Перейти по рекламме
« Назад к списку новостей

Новости

09.06.2016 - 09:02

Всеправославный собор оказался под угрозой срыва

Без преувеличений эпохальное событие для православных – Всеправославный собор, запланированный на ближайшее время, – грозит быть сорванным. Сразу несколько поместных церквей заявили о серьезных противоречиях и высказались за перенос собора. Есть позиция по этому поводу и у Русской православной церкви. Почему православные снова не могут договориться?

Константинопольский патриархат будет в обычном режиме вести подготовку к Всеправославному собору, который должен начаться в день Пятидесятницы, 19 июня, на острове Крит. Подготовка продолжится, несмотря на препятствия и жалобы, поданные в последнюю минуту некоторыми поместными православными церквами. Об этом сообщило в среду РИА «Новости», ссылающееся на решение, принятое накануне Внеочередным синодом Константинопольского патриархата.

«Препятствия и жалобы», о которых упомянули представители Константинопольского патриархата, – это, в частности, отказ Болгарской православной церкви участвовать во Всеправославном соборе. Если быть точным, болгарские иерархи потребовали перенести собор на другое время, но если замечания Болгарской церкви не будут учтены, то о приезде делегации не может идти речи. Болгарский демарш, о котором стало известно 3 июня, собственно, и стал поводом для срочного созыва Внеочередного синода Константинопольского патриархата.

Но накануне появился еще один повод: в соборе отказалась участвовать Антиохийская церковь, одна из древнейших поместных церквей, объединяющая православных христиан Сирии и Ливана. В Антиохийском патриархате попросили отложить созыв собора на другое время, «когда восторжествуют миролюбивые отношения между автокефальными (самоуправляющимися – прим. ВЗГЛЯД) церквями и будет гарантирован православный консенсус по поводу повестки дня Собора, регламента, организационных и практических процедур».

При этом в среду стало известно, что на Критский собор отправится делегация Румынской православной церкви.

«В связи с чрезвычайным положением»

Что касается крупнейшей поместной церкви – Русской православной, то в ней усомнились, станет ли собор под председательством Константинопольского патриарха Варфоломея действительно Всеправославным, учитывая разногласия среди церквей.

Собор на Крите не будет иметь такого статуса, если в нем не будет участвовать хотя бы одна из 15 православных поместных церквей, об этом в среду заявил председатель Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). «Это будет уже не Всеправославный собор, а межправославное совещание. Его решения не могут быть обязательными для всех церквей, которые будут отсутствовать», – пояснил он.

По мнению владыки Илариона, возможно, что от участия в Критском соборе откажется и Сербская православная церковь. Комментируя межцерковное нестроение, глава ОВЦС призвал срочно решить «все те вопросы, по причине которых сейчас церкви одна за другой отказываются от участия».

Заметим, что глава ОВЦС, по мнению некоторых наблюдателей, один из тех иерархов, которые в наибольшей степени были заинтересованы в участии РПЦ во Всеправославном соборе.

Ранее Синод РПЦ призвал провести «экстренное Всеправославное предсоборное совещание» в связи с «чрезвычайным положением» в ходе подготовки Всеправославного собора, о чем сообщил пресс-секретарь патриарха Московского и всея Руси Кирилла священник Александр Волков.

Чем могут быть вызваны опасения Московского патриархата и жесткая реакция других православных церквей?

«Из-за осложнившейся ситуации с Турцией»?

Проблемы стали очевидными еще во время подготовки к синаксису – встрече глав православных церквей, которая была запланирована на 21 января. В ОВЦС призвали перенести встречу из Стамбула, где располагается резиденция Константинопольского патриарха, в пригород Женевы – Шамбези, где находится Православный центр Константинопольского патриархата. Там, в Шамбези, собственно, и состоялось V предсоборное совещание.

Из-за обострения российско-турецких отношений было изменено и место проведения собора: если первоначально планировалось провести его в храме св. Ирины в Стамбуле, то в январе 2016 года по настоянию Московского патриархата был избран Крит (находящийся в канонической юрисдикции Константинопольского патриархата).

Но, впрочем, проблемы – не только и не столько в отношениях светских властей Анкары с внешним миром или в вынужденной зависимости Константинопольского патриарха (с резиденцией в Стамбуле) от властей Турецкой Республики.

«В ходе переписки между предстоятелями Константинопольской и Русской православных церквей не удается достичь согласия по важным вопросам в подготовке Всеправославного собора», – заявил в январе глава Отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда. ТАСС со ссылкой на Легойду сообщал, что в специальной межправославной комиссии, которая была создана с целью выработки регламента проведения Всеправославного собора, «натолкнулись на трудности, которые не удалось преодолеть».

Камни преткновения

С точки зрения внецерковных наблюдателей, «непреодолимые трудности» – это в первую очередь споры о канонических территориях.

