Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

12.03.2017

Турция и Израиль перехватывают у Ирана морской «Шелковый путь»

Почему порты Израиля становятся альтернативой Суэцкому каналу?

Не сушей, так морем…

Китай, Индия, Южная Корея и Япония увеличили импорт нефти из Ирана на 70% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Таким образом в феврале с.г. Азия ежедневно закупала по 1,6 млн баррелей иранской нефти, а Европа достигла рекордных 2,2 млн баррелей. За минувший год Тегеран направил в Старый Свет 63 крупных танкеров с сырой нефтью, 21 из которых причалил к берегам Франции, 15 — Италии, 14 — Греции и 13 — Испании. Конкуренция за Иран растёт по всем фронтам. Дело дошло до того, что Индия обогнала Китай по импорту нефти из ИРИ, увеличив объемы закупок до 554 тыс. баррелей в сутки, уточняет телеканал Press TV. Следом за Поднебесной идёт Южная Корея с 478 тыс. баррелей, а четверку замыкает Япония — 209 тыс. баррелей в сутки. Морской «Шелковый путь» усиливает стратегическое значение Ормузского и Малаккского проливов, не говоря уже о Суэцком канале, политические «акции» которого растут на фоне продолжения гражданской войны в Сирии. Поэтому Китай больше интересуется региональной геополитикой, а не увеличением поставок нефти, что является «головной болью» для Евросоюза.

Углеводороды могут подождать, особенно когда дело касается безопасности Аденского залива и Баб-эль-Мандебского пролива (в пер. с арабского — «Врата скорби»),который открывает европейским и азиатским купцам путь на Красное море и Суэцкий каналПоэтому глава МИД КНР Ван И призывает правительства ИРИ и Саудовской Аравии найти общий язык. «Мы надеемся, что Саудовская Аравия и Иран сумеют урегулировать взаимные проблемы путем равных и дружественных консультаций. Китай дружит и с Саудовской Аравией, и с Ираном. Так что мы готовы взять на себя посредническую миссию», — заявил министр. Тегеран прислушался к Пекину, выражая «готовность к переговорам и сотрудничеству с региональными странами». Финальным аккордом пьесы становится визит короля Саудовской Аравии Салман в Пекин, намеченный на 18 марта.

И «Врата скорби» не одолеют его

У Эр-Рияда есть пространство для маневра. Тем более что Вашингтон занимает в вопросе морского «Шелкового пути» двойственную позицию. С одной стороны начальник Африканского командования ВС США Томас Вальдхаузер заявляет сенатскому комитету по иностранным делам, что близость военной базы КНР (которая, по его словам, будет открыта летом 2017 года) в Джибути к американскому лагерю Lemonnier (расположен вблизи международного аэропорта Джибути — прим. ред.) представляет угрозу для Пентагона, ограничиваясь в диалоге с местными властями «озабоченностью» и прочими дипломатическими формулировками. А с другой — генерал Вальдхаузер напоминает парламентариям, что китайская база усилит военно-морское присутствие КНР в регионе и будет благоприятствовать развитию торговли в рамках «Шелкового пути».

Ставки растут с каждым днём. Вот как комментирует ситуацию для New York Times Питер Даттон, профессор Военно-морского колледжа Род-Айленда, изучающий китайскую активность через спутниковые снимки: «Это стратегический шаг. Морская экспансия позволяет Китаю обезопасить торговлю и свои интересы в районе Африканского Рога. Пекин извлекает уроки из двухсотлетней истории Британской империи». Сам китайцы в словесную перепалку с американцами не вступают. Да и незачем: министр иностранных дел Джибути Махмуд Али Юсуф справляется собственными силами, заявляя в интервью Financial Times, что китайское присутствие в регионе составит «несколько тысяч», не раскрывая деталей. Более того, Юсуф прямо говорит, что США имеют в своем распоряжении достаточно техники, истребителей и БПЛА для изучения любого участка территории Джибути. К чему тогда весь «шум»?

Турция и Израиль объединяются против Ирана

Турция и Израиль объединяют свои усилия, чтобы блокировать торгово-экономические отношения Ирана и Евросоюза. То есть ставка делается на морской «Шелковый путь»: с восточного побережья КНР корабли следуют в Южно-Китайское море к Малаккскому проливу, откуда направляются к берегам северной и северо-восточной Африки, чтобы через Баб-эль-Мандебский пролив выйти к израильским портам — Эйлату и Ашдоду — минуя Суэцкий канал. Дальнейший маршрут предполагает сопряжение торговых путей со Стамбулом (где уже запущены железнодорожные тоннели по дну Босфора), Афинами, Неаполем, Марселем и другими средиземноморскими городами, входящими в еврозону. Не случайно официальный представитель МИД Израиля Эммануэль Нахшон утверждает, что у Тель-Авива и Анкары отсутствуют разногласия по Сирии. «Наши позиции не совпадают полностью, но зато нет разногласий по принципиальным вопросам», — цитирует дипломата Hurriyet Daily News.

