Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

19.04.2017 - 10:09

Турецкий референдум прошёл. Что дальше?

16 апреля в Турецкой Республике прошел референдум о переходе на президентскую форму правления. По предварительным данным, за проведение реформы высказалось чуть более 51% избирателей. Реджеп Таип Эрдоган, комментируя итоги референдума, заявил: «Мы боролись против всех врагов, на нас напали те, кто имеет мировоззрение крестоносцев. Но как нация, мы выстояли, мы можем склониться только перед нашими святынями, и больше ни перед кем». Изменения войдут в силу в ноябре 2019 года.

Эрдоган и Партия Справедливости и Развития (ПСР) ожидали, что они наберут около 60% голосов, чего не произошло. Наилучший результат сторонники реформы показали в центральной Анатолии. На западе страны, в крупных городах (Стамбул, Анкара, Измир), в курортных зонах Антальи и курдских районах на востоке Турции результаты выборов оказались не в пользу правящей партии. Как отмечают наблюдатели, плацдарм Эрдогана сжался – он остается только с внутренней Анатолией.

Отметим, что референдум не был обязательным, - Эрдоган сам его захотел, чтобы подчеркнуть что народ его поддерживает. Для внесения поправок в конституцию достаточно было получить конституционное большинство в парламенте. Сделать это можно было заключив кратковременный союз с Девлетом Бахчели и его ПНД.

Наблюдатели отмечают усиление позиций кемалистской народно-республиканской партии, которой «удалось перетянуть на свою сторону почти весь электорат, защищающий светское устройство государства». Победа с перевесом в 1%, который может быть отнесен в пределы статистической погрешности, неубедительна и оставляет возможности для дестабилизации политической обстановки на всем протяжении проведения реформы. ПСР использовала весь административный ресурс, который был у нее в руках, и не смогла одержать убедительную победу. Этим она публично и ярко проявила слабость, дала надежду на победу своим противникам. Уверен, что оппоненты правящей партии политического ислама воспользуются сложившейся ситуацией.

С другой стороны, поправки в конституцию всё-таки приняты. И победители будут выполнять свои предвыборные обещания. Мустафа Шентоп, заместитель главы ПСР и председатель конституционной комиссии в парламенте, заявил на брифинге иностранным журналистам перед референдумом: «Турция – как автомобиль. В течение многих десятилетий страной управлял не только водитель – правительство, но и пассажир – армия. Мы хотим навсегда убрать пассажира».

17 апреля, сразу после объявления официальных результатов референдума, Эрдоган заявил, что он «намерен немедленно обсудить вопрос о возвращении в Конституцию сметной казни с премьер-министром Бинали Йылдырымом и председателем оппозиционной ПНД Девлетом Бахчели». Напомню, что отмена смертной казни в Турции была проведена в 2004 году самим Эрдоганом, - с целью ввести Турцию в ЕС. Европейский политики разных рангов многократно заявляли, что в случае, если Турция возвратит смертную казнь, переговоры о членстве Турции в ЕС немедленно будет свернуты. А Эрдоган незадолго до референдума пообещал, что в случае принятия поправок в Конституцию на референдуме 16 апреля, он проведет новый референдум - по вопросу отказа от вступления в Евросоюз. В случае, если в этом референдуме позиция Эрдогана победит с большим перевесом (получив, скажем, 70%), его политические позиции во многом будут восстанволены.

Возникает вопрос: какими будут отношения Турции и Европы после прошедшего референдума? Я считаю, что в среднесрочной перспективе эти отношения не изменятся. Турция действительно в любой момент может «открыть шлюзы», и «восток прольется на Европу». С другой стороны, сколь слабой бы ни казалась бы Европа, в ее руках находятся реальные экономические, технологические, военные и политические рычаги влияния на Турцию. Ведь если Турция пойдет в атаку, например, на Германию, то кто запретит Ангеле Меркель чуть менее сдержанно помогать Иракским курдам? Европа и Турция неразрывно связаны друг с другом, и каждый из них пытается использовать эту связь. Эту связь ярко продемонстрировала предвыборная компания.

