Сегодня: 9 декабря 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Больная страсть любоначалия

Больная страсть любоначалия

22 августа 2021 |Источник: Православие.Ru |Автор: Сергей Худиев
Теги: Религия, Православие

Готовящийся приезд патриарха Варфоломея на Украину вызвал волну фотографий в социальных сетях - украинские православные целыми приходами фотографируются с плакатами «Варфоломей, мы тебя не звали».

С одной стороны, Константинополю явно не удалось привлечь к себе сердца членов самой крупной религиозной общины Украины, с другой - не похоже, чтобы его это беспокоило.

К такому выводу можно прийти, рассматривая публикации в фанарской прессе - чем я занялся, желая уяснить себе позицию другой стороны.

Судя по этим публикациям, окружение патриарха Варфоломея живет в несколько иной реальности. Там, где Константинополь создал единственную украинскую Церковь, во главе с митрополитом Епифанием, украинцы же отвечают ему сыновней почтительностью, благодарностью и глубокой покорностью. Украинская Православная Церковь во главе с митрополитом Онуфрием, которую Константинополь признавал еще не так давно, и к которой принадлежат две трети украинских приходов, поминается не иначе как «русская Церковь».

Действия Константинополя - и как их видит сам патриарх Варфоломей, и его окружение - были полностью и абсолютно безупречны, и принесли много добра. Как говорит сам Варфоломей в Интервью журналисту газеты «To Вима» Марии Антониаду:

«Таким образом, предоставление Вселенским Патриархатом статуса автокефалии Церкви Украины было не только экклезиологически и канонически правильным, но и единственным реальным решением проблемы. Следовательно, только признание Украинской Автокефалии всеми Православными Церквями помогает общеправославному единству, а не какая-либо другая позиция, ни ожидание, ни призывы к всеправославным собраниям, ни бесконечные и бесчисленные интервью в СМИ, полные оскорбительных характеристик нашего Патриархата»

Никакого раскола, по мнению Варфоломея, в мировом Православии не существует - просто русские (обобщающий термин для всех, оставшихся в общении с Московским Патриархатом), полные самой черной неблагодарности, проявляют бессмысленную и абсолютно неспровоцированную враждебность в ответ на самоотверженные пастырские труды патриарха Варфоломея - деятельность которого описывается в самых агиографических тонах, как если бы процесс его канонизации уже завершился.

Это делает перспективы диалога чрезвычайно призрачными - нет никакого трагического непонимания, нет никаких ошибок, нет никакого «хотели как лучше». Константинополь в своих глазах всегда прав, благ, и премудр, и всегда в своем праве. Если папе Римскому усваивается непогрешимость не во всех его словах и деяниях, но только когда он говорит «ex cathedra», то патриарха Константинопольского нельзя упрекнуть никогда и ни в чем вообще. Любое указание на то, что в украинской ситуации вмешательство Константинополя, скажем так, не улучшило положения дел, отвергается с негодованием - как деликатно выразился митрополит Деркийский, «со святым возмущением, я отвечаю: Уберите свои уста и руки от Преемника того, кто сделал вас христианами!»

Между тем, для всех остальных, результаты деятельности Константинополя налицо - никакого уврачевания украинского раскола не произошло. Фанар создал новую структуру на основе двух раскольнических групп, многие клирики которых не имели даже канонического рукоположения. На так называемом «объединительном соборе» к ней присоединились только двое из епископов Украинской Православной Церкви. Общение между канонической Церковью и раскольниками, таким образом, не было восстановлено. Патриарх Варфоломей, которые еще за пару лет до того признавал митрополитом Киевским блаженнейшего митрополита Онуфрия, объявил, что киевскую кафедру теперь занимает новый человек - Епифаний, в свое время принявший рукоположение от находившегося под анафемой (признанной Константинополем) Филарета Денисенко, объявившего себя «патриархом Киевским».

Это вызвало не только разрыв евхаристического общения между Московским и Константинопольским патриархатами, но и серьезные конфликты внутри поместных церквей. По любым меркам ситуация только ухудшилась.

