Сегодня: 30 сентября 2022
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
«О граде сем, всяком граде, стране и верою живущих в них, Господу помолимся»

«О граде сем, всяком граде, стране и верою живущих в них, Господу помолимся»

17 сентября 2022 |Источник: Православие.Ru |Автор: Митрополит Лимасольский Афанасий | Перевод сделан сестрами Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря, г. Екатеринбург
Теги: Религия, Православие

Шестая беседа о литургии

Продолжаем разбирать текст Божественной литургии. В прошлый раз мы говорили о прошении мирной ектении, заключающей в себе моление о епископе, пресвитерстве, диаконстве, всяком священническом чине и всем народе. В ответ на это прошение хор поет: «Господи, помилуй», после чего диакон возглашает: «О граде сем, всяком граде, стране и верою живущих в них, Господу помолимся»[1]. Иными словами, давайте будем молить Господа об этом городе, как и вообще о каждом городе, о стране и о верующих, которые живут там.

Прекрасно выразился о христианах один святой II века, имя которого осталось неизвестным, в послании к некоему Диогнету: «Христиане чужды всех вещей этого мира, но в то же время они с любовью молятся обо всем, что вокруг них – о городе и стране, где они живут». Своей молитвой христиане привлекают благословение Божие к тому месту, где они пребывают.

Нам не должно быть безразлично, все ли в порядке в нашем доме, городе, целом мире

Церковь молится «о граде сем, всяком граде», где совершается Божественная литургия. Под городом здесь имеется в виду всё, что в совокупности его образует: место, здания, жители с их образом жизни. Подобное прошение открывает характер Церкви и тот нравственный принцип, который она прививает нам, верующим: не быть равнодушными к месту, где мы живем. То есть нам не должно быть безразлично, все ли в порядке в нашем доме, городе, целом мире. Это должно нас интересовать, мы должны желать, чтобы в нашем городе всё было хорошо, чтобы на нем почивало благословение Божие, чтобы в нем царили законный порядок и благоденствие, а его жители были счастливы.

Вспомните повествование книги Бытия о Содоме и Гоморре. Жители этих городов по множеству своих грехов отступили, удалились от Бога, лишились покрова Божественной благодати, за что навели на свои города страшное бедствие. Перед тем как Содом и Гоморра были уничтожены серой и огнем, между Богом и праведным Авраамом состоялся знаменитый диалог. Авраам спросил Бога:

– Если в городе окажется сто праведников, неужели Ты разрушишь его?

Бог ответил:

– Нет, если будет сто праведников, то ради этих ста не разрушу города.

Авраам понял, что назвал слишком большое число:

– А если пятьдесят?

– Если найдется пятьдесят, то не разрушу ради этих пятидесяти.

– Прости, а если будет двадцать пять? – И потом Авраам еще несколько раз уменьшал число. – А если двадцать? Пятнадцать? Десять?

Однако в Содоме и Гоморре, как мы знаем, не нашлось и десяти праведников.

Удивительный диалог! Чему он учит нас? Он показывает нам, что праведники являются своего рода «приемниками» благословений Божиих. Они привлекают Божественную благодать к тому месту, где живут, благодаря чему и само это место освящается и бывает хранимо Богом. Когда же благодать Божия пребывает с нами и покрывает нас, тогда, несомненно, все обстоятельства нашей жизни принимают гораздо лучший оборот. Конечно, это не означает, что жители того места, где случаются те или иные бедствия, природные катаклизмы, землетрясения и тому подобное, – какие-то грешники, или что они не молятся за свой город. Есть много святых городов, где часто случались и разрушительные землетрясения, и пожары, и другие бедствия.

Мы, христиане, обязаны молиться за свой город и за его власти независимо от того, нравятся они нам или нет

Итак, мы, христиане, обязаны молиться за свой город и за его власти независимо от того, нравятся они нам или нет, принадлежат они к той партии, которой мы сочувствуем, или нет. Мы должны молиться за начальников, стоящих у кормила государственной и общественной власти. Конечно же, эти люди нуждаются в просвещении от Бога и Божественной помощи, чтобы творить добрые дела на благо народа и страны.

Вот какой нравственный принцип прививает нам Церковь. Ты не можешь сказать: «Это не мой родной город, не буду за него молиться». Или: «Этот город мне не нравится, почему я должен за него молиться? Провались он под землю, мне нет до него никакого дела». Поскольку мы живем здесь, мы молимся за это место. Мы любим его так же, как любим свой дом, как любим всё, что нас окружает. Мы любим не только свой город, но – всякий город, всякую страну. Наша любовь должна распространяться на всякое место по лицу земли, на всякое место владычества Господня (см.: Пс. 102: 22). Как только мы поймем, что мир, в котором мы живем, есть творение Божие и Бог создал его столь замечательным и прекрасным, желая показать нам Свою любовь, тогда мы полюбим этот мир, полюбим наш город и всё, что в нем, и будем молиться обо всем этом. Подобное чувство любви человек должен в себе взрастить. Оно делает человека более близким и дружественным всему, что происходит вокруг него, не дает ему оставаться безразличным к происходящему в его городе, стране, целом мире.