В геоэкономическом плане Израиль делает ставку на транспортный коридор в ЕС через Турцию, о чем свидетельствует призыв (ещё с июня 2016 года) министра инфраструктуры, энергетики и водных ресурсов Юваля Штайница по использованию Тель-Авивом инфраструктуры Трансанатолийского газопровода (TANAP). Причин тому несколько:

  • Союз Тель-Авива и Анкары ослабляет военно-политические позиции Дамаска, лишает его шансов единолично завязать на Алеппо и сирийский участок Восточного Средиземноморья нефтегазовые и торговые коммуникации из Ирана и Ирака. В данном контексте следует также рассматривать инициативу президента США Дональда Трампа по созданию на территории САР «зон безопасности», что фактически означает распад арабской республики на несколько частей. Отсюда и проистекает требование американской стороны в СБ ООН вытеснить Иран и его союзников из Сирии, которое совпало с провокационными выпадами в канадской прессе (Toronto Sun) относительно будущей «партизанской войны» КСИР в США. А тезис премьер-министра Биньямина Нетаньяху о «шиитской террористической угрозе», обозначенный 9 марта на встрече в Кремле с президентом России Владимиром Путиным — логичное тому продолжение.
  • Сотрудничество с турками открывает израильтянам возможность прокладки газопровода в Европу через Кипр, форсируя тем самым диалог между Республикой Кипр и Турецкой Республикой Северного Кипра. Цена входа для Тель-Авива — строительство нитки газопровода в турецкий порт Мерсин. Примечательно, что со стороны Анкары действует корпорация Turcas, где председателем совета директоров является Мэтью Брайза, экс-посол США в Азербайджане. По словам директора Delek Drilling и Avner Oil Йоси Абу, 500-километровый газопровод из израильского месторождения «Левиафан» в Турцию будет построен к 2020 году. Стоимость проекта составляет $3,7 млрд. Проект уже получил политическое одобрение Вашингтона — ExxonMobil и Qatar Petroleum выиграли тендер на разработку кипрского шельфа. Речь идет о нефтегазовом месторождении «Блок 10», по соседству с которым работает итальянская ENI и французская Total. Как уточняет израильская Globes, ранее в ходе своей поездки в Нью-Йорк и Хьюстон глава Минэнерго Израиля Штайниц провел встречи с главами крупнейших банков США и ЕС — Barclays, Morgan Stanley, Goldman Sachs и JP Morgan. Интерес проявил и Royal Bank of Canada, тесно связанный с финансовой аристократией Лондона.


  • Диалог Тель-Авива и Анкары — следствие китайско-израильской инициативы по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) КНР-Израиль. В марте 2016 года Тель-Авив и Пекин официально объявили о начале переговоров по фритредерству, которые уже к концу 2017 года могут привести к полному взаимопониманию между сторонами. «Израиль разворачивается в Азию», — заявил Б. Нетаньяху во время визита в Сингапур, который состоялся в конце февраля с.г. Иран пытается не отставать, предлагая Сингапуру перейти на режим свободной торговли.
  • Интерес Израиля к Турции растет на фоне успешных переговоров Анкары и Исламабада по зоне свободной торговли. С учетом того, что между Китаем и Пакистаном действует не только режим ЗСТ, но и полноценный железнодорожный и автодорожный коридор, выходящий к порту Гвадар (на Аравийском море), ЗСТ Турция — Пакистан усилит взаимодействие Пекина, Анкары и Тель-Авива. Хотя на этом турки не собираются останавливаться. Выступая 9 марта в Королевском институте международных отношений, министр экономики Нихат Зейбекчи призвал Великобританию заключить соглашение о ЗСТ сразу после ее выхода из состава Евросоюза. Таким образом Анкара реализовывает план председателя КНР Си Цзиньпина по созданию ЗСТ между Пекином и Лондоном.


Вывод из вышесказанного представляется малоутешительным. Прежде всего, для России и Ирана, поскольку преобладающее использование Китаем транспортного коридора через Турцию девальвирует коммуникационный потенциал Сирии, значение морской базы Российской армии в Тартусе и ее авиагруппы на Хмеймиме, не говоря уже о коридоре «Север — Юг», который долгие годы обстреливается ВС Азербайджана.

Источник: ИА REGNUM

Автор: Саркис Цатурян

Теги: Судоходство, Экономика, Турция, Израиль, Иран, Египет, Саудовская Аравия, Ближний Восток, США, Международные отношения, Аналитика, Китай