Так, древняя Антиохийская церковь, которая, как было сказано выше, отказалась участвовать в соборе, «не поделила» с еще более древней Иерусалимской православной церковью государство Катар. В этом аравийском эмирате, где 78% населения составляют мусульмане, тем не менее есть православная община. В 2013 году Иерусалимский патриархат учредил здесь свою митрополию, хотя Антиохия считает Катар частью своей канонической территории. 3 июня Антиохийский синод сообщил, что «с глубоким огорчением и ошеломлением» получил предложение Константинополя приступить к разрешению конфликта с Иерусалимом не до начала Всеправославного собора, а по его окончании.

Никуда не исчезли не столь острые, но застарелые споры РПЦ и Константинопольского патриархата.

В частности, по поводу Эстонии, где параллельно действуют Эстонская православная церковь Московского патриархата и Эстонская апостольская православная церковь в юрисдикции Константинополя. В 1996 году патриарх Московский и всея Руси Алексий II, протестуя по поводу действий Вселенского патриархата в Эстонии, разорвал общение с патриархом Варфоломеем. Через три месяца общение было восстановлено, но трения никуда не делись.

Еще более запутана ситуация в Абхазии. Начнем с того, что здесь действует «вынужденно непризнанная» Абхазская православная церковь, вышедшая из подчинения Грузинской церкви, но не вошедшая в состав РПЦ.

В 2012 году клирики этой церкви: иеромонахи Дорофей (Дбар) и Андрей (Ампар), служащие в Новоафонском монастыре, – демонстративно разорвали указы правящего архиерея РПЦ епископа Майкопского и Адыгейского Тихона о наложении на них запрещения в священнослужении сроком на три года за раскольническую деятельность. После чего иеромонахи перешли в юрисдикцию Константинополя, возглавив «Священную митрополию Абхазии».

Что же касается Болгарской церкви, отказавшейся прислать свою делегацию на Критский собор, то у Константинополя с ней традиционно непростые отношения – со времен провозглашения канонической независимости БПЦ в 1872 году. Это привело к греко-болгарскому расколу, продолжавшемуся более 70 лет, до 1945 года, когда Вселенский патриархат, наконец, признал право болгар на собственную церковь.

«Всеересь экуменизма»

Впрочем, проблемы коренятся отнюдь не только в спорах о канонических территориях, каноническом статусе и старшинстве. Отдельные группы православных церквей выступили с критикой проекта итогового документа собора, усмотрев в этом документе «экуменизм», настаивая, чтобы в нем латинян (католиков) и протестантов называли не «церквями», а еретиками.

Ряд греческих и российских интернет-ресурсов распространил обращение группы афонских старцев к Священному киноту – руководящему органу монашеской «республики» святой горы Афон, к Константинопольской патриархии, всем поместным церквям и «всей церковной полноте». «Грядущий «Святой и Великий Собор» являет собой этап программы по насаждению межхристианского и межрелигиозного экуменизма и религиозной глобализации...» – говорится в обращении, под котором подписались старец Гавриил из монастыря Кутлумуш, старец Савва Лавриотский из Великой Лавры и старец Харитон из Ватопедской обители.

Кроме того, афонские монахи осудили решение предсоборных совещаний о непризнании Вселенскими соборов IX и XIV веков, на которых были осуждены догматы католицизма, в том числе примат папской власти и «филиокве». Все это ведет к «всеереси экуменизма», полагают афонские монахи.

Российский «Союз православных граждан» уже обвинил патриарха Варфоломея в тесных связях с Ватиканом и в «восточном папизме». «Константинопольский патриарх зашел слишком далеко, фактически навязывая себя всему православному миру в качестве «православного папы», – говорилось в обращении этого общественного объединения.

«Развернута настоящая кампания против созыва собора»

Кроме того, в некоторых кругах православной общественности бытует версия, согласно которой на соборе якобы будет предпринята попытка реформ догматики. Митрополиту Илариону (Алфееву) приписывают предложение принять новый перевод Символа веры с церковнославянского на русский язык, в котором упоминание Духа Животворящего будет якобы низведено до «оживляющего», а слова «во едину святую, соборную и апостольскую Церковь» будут якобы переведены как «в единую святую, вселенскую и апостольскую Церковь».

Еще в 2012 году митрополит Иларион, развеивая слухи, писал на официальном сайте ОВЦС: «Некоторыми маргинальными СМИ развернута настоящая кампания против созыва собора... Верующих пугают тем, что грядущий собор станет «антихристовым», потому что на нем якобы будут приняты решения, идущие вразрез с учением церкви, ее догматами, канонами и правилами: введут женатый епископат, отменят посты, пересмотрят основы вероучения. И тогда православным христианам не останется ничего другого, как покинуть ограду «официальной» церкви и искать иные пути спасения. Подобные рассуждения... не имеют под собой реальных оснований».