Становясь безразличным ко всему окружающему, человек постепенно становится безразличным и к самому себе. После этого он начинает духовно деградировать. Вот почему в наше время встречается столько людей, страдающих от алкогольной или наркотической зависимости. А начинаться всё может с того, что эти люди с равнодушием относятся к своей комнате. Заходишь к ним и видишь: лампа перевернута, один ботинок заброшен на книжный шкаф, второй приземлился где-то в другом месте. С этого человек начинает. Если хочешь узнать, все ли у человека в порядке – в психическом, психологическом и даже духовном плане, – посмотри на то место, где он живет. Как бы странно нам это не казалось, но по месту ты узнаешь всё о самом человеке. Если ты безразличен к своему дому – это дурной признак, с тобой что-то не в порядке. За исключением того случая, если ты – великий подвижник, подобный тем великим аскетам пустыни, которые ради духовного подвига пренебрегали вообще всеми вещами. Однако едва ли кто-то из нас достиг такого уровня духовности. Поэтому подобное безразличие не принесет нам пользы. Конечно, я не говорю, что хорошо, когда у человека появляется самая настоящая мания с утра до вечера днями напролет что-то чистить и мыть в своем доме, да еще и кричать, чтобы на вымытый пол не смели ступать. Не об этом сейчас идет речь.

Могу вас заверить, что все современные святые, которых я знал, были крайне аккуратными людьми. Многие из них жили в жалких лачугах, в полнейшей нищете – невозможно даже описать их нищету, – но при этом были очень аккуратными.

Старец Иосиф Ватопедский
Старец Иосиф Ватопедский

Вспоминаю нашего приснопамятного старца Иосифа Ватопедского. Он был человеком простым и неграмотным. Мудрый, добродетельный, святой, он многие годы провел со старцем Иосифом Исихастом в пещерах. Однако, заходя в его келью, ты всегда видел там полный порядок. Маленький ножичек, которым он резал бумагу и вскрывал конверты, всегда лежал на своем месте. Здесь у него лежала ручка, там – листы бумаги. Было невероятно, немыслимо – прийти в его келью и застать беспорядок. Старец знал, где что лежит, и мог в темноте без света (у нас не было электричества, мы пользовались керосиновыми лампами) протянуть руку и взять ножичек, потому что тот всегда был на своем месте. Не там или сям, но на одном и том же месте. Год за годом на протяжении стольких лет – в точности на своем месте. Я словно вижу перед собой келью старца: его одежду, одеяла, ботинки… Обувь – всегда в паре стоит рядом с кроватью. Коврик, на котором он делал поклоны, – свернут в углу кельи.

Как-то раз, когда я был еще новоначальным и нес послушание старшего в архондарике, мы принимали у себя паломников – группу ребят. Случилось, что старец Иосиф зашел в архондарик и заглянул в одну из двух комнат, где ночевали ребята – ох-хо-хо!!! Одеяла, простыни, подушки – всё вверх тормашками. После этого старец говорил нам: «Как человек обретет благодать Божию, когда он не может даже прибрать свою постель? Он что, ночью вел здесь какую-то войну? На одеяле появилась дырка, тапочки – один здесь, другой там, а ведь человек провел здесь всего одну ночь…». Сам старец Иосиф был очень аккуратным.

Я часто сопровождал его в поездках. Один раз мы поехали в Россию, куда старец был послан как представитель Ватопеда. Мы остановились в гостинице и жили вместе в одной большой комнате. Каждое утро старец принимался за уборку: мыл и чистил раковину, унитаз – всё.

– Геронда, придут служащие и всё помоют.

– Как? Мы оставим после себя грязь?

Мы покинули гостиницу, оставив номер после себя совершенно чистым, готовым принять следующего жильца. Никогда не было такого, чтобы старец не встал и не привел всё в порядок.

Таким же был и преподобный Паисий. В его бедной каливе не было ничего. Когда ему нужно было что-то написать, он садился на маленькую табуретку, клал на колени дощечку, из щели в стене доставал ручку, бумагу и так на этой дощечке писал. Его кровать была похожа на гроб. Вместо лампы – свеча. Полнейшая нищета. Но при этом он был аккуратным человеком. Никогда ты не заставал у него беспорядка.