Чем запомнилась прошедшая политическая кампания? В первую очередь, резким обострением отношений Турции и Европейского Союза. После отказа европейских стран предоставить возможность агитаторам ПСР публично выступить перед турками, живущими в Европе, правительство Турции разыграло «национальную карту», создавая себе имидж патриотов-государственников. Эрдоган многократно и сочно описывал симптомы реально возрождающегося европейского фашизма (здесь ему ничего придумывать не пришлось). Не обошлось и без спекуляций на религиозной теме. Так, собрание глав европейских стран, посвященное 60-тилетию образования ЕС, с участием Папа Римского, он объявил христианским заговором против мусульман, из чего сделал вывод что Европа готовится к «новому крестовому походу».

Получив такой шикарный подарок от Эрдогана, европейские фашисты умело реализовали полученный политический шанс. В итоге усилились электоральные позиции и Эрдогана в Турции, и фашистов в Европе. Случаен ли этот политический симбиоз?

Обратим внимание на реакцию на референдум. Западом референдум признан, - Трамп поздравил Эрдогана с победой. Как бы это ни казалось странным, с победой Эрдогана поздравили и те, кого Дональд Трамп назвал главным врагом свободного мира – крупнейшие исламистские группировки, воюющие в Сирии. По сообщениям агенства Аль-Масандр, первыми Эрдогана поздравили группировки «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам», «Файлак аш-Шам» и «Султан Мурад». Чуть позже подтянулась опоздавшая «Хайед Тахрир аш-Шам» – бывшая «Джабхат ан-Нусра», она же – «Аль-Каида в Сирии» (запрещена в России под всеми названиями). Эта террористическая группировка заявила: «Мы приветствуем изменения, которые продвинут Турцию в суннитский мусульманский мир». ИГИЛ (запрещено в России) на момент написания статьи не дало комментария на события референдума.

Оптимизм исламистов понятен. Реджеп Таип Эрдоган - ученик Неджметтина Эрбакана, одного из основателей «политического ислама». В своей политической деятельности оба они опираются на турецкие суфийские таррикаты, кровынй интерес которых – нарастающая исламизация Турции. Эрдоган верит в политический ислам. Вспомним стихотворение Зии Гёкальпа, за прочтение которого в 1998 году Эрдоган получил тюремный срок: «Мечети — наши казармы, минареты — наши штыки, купола — наши каски, мусульмане — наши солдаты».

Понятно, что на Западе есть силы, заинтересованные в исламизации Турции. Станислав Тарасов в своей статье «Грабли для тюркоязычных государств», написанной в декабре 2016, приводит следующие интересные цитаты из немецкой прессы. Еженедельник Die Zeit отмечает: «Происходит сложная геополитическая рокировка. Исчезает тень Османской империи, которая несколько веков органично интегрировалась в сложное переплетение европейских сил и интересов, и наступает заря Сельджуков. Закрывается дверь для Турции и других кандидатов из числа мусульманских стран Северной Африки и Ближнего Востока в ЕС». Тему продолжает немецкий деловой журнал Wirtschaftswoche«Вместо того, чтобы принимать Турцию в ЕС в надежде использовать ее, как бастион, в борьбе с исламским фундаментализмом, нам следует оказывать этой стране всяческую поддержку с тем, чтобы Турция стала лидером в ее собственной — исламской — цивилизации». Логика понятна: не можешь остановить – возглавь. Почему бы Европе не создать своего собственного «смотрящего» за исламским миром? Однако такие глобальные повороты в политике не даются без борьбы. Европейские противники проекта создания «султаната» в Турции так критикуют своих про-исламистких оппонентов. Из журнала Die Zeit«Немецкие политики, охотно изображающие из себя жертв Эрдогана… еще вечером [даже до подведения официальных итогов]] без всякой необходимости согласились с тем, что результаты референдума оказались в пользу Эрдогана» (статья «Смерть Турецкой республики» от 17 апреля). И действительно, зачем так спешить? Почему бы не поторговаться с Эрдоганом в вопросе признания результатов референдума?