Невселенский собор и «обычный» патриарх

Православная церковь сейчас признает семь Вселенских соборов, последний из которых состоялся в VIII веке. Подготавливаемый собор на Крите не заявлен как Вселенский, тем не менее на нем должно быть представлено все мировое православие.

Поясним: поместных или автокефальных православных церквей, независимых друг от друга, но связанных единым литургическим общением, в мире насчитывается 15. Это уже упомянутый Константинопольский патриархат (официально называемый Вселенским, с центром в стамбульском районе Фанар), а также Александрийская (Египет), Антиохийская (Сирия), Иерусалимская, Грузинская, Русская, Сербская, Румынская, Болгарская, Кипрская, Элладская (Греция), Польская православные церкви, а также церкви Чешских земель, Словакии и Америки.

Хотя Константинопольский патриарх с византийских времен и имеет титул Вселенского, а Константинопольская церковь в греческой литературе именуется «Великой церковью Христовой», она не является главенствующий. Патриарх «нового Рима» не имеет тех полномочий, которые есть, например, у папы Римского как главы всех католиков. Предстоятель Константинопольской церкви – «первый по чести», но равный среди равных. Каждая поместная юрисдикция ведет свои дела самостоятельно, без указаний из Стамбула.

Церковь Константинополя с ее 17 епархиями, 3,8 млн прихожан в Греции и 1,5 млн в диаспоре – не самая многочисленная, но весьма влиятельная. В 20-х годах прошлого века в среде греков из патриаршего окружения (так называемых «фанариотов» – по названию района Фанар) распространилась идея, согласно которой глава Константинопольской церкви обладает не только первенством чести, но и первенством власти, то есть может вмешиваться в дела поместных церквей.

Эта доктрина не является официально принятой, однако в некоторых церковных кругах принято считать, что на практике Константинополь склоняется к «восточному папизму».

Каноническая диаспора

Высказывается мнение, что к такой политике Константинопольских патриархов подвигает то, что подавляющее большинство паствы находится в диаспоре (в Турции – не более 2 тыс. православных греков), собственной канонической территории у «нового Рима», по сути, нет.

К слову, заметим, что именно на помощь Константинопольского патриарха Варфоломея рассчитывали украинские власти, продвигая проект собственной поместной церкви для Украины (на базе неканонического, то есть никем не признанного, раскольничьего т. н. «Киевского патриархата»). Этот проект активно лоббировал Виктор Ющенко. После Майдана 2014 года самопровозглашенный «патриарх всея Руси-Украины» Филарет (Михаил Денисенко) вновь развил активность на этом направлении, пока безуспешную.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Вильям Шмидт, религиовед, профессор РАНХиГС, доктор философских наук

Есть ли угроза того, что какая-то из поместных церквей не прибудет на собор? Наверное, да. Время впереди еще есть, и даже в последний день кто-то из делегатов, возможно, примет решение об участии или неучастии. Я не вижу никаких угроз для открытия собора, но вопрос в том, будет ли по факту он считаться Всеправославным собором, будет ли изменена повестка дня с учетом позиций и замечаний церквей. В конце концов, можно будет отложить или пересмотреть какие-то вопросы.

Среди включенных в повестку – один из сложных вопросов о взаимодействии с инославными и с другими церквами. Некоторые люди и некоторые церкви видят в этом тенденции к экуменизму как к таковому. К сожалению, у нас по-разному понимается вопрос взаимодействия и экуменизма. Отдельные радикальные настроения, безусловно, присутствуют. Но свою позицию Русская православная церковь уже определила.

Один из делегатов от УПЦ Московского патриархата – митрополит Одесский Агафангел, например, заявил, что не хотел бы присутствовать на этом соборе. Понятно, что каждый епископ отвечает перед Богом за свою паству, а самое главное – за чистоту вероучения. Каждый предстоятель церкви понимает сложности, с которыми он может столкнуться в своей деятельности в зависимости от того, как какая паства реагирует.

Понятно, что у различных церквей в силу исторического контекста существуют свои взгляды и свои нерешенные вопросы. Такие вопросы есть у Болгарской церкви, у Грузинской, сейчас мы знаем о нескольких тонких неурегулированных вопросах во взаимоотношениях между Антиохийским и Иерусалимским патриархатами.

Целесообразно ли увязывать эти вопросы с контекстом Всеправославного собора, ставить их на соборе? Думаю, что это суверенное право каждой церкви. Но, как правильно сказали и святейший патриарх Кирилл, и митрополит Иларион, есть вопросы первого порядка – вопросы свидетельства об общеправославном единстве – и вопросы второго порядка.

Источник: ВЗГЛЯД

Автор: Михаил Мошкин

Теги: Религия, Православие, Аналитика