Сегодня: 30 ноября 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Президент Кипра: мы не ждали зеленого света от ЕС на российский «Спутник V»
© EPA-EFE/YANNIS KOLESIDIS

Президент Кипра: мы не ждали зеленого света от ЕС на российский «Спутник V»

9 июня 2021 |Источник: ТАСС
Теги: Кипр, Анастасиадис, Россия, Интервью, Туризм, Коронавирус

Президент Кипра Никос Анастасиадис в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману рассказал о том, как в республике намерены выстраивать диалог с Турцией, о шагах по преодолению последствий пандемии, российских туристах, а также поделился оценками сотрудничества Москвы и Никосии.

— Господин президент, большое спасибо за еще одну возможность встретиться с вами. Мы виделись несколько раз, виделись здесь, в вашем президентском дворце, виделись в Москве, уже у нас длинная история даже личных контактов, что для меня большая честь. За эти годы, пока вы президент, вы неоднократно встречались с президентом России Владимиром Путиным. Буквально несколько месяцев назад здесь, в вашем дворце, был министр иностранных дел России Сергей Лавров. У России и Кипра долгая и, на мой взгляд, очень позитивная история отношений. Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в российско-кипрских отношениях? Как вы оцениваете потенциал их дальнейшего развития?

— Прежде всего, хотел бы поблагодарить за возможность сказать российскому народу, что нас объединяет много общего. Прежде всего — православная вера.

Но самое важное — то, что российское руководство изначально и всегда поддерживало киприотов в очень трудных обстоятельства

Наши отношения созрели и окрепли настолько, что уже можно говорить об их превосходном состоянии, и это самое главное. Россия — постоянный член Совета Безопасности ООН, где играет значительную роль. Совсем недавно министр иностранных дел Сергей Лавров выступал с заявлениями по поводу нарушений резолюций ООН, принятых в отношении Республики Кипр. Российское правительство подтвердило, таким образом, приверженность указанным принципам.

— Недавно вы, господин президент, высказали очень интересную мысль, встречаясь в марте в Афинах с российским премьер-министром Михаилом Мишустиным. Вы сказали, что Кипр совершенно не беспокоит то, что у России сегодня такие тесные партнерские связи с Турцией. Более того, вы сказали, что это даже хорошо, когда у друзей Кипра есть близкие контакты со странами, с которыми у Кипра разногласия. Вот как бы вы расшифровали эту мысль?

— Каждое государство имеет свои интересы, свои цели и задачи. С того момента, когда были приняты резолюции ООН, стало в порядке вещей не нарушать установленные отношения, особенно со странами, с которыми у нас имеются разногласия. Тем самым открывается возможность пробовать решить наши противоречия, воспользовавшись подобными связями через посредников. Таким образом, несмотря на улучшение отношений России и Турции, для нас особенно важно то, что Россия стойко придерживается принципов упомянутых мной резолюций. Именно это имеет значение, и я говорил об этом президенту Путину. Об этом же мы говорили с господином Лавровым. Так что это никак не повредило нашим отношениям. Напротив, они сохраняются такими же крепкими, как и всегда.

— Конечно, это очень здорово, что наши отношения так развиваются. Особенно потому, что Кипр — место, традиционно любимое российскими туристами. С другой стороны, пандемия наложила отпечаток, к сожалению, и на это направление нашего сотрудничества. Целый год российские туристы были лишены возможности радоваться своему отдыху на Кипре. Вот как раз на той встрече с российским премьером Мишустиным в марте вы сказали, что собираетесь вскоре открыть Кипр для российских туристов. Более того, вы сказали о планах закупить российскую вакцину "Спутник V". И вы знаете, когда я сейчас вместе с коллегами прилетел в Никосию, то увидел, что все те, кто вакцинированы "Спутником", смогли спокойно прибыть на Кипр, пройти границу. И Кипр гостеприимно встречал российских туристов. Поэтому у меня два вопроса: во-первых, как вы видите, как вам докладывают, какая будет ситуация, дальнейшие перспективы преодоления этой пандемии на Кипре? И насколько шире будут открываться двери для туристов в вашу прекрасную страну в дальнейшем?

— В отношении пандемии мы претендуем на первое место в Европе и во всем мире с точки зрения программы вакцинации, а также проверок, которые проводятся ежедневно с учетом мониторинга нашего населения, которое насчитывает 850 тыс. человек. Это нам стоило от €40 тыс. до €50 тыс. Наши больницы выдержали наплыв больных в период пика пандемии, иначе мы бы имели вдвое больший размах бедствия. Коэффициент эффективности вакцинирования не должен быть менее единицы. Состояние здравоохранения в стране позволяет нам двигаться вперед.