Отметим также, что в ходе выборной кампании на пост президента США, именно Хилари Клинтон выступала в качестве апологета политического ислама. А Трамп называл себя противником халифатистов. Неужели поздравляя Эрдогана Трамп нарушил и это своё предвыборное обещание?

Выше уже отмечалось, что предвыборную компанию Эрдоган и ПСР проводили в союзе с оппозиционной Партией Националистического Движения (ПНД) и её лидером Девлетом Бахчили. В полемике с Европой Эрдоган использовал образ крестоносцев для активации про-исламского электората ПСР. А для мобилизации союзной ему в проведении реформы ПНД предназначалась националистическая составляющая риторики. Поэтому победа Эрдогана – это и победа Бахчили тоже.

Девлет Бахчили – преемник легендарного для тюркских националистов основателя «Серых волков» - Арпаслана Тюркеша. Идеологически националисты - пантюркисты для Трампа куда ближе, чем представители политического ислама. Главный внешнеполитический враг Трампа – Китай. Но и первая атака пантюркситов была направлена именно на Китай. Во второй половине 19 века на территории китайского Туркестана при поддержке Турции существовало тюркское государство Йеттишар (Семиградие). Однако в конце 1870-х династия Цинь, преодолев смуту, смогла возвратить под своё влияние Синьцзян. С этими событиями полуторавековой давности перекликаются последние заявления ИГИЛ (запрещено в России), призывающие освободить уйгуров от Китая. Если уж говорят об актуальности договора Сайкса – Пико на Ближнем Востоке, то почему в Средней Азии история не может провалиться ещё чуть глубже? Почему "Серым волкам" не использовать политический шанс, выпавший в результате избрания Трампа?

Задуматься об особой роли пантюркизма в турецком референдуме заставляют следующие события, произошедшие на прошлой неделе в Средней Азии. За несколько дней до референдума (12 апреля) Нурсултан Назарбаев громогласно объявил о переводе казахского алфавита на латиницу. На следующий день аналогичное заявление было сделано в Киргизии. Широко известны слова Назарбаева, сказанные им в начале 90-х пантюркистскому эмиссару: «Мы вышли из одной империи и не хотим в другую». Перевод на латиницу языка означает неизбежное смещение публичной политики в сторону пантюркизма. Так было сто лет назад, так же это и сейчас. Почему Нурсултан Абишевич так кардинально изменил свою позицию именно перед референдумом? Возможна интерпретация этого поступка как подигрывание ПНД во внутритурецких конфликтах. Какие эти конфликты?

Альпаслан Челик, убийца российского летчика Олега Пешкова, вместе с другими боевиками позирует с оружием и с приветствием характерным для турецких неофашистов из организации "Серые волки" на фоне флага уйгурской террористической организации "Восточный Туркестан", запрещенной в Китайской Народной Республике.

За несколько дней до выборов Девлет Бахчели заявил, что после проведения референдума в Турции власти попытаются перевести страну к федеральной системе. За день до референдума, 15 апреля, Эрдоган прокомментировал это заявление: «Федеральная система на повестке дня не стоит, ее не будет. Мы являемся самыми большими сторонниками унитарной структуры Турции». А глава правительства Бинали Йылдырым, выступая на митинге в Анкаре, заявил, что он уйдет в отставку, если изменения в Конституции спровоцируют переход государства на федеративную систему. Он так же добавил, что федеративная система является крайне чувствительной для Турции на фоне проблем с сепаратистами в юго-восточных регионах, населенных курдами. Критика Девлета Бахчели продолжилась и после проведения выборов. Члены ПСР обвинили его в том, что «он не оправдал надежд» и теперь необходимо «усилить раскол внутри ПНД». Станислав Тарасов следующим образом подводит итог размышлениям турецких экспертов: «ПСР, вступив в альянс с Партией Националистического Действия (ПНД) Девлета Бахчили, допустила стратегическую ошибку». Отметим, что и ПНД прошло выборы не без потерь. Националистическое движение Турции раскололось, Бахчели был атакован своими молодыми сподвижниками.

