Сегодня: 25 февраля 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Готовимся к переходу в вечность
Художник: Леонид Баранов

Готовимся к переходу в вечность. Семейная аскетика

29 августа 2020 |Источник: Православие.Ru |Автор: Священник Павел Сержантов
Теги: Религия, Православие, Семья, Дети, Пожилые, Родители

Заканчивается цикл публикаций по семейной аскетике. Мы рассмотрели подвиг взросления и духовные аспекты при выборе жениха и невесты. Обсудили аскетическую задачу в жизни молодоженов – менять привычный холостяцкий образ жизни, создавая малую Церковь. Коснулись темы неудач и потерь, без которых семейная жизнь не обходится. Поговорили про духовное воспитание детей и всестороннюю подготовку их к самостоятельной жизни. Следующий этап – мы стареем, а наши дети воспитывают своих детей, им понадобится помощь от нас…

Помогать взрослым детям, не баловать внуков

Есть огромная разница между «помочь детям» и «сделать вместо них, потому что так лучше». Есть большая разница между «откликнуться на просьбу детей о помощи», «деликатно предложить свою помощь» и «навязать помощь».

Есть огромная разница между «помочь детям» и «сделать вместо них, потому что так лучше»

Навязанная помощь внешне может выглядеть замечательно – как проявление заботы и жертвенной любви: «Я не дожидаюсь, пока дочь попросит меня. Вижу проблему – решаю ее без лишних разговоров». Это на первый взгляд. При ближайшем рассмотрении родительская позиция выглядит иначе: «Я не жду от дочери просьбы, потому что лучше ее знаю, что ей нужно». Даже если это знание детских потребностей было, со временем люди меняются, и наши отношения меняются тоже. Если этого не происходит, отношения портятся, рвутся.

Когда мы понимаем, что грешим гиперопекой, нам приходится себя сдерживать: «Я приехал в дом взрослых детей. Это территория молодой семьи, я в гостях. У них я воздержусь “порядок в доме наводить”. В чужой монастырь со своим уставом не ходят».

Помимо избыточной заботливости встречается и противоположная крайность – недостаток заботы о детях. Что тут делать, понятно: родители активизируются, вникают в жизнь детей, не уклоняются от своих родительских обязанностей под предлогом «дочери 25 лет, я в ее годы решал свои проблемы сам». Каждая молодая семья нуждается в родительской поддержке – в той или иной мере.

Некоторые избыточно заботливые родители считают, что, хотя дети взрослые, их надо постоянно консультировать и контролировать. К чему приводит такая стратегия? Взрослым детям дипломатично внушают, как они некстати создали семью и неудачно выстраивают отношения за пределами родительского дома. Подобные внушения, непрошенные вмешательства разрушают благословенный брак, не имеют ничего общего с родительской помощью детям.

В этом случае полезно аскетическое правило, которое обозначил протопресвитер Фома Хопко:

«Давайте совет, только когда его спрашивают или когда посоветовать – ваша обязанность. Не ходите, раздавая направо и налево бесплатные советы… Если нас спросили, тогда ответить – наша обязанность (родителей, пастырей), наша работа (преподавателей)»[1].

Если дочь сама хочет посоветоваться с мамой о своих конфликтах с мужем, то мама может со вниманием, неравнодушно, молитвенно выслушать дочь (иногда этого достаточно). Если дочь задаст вопросы, то мама осторожно выскажет свое мнение, воздерживаясь от греха – от того, чтобы настраивать жену против мужа. А если дочь не хочет советоваться? Сверхзаботливая мама раздачу советов воспринимает как свое право и обязанность. И считает неблагодарностью слова дочери: «Мама, мы взрослые люди, сами разберемся». От матери требуется не навязывать свое мнение; чувствовать, что переживает дочь; не вторгаться, куда не просят. Родители именно помогают взрослым детям, не командуют ими, оберегают их право на самостоятельность.