1 апреля мы объявили о том, что страна сможет принимать туристов и визитеров из тех стран, которые проводят вакцинацию, — европейских в первую очередь, включая Россию. Заявили, что не будем ждать, когда Евросоюз даст нам зеленый свет и на российский "Спутник", и на вакцину из Китая. Это тема нашего национального суверенитета, мы считаем вопрос решенны

Наша экономика опирается на туризм, он является одной из важнейших отраслей. При этом наши российские партнеры любят бывать на Кипре, Россия по притоку туристов и по значимости является вторым источником прибылей в государственную казну. Таким образом, мы приняли решение, которое наилучшим образом повлияет на выход из кризиса, в том числе благодаря позиции российских властей, которая способствует вакцинации.

— Тем не менее, конечно, пандемия сказала свое малоприятное слово в отношении всех отраслей жизни, и прежде всего экономики. Во всем мире — проблемы с экономикой, вызванные пандемией. Не прошла эта беда и мимо Кипра. Экономика Кипра понесла серьезный ущерб. Недавно вы представили план восстановления экономики Кипра, он очень солидный, подробный. Могли бы вы все-таки раскрыть какие-то наиболее важные, ключевые детали этого плана? Кроме того, что открывать и дальше границы для туристического потока.

— Европейский Союз, страны, которые в него входят, приняли решение выделить €600 млрд посредством облигаций через международный фонд в пользу тех стран ЕС, которые в этом нуждаются. Кипрская Республика получила €1,2 млрд на срок 5 лет, к которым следует добавить €1,8 млрд из постоянных фондов, дополнительные €1,4 миллиарда будут направлены на партнерство между частным и государственным секторами. В общем для комплексного целевого преодоления кризиса потребовалось €4,4 млрд.

В первую очередь 56 проектов направлены на выравнивание положения в различных государственных отраслях, 76 проектов — на информационные и цифровые технологии, они делают упор на практической экономике, вопросах здравоохранения, социальном обеспечении. Был разработан продуманный план, который представили Европейской комиссии в расчете, что нас поддержат и политические партии. Их парламентские фракции должны одобрить госбюджет. Вопрос спорный, поскольку предстоит выравнять положение между разными по благосостоянию районами.

— Господин президент, я в начале разговора напомнил, что мы много раз уже встречались. И всегда волей-неволей тема касалась главной, ключевой проблемы — кипрского урегулирования. Вы знаете, что Россия всегда выступала за строгое соблюдение решений Совета Безопасности, Генеральной Ассамблеи по Кипру. Россия всегда выступала за то, чтобы вопрос кипрского урегулирования решался между двумя кипрскими общинами. Но вот недавние переговоры в апреле, как я понимаю, завершились, скажем так, не очень удачно. Потому что турецкая община Кипра отвергла решение вопроса на основании федеративного устройства, выступила за создание двух государств. В общем-то, это результат, который у меня вызывает вопрос: а как дальше вести переговоры? Нужны ли они? И какое вы видите все-таки решение этой проблемы?

— Несомненно, переговоры нужны. Еще раз выражаю признательность и благодарность за поддержку нашей позиции российскому государству, это нас вдохновляет на продолжение диалога, на поиск решения, основанного на резолюциях ООН. К сожалению, и здесь вы правы, новый план Турции и Турецкого Кипра о создании двух государств не только противоречит голосованиям ООН и резолюциям Совета Безопасности, не только пренебрегает мнением и полномочиями генсека ООН, но и в корне противоречив, потому что в случае его реализации это открыло бы ящик Пандоры. Ведь есть немало стран, поддерживающих сепаратистские движения. Над таким прецедентом следует поломать голову.

Напротив, что же остается? Что, кроме диалога? Мы — маленькая страна, которая желает исключительно мирным способом найти решение, которое дало бы гарантии и для выполнения соглашений, и для безопасности, и защитила бы права как турок-киприотов, так и наших соотечественников. В соответствии с разъяснениями ООН Кипрская Республика может отлично справиться с равноправной защитой интересов и греков-киприотов, и турок-киприотов. То, что мы требуем, бесконечно далеко от попадания в зависимость от какой-либо другой страны.

