 году США импортировали в среднем в день около 200 тыс баррелей кувейтской сырой нефти, что меньше на треть уровня импорта 2012—2014 годов. Сокращение нефтяных цен в 2014 году сказались на сокращении взаимного товарооборота. Общий объем экспорта США в Кувейт в 2015 году составил около $ 2,75 млрд, что ниже экспорта в 2014 году, который составил $ 3,6 млрд. Общий объем импорта США из Кувейта в 2015 году составил около $ 4,68 млрд, что более, чем в два раза меньше, чем импорт в 2014 году в размере $ 11,4 млрд. Американский экспорт в Кувейт в основном состоит из автомобилей, промышленного оборудования и продуктов питания.

Продажа нефти и других углеводородов по-прежнему дает около 90% государственных доходов от экспорта и около 60% валового внутреннего продукта (ВВП) Кувейта. На момент кризиса нефтяных цен бюджет Кувейта ориентировался на цену в $ 75 за баррель. В итоге в 2015/2016 финансовом году Кувейт имел бюджетный дефицит около $ 15 млрд. Это первый дефицит подобного рода в истории Кувейта. На бюджетный год 2016/2017 год ожидают дефицит в $ 40 млрд.

Несмотря на то, что Кувейт обладает крупным суверенным фондом благосостояния — почти в $ 600 млрд, он особо не расходует его, но вынужденно сокращает капиталовложения в инфраструктуру, уменьшает заработную плату в государственном секторе и урезает субсидии. В 2013 году система благоприятных гражданам субсидий стоила бюджету Кувейту $ 17,7 млрд. На 2017 год в Кувейте планируют введение НДС. Кроме того, среди стран Персидского залива Кувейт имеет самый развитый финансовый сектор, который в значительной мере компенсирует текущие потери из-за ситуации на рынке энергоносителей. Еще до начала кризиса кувейтские инвестиционные фонды начали активную деятельность на внешних рынках, в том числе, в значительной степени — в США.

Источник: EADaily

Теги: Кувейт, США, Ближний Восток, Политика, Международные отношения, Аналитика, Экономика, Военные базы, Война на Ближнем Востоке, Война, Армия, Вооружение