Готовимся к переходу в вечность

Тот же принцип сохраняется, когда рождаются внуки. Не будем оказывать медвежьих услуг внучке, не будем подрывать авторитет ее родителей, внушать ей с хитренькой улыбкой: «Да мало ли что твоя мама сказала… Ты меня лучше слушай, я твоей маме – мама». Да, когда-то мама была маленькой и слушалась бабушку, но прошли десятилетия. Теперь к бабушке мама почтительно прислушивается. Ребенка воспитывают мама с папой вместе, бабушка с их согласия – помогает, не более того. Бабушка не пытается вернуть себе позицию старшинства. Старший в новой семье папа, за ним идет мама. Дедушки и бабушки занимают важное, почетное положение в жизни папы и мамы, но не управляют их семьей.

Старший в новой семье папа, за ним идет мама. Дедушки и бабушки занимают важное, почетное положение, но не управляют новой семьей

У каждого из нас свои обязанности, свой крест. Одно дело – отцовский крест главы семьи и крест мамы, другое – крест бабушки[2].

Весьма деликатен в семейных вопросах был старец Иоанн (Крестьянкин), он правом старшинства не злоупотреблял. Протоиерей Серафим Правдолюбов вспоминает:

«В обсуждениях того или иного обстоятельства, с которым мы обращались к нему, часто слышали: “Я скажу только после того, как узнаю, каково к этому вопросу родительское отношение”. Отец Иоанн высоко ценил волю родителей в судьбе детей»[3].

Старец Иоанн верил, что Бог помогает верующим родителям – дает уникальное знание судьбы детей[4].

Конечно, в духовном воспитании участвуют не только родители. Многих из нас бабушки приобщали к церковной жизни. Помню, жил я летом с бабушкой на даче, там она меня научила молитве «Богородице Дево, радуйся». Первая молитва в моей жизни! По возвращении в Москву бабушка привела меня на службу. Кажется, был 1981 год. Никаких подробностей службы не помню. Но в церкви мне понравилось, было таинственно, интересно. Для меня это первые, благотворные впечатления о храме. Царствие Небесное тебе, бабушка! – ты свое дело сделала.

Православный человек – не тот, кого православные родители окрестили в детстве. Мы становимся православными, если мы живым примером воспитали своих детей в вере и наши внуки – православные. В этом случае мы становимся звеном в вековой цепи церковной жизни: мы получили от предков и передали потомкам духовное преемство, традицию[5].

***

Бывает вера живая, зрячая, бывает и нет. Бывает любовь слепая, в том числе любовь к внукам. Это когда внуков балуют – из любви. Избалованный малыш превратится в тирана семьи. Станет несчастным человеком, потому что за пределами семьи его баловать не будут. Балуя внука, бабушка приучает его капризничать, добиваться эгоистичных целей, манипулируя старшими: «Мам, а бабушка сказала, что мне можно конфету». Иногда, балуя внука, дедушка пытается «подкупить его, завоевать дешевый авторитет», оттеснить родителей на второй план. От этого следует тщательно воздерживаться.

Готовимся к переходу в вечность

Любовь к детям проявляется не через потакание, а через другое. Об этом хорошо говорит митрополит Антоний:

«В первую очередь христианская семья должна быть счастливой. Это не значит, что надо потакать друг другу во всем, но если Бог приходит к двум-трем-четырем людям, Он приносит счастье, а не разбитость»[6].

Подарить минутку счастья, порадовать и побаловать ребенка – совсем не одно и то же.

Кому-то может казаться, что мы ушли от вопросов духовного характера в сторону. Нет. В жизни много сторон, они связаны между собой. Даже те стороны, которые вроде бы далеки от духовности, влияют на нашу вечную судьбу. Вслушаемся в слова из письма святителя Феофана Затворника одной семейной женщине:

«Вы – жена, мать, хозяйка; обязанности, сюда относящиеся, – ваше спасение»[7].

Спасение! Святитель не преувеличивает: наши заботы о семье, хлопоты по дому имеют духовную значимость, их можно поднять, возвысить до уровня спасительного подвига.

Каждый из нас способен поразмышлять и перечислить разные стороны своей жизни. И задать себе вопрос: «Чего Бог ждет от меня в каждой из этих сторон моей жизни? Что я обязан делать сегодня и в ближайшие дни, к примеру, как муж, как отец, как дед, как хозяин, как преподаватель?..»

