Сегодня: 6 декабря 2019
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
«Весь мир – театр». Интервью с Иосифом Райхельгаузом

«Весь мир – театр». Интервью с Иосифом Райхельгаузом

28 марта 2019 |Источник: CypLIVE |Автор: Лана Байбус
Теги: Кипр, Театр, Культура, Интервью

«Весь мир – театр» — эти слова из пьес Шекспира слышал, наверное, каждый. И в чем-то великий драматург прав: каждый играет в этой жизни какую-то роль. Может быть, именно поэтому День театра давно уже вышел за рамки профессионального торжества, превратившись в поистине международный праздник, не имеющий никаких границ...

Полное название праздника – Всемирный день театра (на английском он звучит как World Theatre Day). Отмечает его весьма широкий круг лиц: это и театральные работники, от билетера и рабочего сцены до режиссера и продюсера; и актеры – от начинающих, только пробующих свои силы в массовке, до мэтров, настоящих звезд сцены; конечно же, это и театралы, любители искусства перевоплощения, поклонники творчества тех, кто создает это ежедневное чудо – спектакль...

Вчера, отмечался Всемирный день театра, и мы решили рассказать вам о тех интересных людях, которые недавно посетили наш чудесный остров приехав на Международный театральный фестиваль "Пять вечеров на Кипре"

Как человек творческий и увлекающийся, порой долго смакую послевкусие встреч и событий... И в предвкушении апрельских встреч хочу поделиться впечатлением от встреч февральских.

Благодаря Светлане Сусловой организатору Международного театрального фестиваля "Пять вечеров на Кипре" и руководителю "Волшебного мира театра" у жителей нашего прекрасного острова уже третий год есть возможность наслаждаться разнообразными театральными постановками.

«Весь мир – театр». Интервью с Иосифом Райхельгаузом

В феврале прошел третий фестиваль пять вечеров на Кипре.

Спектаклю «Спасти камер юнкера Пушкина» московского театра «Школа современной пьесы» Иосифа Райхельгауза был вручен ПРИЗ ЗРИТЕЛЬСКИХ СИМПАТИЙ.

Спектакль открывал Третий Международный Театральный Фестиваль «Пять вечеров на Кипре» 20 февраля 2019 года в Никосии в театре «Сатирико».

Путем подсчета голосов тех зрителей, которые приняли участие в опросе, спектакль «Спасти камер- юнкера Пушкина» набрал наибольшее количество откликов.

Респонденты отметили лучшую режиссуру, лучший актерский ансамбль, лучшую женскую роль (учительница русского языка), лучшие декорации.

Поздравляем создателей и желаем самых высоких творческих вершин!

Нам удалось пообщаться с безумно позитивным Иосифом Леонидовичем.

Наша встреча хоть и была запланирована, но переносилась несколько раз, и вот на кануне отлета Иосифа Леонидовича мы все же встретились. Встреча была поздней, было даже не ловко, т.к. мы в буквальном смысле слова «вытащили человека из постели». Я очень переживала что совсем не молодой мужчина будет не в духе, пообещала, что не займу больше 30 минут его времени. Иосиф Леонидович принес с собой журнал и сказал, что я могу взять кое-что из его недавнего интервью. Но, я честно призналась, что произведений его не читала, чужими интервью не интересуюсь, пишу только о том, что тронуло.  Возможно мои вопросы не новы и банальны, и ответы на них можно найти в других изданиях, но всегда интересно «здесь и сейчас».

– Иосиф Леонидович, я выросла в Германии, а потом половину жизни прожила в Корее, и к сожалению, с российской культурой не особо знакома, но знаю, что вы писатель и режиссер. Вот как бы вы о себе сказали, кто вы больше?