Тут можно было бы сказать «где-то мы нахомутали» и начать искать выход из сложившейся ситуации. Но увы, ничего похожего мы не видим. Фанар ведет битву, не интересуясь потерями - и не скрывает того, за что она ведется. Нет, даже не за украинскую паству. Желание привлечь паству предполагало бы другой образ действий. За власть над Церковью, «права и привилегии». Вот как говорит сам патриарх Варфоломей в том же интервью:

«Итак, будем говорить откровенно. На самом деле проблема не в украинской автокефалии и не в якобы несуществующих или недействительных рукоположениях украинской иерархии, на которые некоторые ссылаются специально. Цель состоит в том, чтобы отобрать эти уникальные обязанности Константинопольского Престола, чтобы они перешли в другие руки. Итак, с моей позиции, как Вы понимаете, я не могу, с одной стороны, отказаться от ответственностей, которые мои предшественники завещали через практику Церкви, а с другой стороны, допустить, поскольку это также моя ответственность, духовное падение тех, кто заигрывает с федерализацией Православной Церкви по протестантским стандартам. Кто же тогда ведет себя как «Православный Папа»? Тот, кто остается верным ее традициям, или тот, кто претендует на положение, которого у него никогда не было и которое он никогда не получит?»

То есть для него «проблема не в украинской автокефалии» и она является только средством утверждения «уникальных обязанностей Константинопольского Престола», которые якобы завещаны предшественниками. О каких «уникальных обязанностях» идет речь? О статусе Константинополя как «первого без равных», «первоиерарха вселенской Церкви». Эту доктрину подробно излагает, в частности, митрополит Элпидофор (Ламбриниадис), и ее можно коротко выразить его словами: «Долгое время в истории Церкви Первоиерархом был епископ Рима. После того, как евхаристическое общение с Римом было прервано, каноническим Первоиерархом Православной Церкви является архиепископ Константинопольский»

Термин «восточный папизм», таким образом, это не ругательство, придуманное противниками Варфоломея, а точное изложение позиции Фанара - «папа отпал, теперь я за него».

Оппоненты, как говорит сам патриарх Варфоломей, «заигрывают с федерализацией Православной Церкви по протестантским стандартам», то есть полагают, что Патриархи поместных Церквей равны между собой. Ситуация, таким образом, не симметрична - патриарх Московский никоим образом не претендует на роль «первоиерарха вселенской Церкви» и «первого без равных».

Хуже того, в глазах Константинополя такое его владычество - обязательная часть православной веры. Как говорит патриарх Варфоломей, «Что касается меня как Вселенского Патриарха, я не могу допустить, чтобы православная экклезиология была изменена (...). Я не имею права сделать даже шаг назад. Деликатность не принесет пользы, когда на карту поставлены богословие, порядок и священные традиции нашей Церкви. «Острее любого ножа» - это слово Истины»

Такое стремление любой ценой настаивать на своем владычестве и превосходстве, «правах и привилегиях» не может не вызывать грустного контраста с Евангелием: «ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Матф.23:12)

В использовании веры для утверждения личного владычества нет, увы, ничего нового. Дух любоначалия обычен в различных культах, но, увы может проникать и в Церковь, одолевать мирян, священников, епископов - бывший митрополит Филарет Денисенко, который провозгласил себя «патриархом Киевским» может служить тут ужасающим примером. Может он, как видим, поражать и почтенную древнюю кафедру.

И мы видим, как этот дух делает захваченных им игралищем мирских политиков.

При обсуждении предстоящего визита в сетях вырываются выражения самые нецеремонные - что, конечно, нехорошо, как говорит Писание, «Перестань гневаться и оставь ярость» (Пс.36:8) Негодование не приносит пользы там, где нужна спокойная твердость - нет, мы не согласны признать патриарха Варфоломея «первым без равных», тем более, что его поступки и их плоды совершенно к этому не располагают.