Подвиг старения

В наше время трудно взрослеть, стареть тоже тяжело. Уходит патриархальное почтение к пожилым людям, всё чаще старые люди воспринимаются как обуза. Наш эгоизм способен любого родного человека превратить в обузу – старого и малого. Старость понимается как возраст болезней, ограниченных возможностей, грустного ожидания перед уходом на кладбище.

Для верующего же человека старость – это последний этап перед переходом в вечность, а не перед уходом в могилу. Протоиерей Константин Островский называет старость главным этапом человеческой жизни, поскольку после бурного старта молодости и проделанного в зрелом возрасте большого пути, мы приближаемся к месту нашего назначения, впереди у нас экзамен за всю жизнь. И, по милости Божией, в перспективе у нас более интересная жизнь, чем годы от нашего рождения до смерти, и эта жизнь – бесконечная[8].

Из-за потребительского отношения к жизни мы видим в старости сплошные минусы. Не замечаем плюсов. Каких? С возрастом к человеку, который учится на своих и чужих ошибках, приходит зрелость и глубина понимания жизни; к некоторым даже – мудрость. Это жирный плюс.

А люди боятся старости как ужасного бедствия, отчаянно примолаживаются. Пожилые женщины наносят молодежный макияж, мужчины за 50 надевают ультрамодную, безвкусную и неудобную одежду. Тщеславие не дает нам принять и признать свой возраст. Нам хочется выглядеть как взрослые, когда мы подростки. Проходят годы, мы обзавелись семьями, но нелепо изображаем женихов и невест, даже когда у нас внуки[9]. Льстим себе и лжем окружающим.

Люди боятся смерти. Правда, чужая смерть по-садистски смакуется на разных шоу, в фильмах и компьютерных играх; смерть коммерциализована. При этом о своей смерти потребители материальных благ избегают думать. Взрослые дяди и тети боятся услышать от врача намек на фатальный диагноз. Впадают в истерику, оглушают себя алкоголем, судорожно «цепляются за жизнь». Это не то же самое, что «бороться за жизнь», идти в Небесное Отечество по-человечески, с достоинством.

В Небесное Отечество надо идти с достоинством. Покаяние помогает нам в этом

Для неверующих человек – высшее животное; рождается, потому что сработала репродуктивная система самца и самки, умирает человек по причинам несчастных случаев, болезней и завершения жизненного цикла организма.

Христианин иначе смотрит на жизнь и смерть. Человек – больше, чем животное. Смерть вошла в нашу жизнь от нарушения Адамом и Евой заповеди Божией. Новый Адам – Христос – преодолевает смерть. С Ним умирать не страшно, с Ним мы воскреснем.

Старец Иоанн, будучи сам пожилым и немощным, писал людям, столкнувшимся с тяжкой неизлечимой болезнью: наше покаяние ходатайствует за нас перед Богом. Это он знал из Божественного Откровения и своего пастырского опыта[10]. Память смертная – составная часть покаяния – помогает нам приготовиться к переходу из этой жизни, очищать и предохранять душу от грехов. «Помни последняя твоя, и вовеки не согрешишь» (Сир. 7: 39).

***

С темой старения связана еще тема «возрастных грехов». В каждом возрасте есть часто встречающиеся грехи. Они пореже попадаются в других возрастных категориях. Дети исповедуются в непослушании родителям. Молодые люди переживают блудную брань, сомнения по поводу веры. Со временем выходит на первый план страсть сребролюбия. И старость не свободна от страстей. Подступает уныние: «Дети выросли, мы им уже не нужны». В борьбе с унынием помогает упражнение – нарочно замечать хорошее в нашей жизни, пусть даже по мелочам. Как умеют радоваться пустякам маленькие дети! Замечать и благодарить Бога за маленькие и крупные радости, благодарить своих взрослых детей за знаки внимания, пусть самые незначительные.

Так мы поборемся со старческим унынием, обидчивостью и ворчливостью. Вот стоим мы в вагоне метро, уступили нам место – «Спасибо!» Если не уступили, не будем раздраженно ворчать. Чуть-чуть смиримся и попросим место. Я не помню случая, чтобы в такой естественной вежливой просьбе кто-то отказал. Пожилой человек поблагодарит уступившего – всем хорошо.