«Весь мир – театр». Интервью с Иосифом Райхельгаузом– Поскольку я уже очень много лет преподаю в ГИТИСе, во ВГИКе я много лет преподавал, но в ГИТИСе просто всю жизнь с тех пор как я его закончил, каждые 4-5 лет я подбираю в мастерскую режиссуры артистов, то естественно у меня выработались некоторые критерии набора, отбора. Мне не важно лучше или хуже читает абитуриент стихотворение или басню, или прозу, не важно, как он или она выглядит, особенно если это актерская мастерская. Мне предельно важно чтобы это были люди, во-первых, сформировавшиеся, а во-вторых сильно неудовлетворенные в жизни. Им этой жизни должно быть мало. Их проявлений, возможности познания, самопознания о такие существования в разных контекстах. И поскольку я ищу таких учеников, я и сам думаю, ну вот я тоже так сформировался, и поэтому, когда мне было 14 лет и я в городе Одессе работал электрон-газосварщиком, сваривал какие-то интереснейшие металлические детали, я уже тогда понимал, что мен хочется какую-то такую профессию... И я выбирал.

Я довольно рано захотел стать писателем, но считал, что у меня нет письменного стола и поэтому я не писатель. Я довольно рано захотел быть капитаном. Поскольку я в Одессе родился, быть капитаном какого-то корабля, белого, огромного и куда-то его вести. Но для этого нужно было окончить мореходное училище и хорошо знать нелюбимую мной математику, геометрию, физику. Одновременно я хотел дирижировать большим оркестром, но для этого нужно было окончить консерваторию, что тоже как-то мне казалось... И вот как-то все это вместе соединилось в режиссуре. При том что я уже много лет ставлю спектакли, снимаю фильмы художественные, телевизионные, документальные, при том что я много лет преподаю, при том что я много лет публикую разные произведения, выходят мои книжки, теоретические работы. Вот при этом мне все равно постоянно чего-то недостает.

Поэтому я занимаюсь экстремальными видами спорта, вот такими, как бы их назвать, путешествиями, экспедициями по бездорожью. Я об этом снимаю фильмы документальные, пишу книжки. И вот кто больше? Ну все-таки я профессиональный театральный режиссер. А все остальное я делаю в свободное от работы время. У меня много чего есть делать. Мне этой жизни не хватает! Я очень люблю строить, строить дома. Раньше я все это делал буквально руками-строгал, пилил, выводил кладку из кирпича, сейчас я уже руками просто не успеваю, но тем не менее какими-то стройками руковожу. Поэтому это все такая сильная неудовлетворенная жизнь, мне кажется, мне жалко, что я не успею пообщаться еще с одним человеком, увидеть какой-то город, попробовать какую-то еду. Увидеть этот спектакль, прочесть эту книгу, сфотографировать, ну вот все время кажется мало-мало. Поэтому я, как сказать, мне уже много лет к сожалению, меня это очень огорчает.

И не так давно, пару лет тому назад мне должны были делать очень сложную операцию, даже врачи не могли сказать, чем эта операция закончится-выживу я не выживу. Действительно она была сложнейшая, я был две недели без сознания в реанимации. И вот за день до операции я там в Израиле сидел на берегу средиземного моря, понимая, что жизнь может закончиться через несколько дней. И я, как-то у меня были такие светлые прекрасные мысли, оптимистические, потому что я думал, что я прожил эту жизнь прекрасно. ну конечно, лучше бы чтобы эта операция хорошо закончилась и я прожил еще лет десять, двадцать... Но уже хорошо, уже ну просто нет слов, потому что я был более чем в 80 странах, при том что до сорока лишним лет меня вообще за рубеж не выпускали.

Я вот сам придумал и осуществил, и создал в Москве один из самых интересных театров, где одна из лучших трупп, радуются зрители, театр ездит по всему миру. Я написал книжки, раньше я о себе рассказывал, что я успел то, что не успело бы много людей, в таком отрезке времени. Поэтому я считаю себя счастливейшим человеком. Я встречался в своей жизни и продолжаю встречаться с уникальными людьми, с потрясающими ситуациями, событиями, их все больше и больше. И больше я никак не могу успеть, разорваться, мне очень трудно отказаться от чего-либо, очень, я вообще не могу. Вот сегодня весь день, там была какая-то экскурсия, я бесконечно диктовал интервью по телефонам и что-то еще там делал. И бесконечно.   Вот и думаю все, завтра большой сложный день, завтра лететь в Москву-там много работы, вот я тихо послушаю, я сейчас не спал я слушал интервью, очень хорошее интервью. Вот послушаю интервью, потом я должен вычитать в журнале «Юность» выходит очередной мой рассказ... Вот вы пришли и...

