Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

12.04.2017 - 12:28

The Strategist: Противоречивость целей США в Сирии – рецепт провала

Сделанные США заявления показывает не просто путаницу мышления Вашингтона, но и его полную неспособность четко сформулировать свою сирийскую политику.

Решение президента Трампа нанести ракетный удар по авиабазе «Шайрат» в Сирии в ответ на предполагаемое применение сирийским правительством зарина в провинции Идлиб продемонстрировало противоречивость политики США по отношению к сирийскому конфликту, что вызывает определенную обеспокоенность, пишет Мохаммед Айюб в статье для The Strategist.

Шаг Трампа был скорее мотивирован импульсом и эмоциями, нежели тщательным анализом последствий, особенно для российско-американских отношений. Кажется, что президент был более заинтересован в том, чтобы дать понять, что в сирийском вопросе у него больше решимости, чем у его предшественника. Важнее всего то, что данный шаг наглядно демонстрирует противоречивые цели, которые преследует администрация Трампа в отношении гражданской войны в Сирии. Несоответствие между этими целями — верный сигнал о том, что американская политика в отношении Сирии неизбежно приведет Вашингтон к провалу.

Наиболее четко эти цели изложила Никки Хейли, посол США в ООН. Она все чаще становится главным проводником позиции администрации Трампа по вопросам Сирии. По ее словам, приоритетом Вашингтона является «уничтожение «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вытеснение иранского влияния из Сирии и свержение президента Сирии Башара Асада». Хейли также отметила, «нет такого развития событий, при котором политическое разрешение [сирийского конфликта] будет осуществляться с Асадом во главе режима».

Заявление посла США в ООН стало заметным отказом от её прежних позиций, озвученных несколькими днями ранее, когда Хейли преуменьшила важность отстранения Асада от власти для курса США в отношении Сирии. Приоритетом США больше не является отстранение Асада, отметила она 30 марта.

Такая радикальная смена приоритетов политики, даже и осуществляемая в качестве реакции на отвратительный акт, демонстрирует не адекватное планирование в формировании американских приоритетов в отношении Сирии, а, наоборот, показывает непостоянство администрации, чью позицию легко изменить с помощью телевизионного освещения зверств.

Три цели, изложенные Хейли, противоречат друг другу по большому числу аспектов. Для начала, у США нет достаточных военных сил для развертывания в Сирии и вокруг нее, которые бы смогли обеспечить и поражение ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и свержение «режима» Асада. Замечания Хейли также, похоже, противоречат заявлению госсекретаря Рекса Тиллерсона о том, что приоритетом Вашингтона является поражение ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Заявление Тиллерсона точно отражает убежденность президента Трампа в том, что он считает ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) главным врагом США и что его основная внешнеполитическая цель состоит в том, чтобы уничтожить радикалов. Тем не менее США сталкиваются с трудностями при уничтожении ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и в значительной степени зависят от таких союзников, как сирийские курды и Турция, которые считают друг друга врагами.

Очевидно, что США нужны и Асад, и даже больше — Россия для победы над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Россия гораздо лучше понимает угрозу суннитского радикализма, чем США, если учесть теракты, совершенные вдохновленными ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) террористами из числа граждан Россия. Недавний взрыв в Санкт-Петербурге является лишь одним из примеров серьезного вызова России со стороны местных экстремистов.

Таким образом, существует почти идеальное совпадение интересов между Москвой и Вашингтоном применительно к угрозе со стороны террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Однако, поскольку Россия является главным внешним сторонником Асада и активно участвует в гражданской войне на стороне «режима», нанеся ракетный удар по базе Асада, Вашингтон может в конечном счете оттолкнуть Москву до такой степени, что координация между США и Россией в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) станет невозможной.

Иран является еще одним основным сторонником режима Асада. Тегеран направил собственные войска на защиту правительства Сирии. Защищают это правительство и поддерживаемые Ираном члены шиитской группировки «Хезболла». Исламская республика также является ближайшим союзником шиитского иракского режима, борющегося с боевиками на своей территории. Иран активно выступает против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) по религиозным и геополитическим соображениям. Так, идеология группировки ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая считает шиитов не просто еретиками, но чем-то, находящимся за пределами исламского мира, является ответвлением саудовского ваххабизма, а Саудовская Аравия, в свою очередь, является главным геополитическим соперником Ирана на Ближнем Востоке. Следовательно, мотивы Ирана в противостоянии ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) более значительны по сравнению с мотивами как России, так и США. Таким образом, Иран является логическим союзником США в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Поэтому одновременные утверждения Хейли о необходимости вытеснения иранского влияния из Сирии и нанесения удара по ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), по сути, противоречат друг другу. В действительности же трезвая оценка целей США на Ближнем Востоке, особенно в отношении Сирии, продемонстрировала бы, что Иран является потенциальным союзником Вашингтона в регионе, а не его заядлым врагом. Попытка поставить его в один ряд с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) показывает не просто путаницу мышления, но и полную неспособность Вашингтона четко сформулировать свою сирийскую политику.

Подобный сценарий не сулит ничего хорошего для будущего политики Белого дома на Ближнем Востоке. Если победа над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) является приоритетом для Вашингтона, то он должен научиться жить с Асадом, с одной стороны, и развивать отношения с Ираном, с другой.

Источник: ИА REGNUM

Автор: Александр Белов

Теги: США, Трамп, Сирия, Война на Ближнем Востоке, Политика, Аналитика, Ближний Восток