Кипрский народ — греки-киприоты и турки-киприоты — издавна, много десятилетий подряд, жили мирно, и только вмешательство других стран, к несчастью, создало нам проблем

Повторяю, греки-киприоты и турки-киприоты жили и могут жить в мире. Однако нашлись некие силы, и я прямо говорю, что имею в виду Турцию, которые не хотят, чтобы киприоты проголосовали за Кипрскую Республику. Мы можем жить, творить и добиваться успехов в наших собственных интересах. И если кто-то отказывает нам в выборе, то пусть хотя бы не навязывает Кипру свою волю.

— Господин президент, вот позвольте, я обострю этот вопрос. А что же делать, если начнется освоение турецкой стороной Вароша? Есть ли какие-то страны, а сегодня только одна страна признала Северный Кипр, есть ли какие-то страны, которые под влиянием или сами вдруг начнут признавать Северный Кипр? В этой ситуации как вам видится развитие событий?

— Если Турция продолжит свои действия по поддержке режима Северного Кипра в нарушение резолюций ООН 550 и 589, то ожидаемое решение проблемы будет затруднено. Одним из существенных вопросов, которые мы ставим в процессе диалога, являются диверсионные провокации. Решение кипрской проблемы предполагает возвращение Вароша и его окрестностей под юрисдикцию республики. Пока это стратегическая зона. То, что происходит там сегодня, к сожалению, создает у противостоящей стороны некие иллюзии, усугубляет ситуацию в целом. Если они попытаются осуществить этот проект, то это станет серьезнейшей проблемой в плане открытия доступа в район Вароша, незаконно находящегося под их контролем. Я не хотел бы, чтобы это стало экспансионистским поползновением, потому что означает, повторяю, переворот всех планов по решению кипрской проблемы.

— Вы не только президент, но и возглавляете правительство Кипра, реализуете внешнеполитический курс Кипра. Каким он вам видится в этой ситуации? Не складывается ли впечатление у некоторых стран-наблюдателей, что для Кипра важно выстраивание, скажем так, антитурецких альянсов? И на этой базе строить свою внешнюю политику?

— Спасибо за вопрос. Как вам хорошо известно, мы маленькая страна. В то же время мы представляем оплот стабильности в этом районе Средиземноморья. Мы хотим быть такими. У нас отличные отношения с арабскими странами, отличные отношения с Израилем. Никогда не было такого, что мы расценивали бы трехсторонние встречи как происки Турции. Напротив, на каждой такой встрече мы повторяем, что никто не может быть исключен как партнер по переговорам, пока соблюдается Устав ООН, международное морское право и добрососедские отношения стран друг с другом. Это никоим образом не означает, что мы выстраиваем некий антитурецкий фронт и прочее. Не это является нашей целью. Мы маленькая страна, настойчиво добивающаяся взаимопонимания, и это в интересах всех наших соседей.

— Вот в этой связи я вспоминаю наш разговор с вами. Несколько лет назад вы высказали очень интересную мысль, что одно из главных стремлений вашей страны — что Евросоюз посодействует, поучаствует, поможет в решении кипрского вопроса. Кипр — достойный член Евросоюза. Но вопрос, к сожалению, до сих пор не урегулирован. Как вы видите дальнейшее участие Евросоюза в этом вопросе и как строятся ваши отношения, Кипра, в данном контексте с Евросоюзом?

— Самое главное для нас — руководствоваться духом Европейского союза, его принципами, защитой прав человека. Мы являемся и продолжаем быть его членом, и это гарантия нашей безопасности, и это касается всех — и греков-киприотов, и турок-киприотов. То, что свойственно европейцам, относится и к нам: проявление солидарности, которая является одним из важнейших принципов Евросоюза, по крайней мере, до последнего времени. Именно поэтому в адрес Турции были посланы серьезные предупреждения от имени ЕС. Они связаны с известными резолюциями по Кипру.

Таким образом, призыв уладить спорные проблемы между относительно недавно принятыми государствами является позитивным шагом. Уверяю вас искренне, что ни целью, ни нашим намерением не является что-либо (что именно — неразборчиво — прим. переводчика) навязывать силой Турции. Мы хотим, чтобы наши соседи имели четкую европейскую ориентацию, уважали европейские принципы и ценности, в том числе и те, которые касаются отношений между Евросоюзом и Турцией. Потому что есть протоколы, которые реализуются остальными 26 государствами не только в отношениях между ЕС и Кипром, страной — членом ЕС. При этом я понимаю, что имеется некое число государств, которые в силу своих интересов придерживаются особой позиции по ограничениям и рестрикциям в отношении Турции. Тем не менее есть дух солидарности, и в рамках диалога предпринимаются усилия по убеждению Турции. Насколько успешные — будет видно.