– И Вас потревожила...

– Ну, да (улыбается (прим. автора)). Нет, нормально. Я не могу сказать: «Нет, я не пойду!»  Мне очень не нравятся люди, которые себя так ведут.

– Я Вам очень благодарна! Все вопросы, которые я задумывала задать Вы озвучиваете. Слушая Вас не могу понять, как же, будучи таким занятым человеком, у Вас хватает на все времени?

– Не хватает. Времени совсем не хватает, но у меня есть несколько принципов, которые мне помогают это время очень сильно ужать. Я стараюсь, и на работе у себя, вот я руковожу театром, там 150 человек работает, я стараюсь и на работе, и со своими близкими, и незнакомыми людьми, я стараюсь не играть ни в какие игры. Говорить прямым текстом, говорить: «Вот, ребята, у нас такая-то ситуация. Это хорошо, это плохо. Нужно это, а этого не нужно». Я просто стараюсь, даже иногда понимаю, что резок в этом, неприятен... Не так давно мне прислали интересное предложение «а давайте сделаем это, то...», прислали интересные люди, предложение о котором говорят «невозможно отказаться». И я написал:» Прошу прощения, к сожалению, нет». И мне написали, очевидно, такое редко с ними бывает, «как? Почему? Объясните почему?». Я написал:» Нет времени, нет интереса, нет желания, нет еще чего-то, простите, все». Поэтому если мне что-то нужно, очень интересно, интересен человек, например, то в этот момент у меня как-то все освобождается. Я могу потратить много времени на общение и разговоры, что-то делать. А вообще, многие люди говорят:» Вот не хватает времени! Как вы можете успеть?» Жизнь на самом деле огромная и иногда день проходит так что, несколько лет тому назад я написал «бывало день пройдет как годы, а нынче год прошел как день» какая-то у меня была хорошая фраза, я уже и не помню.

– А расскажите о Вашем увлечении экстремальными видами спорта.

«Весь мир – театр». Интервью с Иосифом Райхельгаузом– У меня друзья, которые стали этим заниматься лет 20 тому назад. Я втянулся в это, потому что, у меня отец был танкистом, водителем, гонщиком-мотоциклистом. Я с детства видел все эти запчасти у нас дома, и он этим очень серьезно занимался. И я очень рано хотел водить машину. И я как только окончил ГИТИС, работал в театре «Современник» и написал там две пьесы инсценировки по Константину Михайловичу Симонову и по Василию Михайловичу Шукшину. И эти пьесы мои очень широко пошли, по Советскому Союзу, по всем странам. И я получил огромное количество авторских денег, именно авторских. И я купил себе Жигули, каждые два-три года я покупал новые Жигули. А когда возникла возможность купить уже дорогую зарубежную марку... а очень люблю водить...

– А гонять?

– Ну, да. У меня до сих пор каждый день приходят штрафы за превышение скорости. Каждый день. Меня встречают и говорят:» Так надо еще раз оплатить, еще раз оплатить». У меня есть товарищ, мой любимый, которого знает вся страна наша, в основном его не любят, ну сложилась такая легенда. Но он фантастический человек, гениальный, Анатолий Борисович Чубайс.

– Да, я знаю, что вы любите вместе путешествовать.

– Вот он мне предложил вот эти гонки в свое время, экспедиции. Мы стали ездить. Лет 20 уже ездим. В огромное количество стран, мы пересекаем всякие невозможные пустыни, моря, льды, пески, болота. Мы бывали на маршрутах в Новой Зеландии, в Китае в пустыне Такла-Макан, в монгольских болотах, ну вот только что буквально, ах оставил в номере телефон, на Кольском полуострове. Прошли его, прошли. Байкал по льду. И так далее, много могу рассказывать.

– Что Вам дает это увлечение?