Некоторые люди сталкиваются еще с одним возрастным явлением: «Не знаю, какие у меня грехи. Мне 75 лет, живу одна, ссориться не с кем. Православные телепередачи смотрю, в храме пропускаю воскресные службы: ноги больные». Да, в старости мы грешим меньше – по причине оскудения сил[11]. Тут есть над чем подумать: над преодолением страстей в их остаточных и неявных формах, над тем, как сохранить покаянный настрой до конца наших дней, как менять ракурс, тактику нашей духовной жизни.

Память смертная и надежда на милость Божию

Отбросим обиды, будем жить светло. Пусть мы не будем сиять, как солнышко, а скромно так лучиться тихим светом лампадки. Я вижу по временам таких сияющих старомосковских бабушек в храме. От них какой-то тихий свет исходит. С ними общаться легко, приятно просто встретиться глазами. Перед службой идешь в храм, а бабушка-светлячок стоит на обычном своем месте, заранее пришла. Поздороваться с ней – бальзам на сердце. Хорошие у них лица, просветленные.

Говорят, к 50 годам человек имеет то лицо, которое сам заслужил. Когда никого рядом нет и мы не надеваем маску приветливости, подойдем к зеркалу, полюбуемся на результат прожитой нами жизни и умения пережить ее удары. Подведем итог. Если неприятно на себя смотреть, все-таки не будем унывать. В самых заунывных обстоятельствах вооружимся молитвой: «Прожил я свою жизнь зря. Но если Ты меня не примешь, то деваться больше некуда»[12]. Верим в неистощимое милосердие Господне.

***

Закончился наш цикл публикаций по семейной аскетике. Если что-то полезное получилось сказать – благодарю Бога. Если какие-то важные вопросы я упустил из виду, слишком бегло на них остановился, не нашел простых, точных и светлых слов – простите.

Я не ставил себе задачи досконально прописать единственно верный маршрут семейной жизни, счастливой и высокодуховной. Такой аскетической задачи и нет. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) как-то высказал такое суждение:

«В духовной жизни нет одного рецепта для всех. Поэтому все примеры не прикладывайте к себе»[13].

Тема семейной аскетики глубокая, безбрежная, литературы по ней не очень много. В эту тему я могу внести только малый вклад, лепту – то, что собрал из советов надежных духовных наставников, из каких-то личных наблюдений. Больше у меня нет – и то слава Богу!


[1] Фома Хопко, протопресвитер. 55 принципов христианской жизни // https://pravoslavie.ru/112409.html.

[2] Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Псково-Печерский монастырь, 2004. С. 305.

[3] «Все вы в сердце моем, и эта любовь навечно». Воспоминания одной семьи об архимандрите Иоанне (Крестьянкине). Псково-Печерский монастырь, 2018. С. 179–180.

[4] Не могу без волнения читать, как Ной пророчествует о судьбе своих потомков: «Да распространит Бог Иафета (игра слов: Йафэт Элогим лэйэфэт), и да вселится он в шатрах Симовых; Ханаан же будет рабом ему» (Быт. 9: 27). Вспомним это пророчество, когда думаем о жизни нашего многомиллионного народа, расселившегося на огромной территории. Пророчество Ноя сбылось, сейчас потомки Иафета – славяне и греки – паломничают в Иерусалим, где когда-то ставили священный шатер потомки Сима.

[5] «Женщина-христианка по Божию повелению должна воспитать своих детей в вере и благочестии и детей от своих детей». – Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). С. 294.

[6] Антоний Сурожский, митрополит. Труды. [Т. 1.] М., 2002. С. 503.

[7] Собрание писем святителя Феофана. Вып. 8. М., 1902. С. 4.

[8] Константин Островский, протоиерей. Заметки о пастырском служении. М., 2019. С. 334, 337.

[9] Есть сравнительно редкий вид тщеславия, когда люди изображают старцев и стариц, не будучи таковыми. В 40 лет превращаться в старика – это такая же крайность, как и делать вид, что тебе 18.

[10] Покаянная молитва царя Манассии продлила ему жизнь – см.: 2 Пар. 33: 12–13.

[11] Константин Островский, протоиерей. Заметки о пастырском служении. С. 339.

[12] Там же. С. 343.

[13] Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). С. 309.