— За время своей президентской каденции, уже второго срока, который идет сейчас, вы дважды посещали Российскую Федерацию, встречались с российским президентом Владимиром Путиным. У вас были тесные контакты. Во-первых, как складывается ваш личный диалог с российским президентом? Чем запомнились вам эти визиты в нашу страну и есть ли в ваших планах новые поездки в Россию?

— И визиты, и другие встречи, которые мы имели с президентом Путиным и с теперешним премьер-министром Мишустиным, были конструктивными, всегда приводили к улучшению отношений. Нужно сказать, я особенно рад, что у нас сложились весьма дружеские отношения и с президентом Путиным, и с премьер-министрами вашей страны, и конечно, с Сергеем Лавровым, который всегда был прекрасным другом киприотов, как и президент Путин. Наши встречи, таким образом, отличаются особой теплой атмосферой, творческими усилиями по развитию отношений в различных областях. Счастлив заметить, что я лично чувствую повышение уровня нашей безопасности, содействую таким дружеским отношениям.

— Сейчас середина вашего второго президентского срока. И я, как ваш поклонник, наблюдаю все время за вашей деятельностью и очень ее поддерживаю. И все же я хотел бы спросить: за это время что из того, что вами сделано на президентском посту, вы считаете своими самыми большими достижениями, а в чем что-то вам не удалось?

— Прежде всего, надо сказать об успешном преодолении серьезного финансового кризиса, который мы пережили в 2013 году. Страна находилась буквально в долговой яме. Кризис обострился в течение месяца. Мы подписали финансовые соглашения с Евросоюзом, которые позволили нам рассчитаться с долгом в 2016 году. Иначе пришлось бы брать еще одно долговое обязательство, потом еще и еще. Это помогло нам вновь встать на ноги, восстановиться и выйти на показатели экономического роста. В 2019 году, перед пандемией COVID, темпы роста составили 4,5 %. Это было успехом всех киприотов, которому способствовали и политические партии. Еще одним плюсом были реформы, которые удалось провести в области здравоохранения, ждавшие своей очереди десятилетиями; в сфере социальной защиты удалось гарантировать достойный уровень доходов работника. При этом был установлен порог пенсионных выплат не меньше прожиточного минимума.

Был сделан еще ряд шагов. Например, в жилищной политике. Семьям, которые живут в горных районах и нуждаются в жилье, предоставлены значительные субсидии на постройку собственных домов на месте проживания; а тем, кто живет в городах или нуждается в ипотечных кредитах, мы даем такой кредит. Предусмотрена подобная помощь со стороны государства и в дальнейшем. Те, кто нуждается в строительных материалах, также получают поддержку. На помощь в строительстве ушло €3,8 млрд. Мы старались выглядеть достойнейшим образом и во внешней политике, и во внутренней. Я не хочу сказать, что у нас не было ошибок, что были одни достижения. Нужно еще работать и работать. Надеюсь, что до окончания моего президентского срока еще смогу принести пользу.

— Наша программа, я уже вам говорил, называется "Формула власти". И каждый раз я задаю в конце нашей программы моим собеседникам один и тот же вопрос: а что такое власть, по-вашему? Которой вы уже давным-давно обладаете. Какова на вкус вот эта странная штука под названием власть?

— Немаловажная тема. Думаю, она больше политическая. Политик не должен превращаться в животное, чтобы добраться до власти. Он должен оставаться прежде всего человеком. Не должен забывать о тех, с кем был связан. Они могут принадлежать и другим партиям. Уважать не только друзей, но и всех, кого принял в свою команду. Общаться с людьми лицом к лицу. Повторяю, никто не совершенен, случаются ошибки, ошибок не делает только тот, кто ничего не делает. Поэтому большое значение имеет самокритичное отношение к себе, оно дает важный урок. Я в политике с 1981 года — депутат, возглавлял партию, а сейчас по должности президент, уже девятый год. Я скромненько так намерен удовлетвориться 100 годами [жизни]. И надеюсь, все это время будет мир в доме.

Я не хотел сказать, что пребуду в своей теперешней должности до 100 лет. Сколько можно: я во власти уже давно. Просто надо будет обрести несколько лет про запас, чтобы как следует отдохнуть после такой работ

— Я вам желаю 100 лет жизни, даже 120 лет жизни. Всего вам самого доброго, у вас еще много дел впереди. Спасибо, господин президент.

— И вас благодарю, желаю вам того же.