«Весь мир – театр». Интервью с Иосифом Райхельгаузом– Ну удовольствие дает. Мне это нравится. Мне нравится ночевать в палатке. Я испытываю такое, знаете, некоторое чувство стыда, что я крепкий здоровый дядька в общем-то. И что я занимаюсь какой-то такой эфемерной работой, я рассказываю девушке «так так-то, здесь выше, здесь ниже, здесь подожмем, цвет волос поменяем». Я занимаюсь чем-то таким странным, а мужчина должен строить, водить технику, он должен делать что-то такое мощное, мужское. Поэтому, когда попадаются такие возможности, естественно я на это с удовольствием бросаюсь. Но это сложно, потому что у меня нет, практически нет выходных дней. Очень сложно.

– А расскажите пожалуйста о Вашем отношении к неудачам. Все их воспринимают по-разному. Но если я не ошибаюсь вас же раза четыре пытались...

– Да это уже байки, которые я всю жизнь рассказываю. «Выгнали из института» ...

– Нет, нет, я не хочу их слушать, мне не интересно. Интересно Ваше отношение к этому ко всему. 

– Вы знаете, у меня в жизни очень много было таких, как мне тогда казалось-катастроф. Выгнали из института, расстался с любимым человеком, вот случилось горе. Настоящее горе, настоящая непоправимая беда — это смерть родителей, умирает папа, умирает мама. Вот это невозможно пережить. А все остальное это НИЧЕГО! Все остальное это ничто. Если бы сейчас нужно было эту жизнь повторить, я бы ничего в ней не менял. потому что за каждой бедой, за каждым таким, вроде бы событием огромным, отрицательным возникает положительное. Если бы не выгнали из Харькова, я бы не уехал в Ленинград. А если бы я не был в Ленинграде, я бы не переехал в Москву, не окончил бы ГИТИС, не работал бы... меня не было бы этого, не встретил бы эту жену, не родились бы мои прекрасные дочери. Вот это все вот такое-сюжет.

– Т.е. не драматизировать!

– Я не помню кто когда сказал, но для меня это, несколько не заповедей, но таких установок, скажем так. Во-первых, установка что жизнь-сюжет. И никогда не знаешь какой сюжет, и что случится, и кто рядом с тобой сидит, и чем он занимается. У меня в последнее время очень много на эту тему фантазий. Могло быть так, так, так... А могло бы быть так, так, так... А если бы мв сейчас тут не сидели... и так далее. Это первое-что жизнь сюжет. Второе-это то что судьбу иногда нужно отпускать. Как бы разрешать ей, не сопротивляться

– Не форсировать?

– Не давить, не форсировать, вы правы. А как-то так... ну что ж тогда так, нет-тогда так. Собственно, ничего страшного. Ну там выгнали, там не пустили, а там наоборот. Всю эту амплитуду надо как-то так связать, потому что я очень часто слышу о себе, и слышал, что «он бездарь, он проф не пригоден, он такой плохой, он такой дурной, он это...это... это» и так же часто я слышу о себе «он гений, он потрясающий, это невероятно, он сделал спектакль лучший в мире»

– Сколько людей, столько и мнений.

– Да, вот так и надо. Для меня важнейшее чувство человека по отношению к себе это чувство самоиронии. Я совершенно уверен, что человек должен к себе относиться с иронией, если он к себе относится серьезно, он становится глупым, напыщенным.

– Я знаю, что Вы окрыли филиал в Германии

– Да в Берлине, да

– А почему выбрали именно Берлин?

– Так получилось, довольно случайно. Мы много гастролируем по всему миру. Мы много разъезжаем по разным фестивалям, гастролируем. Возникла такая ситуация, там новый очень интересный директор Русского Дома в Берлине возник. А это Русский Дом стоит такой скалой мертвой уже много десятилетий. Вот возник молодой директор, очень интересный парень. И как-то я ему предложил, говорю:» Давайте». А там в Берлине я выпустил спектакль в одном театре, я много зарубежном ставлю, и выпустил, выпустил. Спектакль имел и имеет успех. А давайте привезем спектакль. А чего спектакль? Давайте откроем целый филиал, будем играть каждый месяц два-три-четыре спектакля. Ну вот я обратился к каким-то начальникам, начальники это поддержали, там в Мише Швыдков – моему товарищу, еще куда-то и там поддержали. И это уже несколько месяцев идет и будет еще долго. Так что я очень рад этому.

