Сегодня: 30 ноября 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Христианин и сила характера

Христианин и сила характера

21 мая 2021 |Автор: Юлия Ростовцева
Теги: Религия, Православие

Характер человека создает его судьбу.

Гераскинит

Многие любят цитировать красивое высказывание: «Посеешь поступок – пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». Принадлежит оно английскому писателю XIX столетия Уильяму Теккерею, который, судя по сатирической направленности своего творчества, мало интересовался христианскими сочинениями. Между тем, многие из нас вслед за Теккереем думают, что от характера человека во многом зависит то, как он устроится в жизни. «Я никогда не сдавался», «Не опускать руки – это мое кредо», «Характер – это мой козырь», – звучат признания успешных людей. Но эти люди не понимают, что наряду с обретением земного успеха они потерпели духовную катастрофу. Пример тому – Лев Толстой. По дошедшим до нас дневниковым записям романиста можно судить, сколь многое внимание он уделял воспитанию силы воли. К правилам самовоспитания относилось не только «вставать в 5 утра», «есть умеренно», «любить всех тех, кому можешь быть полезен», но и целый свод таких, которые касались писательского мастерства. Биографы в один голос утверждают, что именно благодаря волевым усилиям Толстому удалось стать писателем мировой величины. Осознавал это и сам гений. И все бы ничего. Но литературный успех затмил разум литератора, и из области сочинительской Толстой перешел в богословие, не имея для этого ни должного духовного уровня, ни религиозных познаний. Многим кажется суровым вердикт Синода. Но чего стоит «Евангелие Толстого» – Священная книга, из которой было безжалостно вычеркнуто все, что казалось неправильным признанному «гению»? Это правленное Евангелие и сейчас встречается на книжных развалах как памятник человеческого высокоумия.

Последователей у Толстого сегодня множество, хотя не все из них признают себя таковыми. Ведь дело не в принадлежности к его учению, а в специфической духовности, согласно которой истинным источником всех моих достижений являюсь я сам. Психология успешности – это, выражаясь словами Теккерея, и есть та пестрая «ярмарка тщеславия», где каждый выставляет напоказ, чего достиг благодаря своей самости. Любой говорящий: «Всем / многим в жизни я обязан своему характеру» – есть явный или скрытый враг Христова смирения.

Следует ли из этого, что сильный характер не угоден Богу? Вовсе нет. Господь создал разнообразие характеров. Духом Он прозрел в Петре незыблемую силу натуры: «Ты наречешься Кифа, что значит – “камень”» (Ин. 1:42), Духом уразумел нрав ревнителя в Иакове и Иоанне, которых нарек «сынами громовыми». Однако, выражаясь на языке психологии, неверно было бы полагать, что холерик обладает более крепким характером, чем флегматик. Трудно сказать, кому более присуще качество «сильных людей»: борцу с ересью или кроткому отцу большого семейства. Но ясно одно – если, предпринимая волевые шаги на пути к цели, первый или второй не будут воздавать честь Тому, Кто дает им силы двигаться – дорога приведет к духовной пропасти. Противоположный пример заключен в житиях святых и подвижников Церкви. Вне сомнения, не меньшим характером, чем Толстой обладал живший в VI-м веке преподобный Авва Дорофей. Когда святой обучался светским наукам, по его словам, сначала это казалось ему весьма тягостным: «я был в таком же положении, как человек, идущий прикоснуться к зверю». Но понуждение сделало то, что от усердия к чтению Дорофей не замечал, что ел и пил, или как спал. Его друзьям не удавалось завлечь юношу на обед, хотя тот был общителен и любил своих товарищей. В непродолжительный срок ученик освоил не только философскую, но и медицинскую науки. Всякий, кто знаком с его «Душеполезными поучениями», согласится и с тем, что преподобный обладал прекрасным даром слова. Казалось бы, если не в монастыре, то в миру достижения этого человека – были следствием его упорства, а следовательно, – характера. Но святой думал иначе. Принуждая себя, он искренне полагал, что Господь способствует ему в этом. О чем и свидетельствуют слова: «Бог помог мне». С нами же нередко случает то, что, создав прекрасное творение, – мы видим лишь шедевр своих рук, забыв о том, что сами являемся порождением воли Творца.

Характер, которым многие их нас грезят обладать, для христианина – лишь вопрос веры. Ибо благодать Божия, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая, может из слабохарактерного человека сделать человека непоколебимой воли. Отрекшийся трижды апостол Петр впоследствии всю свою жизнь оплакивал свой поступок. Черпая силу из своего покаяния, он не только пережил гонения и заточения, но и сподобился пострадать за Христа. Показателен пример преподобного Моисея Мурина. Попавший в монахи из разбойников, он много подвизался против страстей, а в конце жизни, исполнившись дара прозорливости, стал спокойно ждать, когда на его скит нападут головорезы. Когда же ученики, побуждаемые состраданием, уговаривали преподобного оставить обитель он отвечал: «Я уже много лет ожидаю времени, когда на мне исполнится слово Владыки Моего, Господа Иисуса Христа, сказавшего: “Вси, приемшии нож, ножом погибнут” (Мф. 26:52)». Чем обладал этот человек до прихода в монашество? Страсть к вину и разврату, гнев, часто становящийся причиной убийства – все это отнюдь не могло бы описать Моисея как человека с сильным характером. Но, утвердившись в вере, он смог побороть свои пороки, освободиться от уз греха, и венчал свой земной путь непревзойденной «силой характера» – спокойным ожиданием мученической кончины.

Мученики – это доказательство тому, насколько надуманными являются разговоры о характере. В житиях святых не редки истории о том, как совершенно разные люди, увидев казнь христиан, с криком «И я христианин!» отдавали свою голову под меч, выходили на арену со львами или шли на костер. Подобному поступку не предшествовали годы самовоспитания и самодисциплины, он был жизненным экспромтом, актом любящего сердца, откликнувшегося на Божий призыв.

Культу характера христианство противопоставляет культуру добродетелей, самой «характерной» из которых является мужество. Именно мужество позволяет нам нести крест болезни, нищеты, или день ото дня выполнять многотрудную, рутинную работу. Но обладая этим качеством, будем помнить, что подлинное мужество заключается не в том, чтобы стойко встречать неудачи на своем пути, а в том, чтобы видеть свои грехи и о них плакать.