Тема федерализации Турции тесно связана с её вхождением в Европейский Союз. В начале 2000-х ЕС предлагал Анкаре провести федерализацию, в её рамках примириться с курдами, дать им автономию и в таком виде вступить в ЕС. Позже президент Франции Николя Саркози выступал с идеей интегрировать с ЕС только «часть Турции», считая остальную буферной подконтрольной зоной. С учётом этих планов совсем не бессмысленно выглядит заявление министра экономики Турции Нихата Зейбекчи, сделанное им в сентябре 2016. В нём он утверждал, что «целью попытки переворота в Турции был раздел страны». Я считаю возможным допустить существование в Турции прослойки элиты, согласной оторвать от Турцию западную часть и войти в её составе в Европу. В таком случае, заявление Девлета Бахчели о федерализации обозначает игру ПНД с республиканской кемалисткой партией. Мол, вы на Западе войдёте в Европу, а мы получим возможности для реализации идей пантюркизма на Востоке. Понятно, что такая дружба ПНД и “кемалистов” существует за счёт ПСР и Эрдогана (читай за счёт политического ислама). В русло высказанной гипотезы ложится следующая новость.

В Сирии появился "спецназ из СССР": Бойцы из Средней Азии, Кавказа и Закавказья прибыли в Хаму

17.04.2017 http://www.centrasia.ru/news.php?st=1492421040

… По информации из военных источников, для борьбы с … группами боевиков, а также для внезапных молниеносных атак на неожиданных для врага направлениях, в провинцию Хама начали прибывать отряды некой новой организации "TURAN" (соответствующие шевроны они носят на своей форме). Всего от 800 до 1200 человек. По словам очевидцев, в основном отряд состоит из представителей Средней Азии, также в отрядах были замечены представители Северного Кавказа России и Закавказья, предположительно азербайджанцы. Различная форма одежды, от советской "афганки" до современных "мультикамов", а также разнообразное вооружение, от советского военпрома до оружия иностранного производства, может указывать на то, что бойцы этих отрядов, скорее всего, принадлежат к ныне модному нововведению в современной войне - частным военным компаниям. По информации военного источника, по планам командования часть отряда, до 400 человек, в кратчайшие сроки направится на участок трассы, связывающей Алеппо и Эс-Саура. Одна из целей данного маневра - поддержка правительственных войск, в ходе наступления на юго-восточном направлении провинции Алеппо в направлении г. Ракка, которое планируется завершить до конца текущего месяца. Появление подобных отрядов на стороне правительственных войск должно стать для боевиков сигналом …

Для России наихудший исход внутриполитической борьбы в Турции – приход к власти пантюркистов. Пантуранизм заточен против России. Китай он собирается ослаблять, отрывая от него куски. А с Россией пантуранизм намерен вести войну на уничтожение. Сторонники великого Турана ещё не пришли к власти в Турции. Но они к ней рвутся. Их политические позиции в результате столь не убедительной победы Эрдогана на референдуме значительно усилились. В пору задаться вопросом: а не специально ли они сделали победу с сомнительными 51% для того, чтобы приопустить Эрдогана? Если это так, то Эрдоган будет мстить. Будем следить за турецкими событиями.

Источник: Блог 9_terik

Автор: 9_terik

Теги: Турция, Эрдоган, Политика, Референдум, Ближний Восток, Аналитика