– Вы путешествуете по многим странам, городам, а втор объединяет Вашего зрителя? Есть ли разница в восприятии разными нациями, культурами?

– Я слышал, что «в этой стране такие зрители, а еще вот в этой такие»

– Я не об этом, что-то общее

– Людей, вы знаете, всегда интересует человеческое. Людей интересует что-то что помогает прояснять им свою собственную жизнь. Ну там я не знаю-заболела рука, нога он пошел в поликлинику. Хочется есть-он пошел в магазин. А тут...с душой, жизнь. А правильно ли живу со своей женой? а правильно ли я воспитываю своих детей? А правильно ли я существую на работе? И кто-то в храм идет, а кто-то в театр. И мне кажется, что театр если он честный, такой художественный, интересный, это такое достойное место для людей всего мира. И я не вижу различий между зрителями, я не знаю, Вены, Одессы, Ларнаки, Израиля, любых городов Америки. Ну вот мы играли в Индии, вот Пушкина, которого мы играли здесь на Кипре, мы только за последний год, спектаклю лет 5-6, за последний год мы его уже сыграли, ну естественно бесконечно в Москве, в Омске, в Южно-Сахалинске, во многих городах России и Украины, в Эстонии, В Тбилиси, в Ереване, вот теперь на Кипре, в Берлине и везде зрители смотрят одинаково. Они понимают, что смешно, что трагично, что соотносится с их жизнью, что не соотносится.

– Я знаю о Ваших теплых отношениях с внучкой. А какой бы вы дали совет нашему поколению, что важно в воспитании наших детей, с Вашей точки зрения?

– Я в силу своих педагогических занятий всегда связан с молодыми людьми. и естественно выработалась уже, давно выработалась такая система, способ общения с ними. И способ довольно прост, я не общаюсь с ними, со студентами со своими как вот некий знаток профессии, знаток жизни, который учит их как-то. Я могу им преподать действительно какие-то такие технологические знания в профессии, но тем не менее-они мне не подчиненные, они мне не внизу стоящие, они мне коллеги. Вот это очень важно. Они такие же режиссеры как я, у них меньше опыта, меньше умения, меньше технологической такой оснащенности. Я ему не могу сказать «ты», я на «вы» разговариваю со студентами, со школьниками. Да, у меня замечательная любимая внучка, у меня замечательные дочерину меня масса студентов, с которыми я дружу и общаюсь и это не важно какой у нас разрыв возрасте. Важно, что я уважаю в них человеческие, творческие проявления, и принимаю их, мне это интересно и ему интересно. я с человеком общаюсь, если я чувствую, что я ему не интересен, ну мне скучно общаться. Я должен понимать, что меня любят

– Естественно, это взаимообмен энергией. С Вами очень интересно общаться, но я переживаю, что уже довольно поздно. В заключении хочу спросить изменился ли Кипр для Вас со времен прошлого визита? Вы же были здесь в 1990х?

– Нет, по-моему, он не изменился. Ну построили больше высотных домов, лучше про асфальтировали дороги. Я помню Кипр для меня был одной из первых поездок за рубеж, и вот это очарование было в том, что везде холодно, в Москве снег, а здесь солнце, а здесь море, а здесь цветы, а здесь запах, а здесь висят вот эти апельсины, лимоны, а здесь какой-то такой, близкий мне по Одессе, мир южный. Это такое место, которое способствует тому человеческому удовольствию открываться. Не надо сжиматься, укрываться, прятаться, одеваться. Наоборот надо расстегнуться, как:» Мир, открытый настежь бешенству ветров». Вот такой прекрасный мир. Поэтому как тогда это было, прошло время, я с какой-то периодичностью бываю здесь на Кипре и ничего не меняется, наоборот все так же прекрасно. Я многому удивляюсь и ничему не огорчаюсь.

Не смотря на поздний час беседу было сложно прервать, Иосиф Леонидович безумно позитивный и интересный человек, его рассказами заслушиваешься. Ждем новых встреч. Поздравляем Иосифа Леонидовича и его театр с праздником, желаем всех благ!

Эксклюзивно для CypLIVE