Внешний беспорядок, равнодушие и неуважение к своему месту служит признаком и душевного беспорядка

Потому, когда вы замечаете у ваших детей беспорядок, вам следует обеспокоиться. Вы должны понимать: что-то в их душевном мире не так. Конечно, здесь может иметь место и некое равнодушие и нечувствие: дети привыкли, что мама всё для них сделает, даже молочко в кровать принесет (и плохо поступит, если принесет, потому что этим только повредит своим детям!). Не нужно такого делать, а следует научить детей самостоятельно вставать, прибирать постель, умываться, причесываться, завтракать и так далее. Но главное – всем нам нужно научиться любить то место, где мы живем, хотя бы оно и не было нашим постоянным местом жительства: сегодня я живу здесь, а завтра там. То, что завтра я отсюда уеду, не означает, что я могу здесь всё бить и ломать. Итак, внешний беспорядок, равнодушие и неуважение к своему месту служит признаком и душевного беспорядка, признаком того, что у человека есть какие-то внутренние душевные трудности. Когда в твоей душе всё благоустроено, тогда и во внешнем у тебя виден порядок. И невозможно иначе.

Люби свой город и молись о нем, желай, чтобы у его жителей всё было хорошо, радуйся, когда в городе происходит что-то хорошее, не будь безразличен к своему месту. Когда тебе небезразлично самое малое и простое, тогда ты будешь внимателен и к чему-то большему и значительному. Когда ты рад, например, новому зданию больницы, новой хорошей дороге, когда ты любишь свой город, тогда ты естественно начинаешь любить и всякий другой город, радоваться и благодарить Бога за всякое место на земном шаре. Тогда и жизнь твоя становится интересной и радостной, а не скучной и вялой.

Симптом нашего времени – духовная анорексия. Телесная анорексия проявляется в том, что у человека отсутствует аппетит, он не хочет ничего есть. Душевная же и духовная анорексия проявляется в том, что человека ничто не интересует, не трогает, не занимает, не радует, он ко всему совершенно безразличен, идут ли у него дела хорошо или плохо.

Сейчас у многих людей наблюдается тяга к тому, чтобы разрушать всё вокруг себя. Есть люди, которые откровенно не хотят, чтобы в городе было что-то хорошее. Скажем, найдется где-то чистая белая стена – они непременно испишут ее надписями постыдного содержания или ругательствами. Для чего? Для того чтобы просто испортить эту стену. Есть даже такая поговорка: «Белая стена – лист бумаги для дурака».

Всё это свидетельствует об оскудении или отсутствии в человеке духа благодарности, который Церковь возделывает в наших сердцах с помощью Божественной литургии. Литургия охватывает собой всё – как высочайшие духовные предметы, Царствие Небесное, о котором говорится: «Не имамы зде, в этом мире, пребывающаго града, но грядущаго взыскуем» (Евр. 13: 14), так и наше нынешнее отечество, наш город, наше место, которое мы почитаем, любим, благословляем, освящаем, оберегаем, о котором молимся. Посмотрите, когда Бог создал человека, Он не поместил его на каком-то пустыре, но поселил в прекрасном райском саду – возделывать и хранить рай (Быт. 2: 15). Только после падения Адама и Евы появились тернии и волчцы, бесплодные земли, которые человек обрабатывает уже с большим трудом и потом.

Духовность человека проявляется в повседневных вещах: в том, как он относится к своему дому, своей одежде, своему внешнему виду

Итак, духовность человека проявляется в простых и повседневных вещах: в том, как он относится к своему дому, своей одежде, своему внешнему виду, к окружающим его предметам; в том, как он разговаривает с ближними, как ведет себя дома в кругу семьи или на работе среди сослуживцев.

Вспоминаю одного старца со Святой Горы, который говорил: «Когда ты пользуешься инструментом для рукоделия, скажи ему потом: “Спасибо“». Я вижу, как вы улыбаетесь, слыша это. Но что означают эти слова старца? Они свидетельствуют о том, что этот человек имел большое почтение ко всему, что его окружало. И наш старец Иосиф рассказывал нам, что, когда он вырезал печати для просфор, стоило ему сесть на табурет и взять в руки инструмент, как он тотчас ощущал большую благодать, от которой в нем начинала действовать умная молитва. Стоило ему лишь взять в руки инструмент… Это происходило с ним потому, что он относился к инструментам бережно, с почтением. Он заботился о них: натачивал, чистил, клал на свои места в ящички.

Вспоминаю сейчас одного молодого человека – очень добродетельного христианина, подвижнического настроя. Он работал служащим кафетерия. Когда приходили посетители, молодой человек предлагал им кофе, сок и прочее. У него был поднос, на котором он и выносил свое угощение. Он так любил этот поднос, что, когда ему пришлось переходить на другую работу, попросил хозяина подарить ему его. Это был простой дешевый поднос – примерно два евро по нынешним ценам. Я спросил этого молодого человека:

– Зачем он тебе?

– Этот поднос для меня много значит, – ответил он. – Благодаря ему я обрел благодать Божию.

Так он мне сказал, и я, безусловно, верю его словам: благодаря инструменту, с помощью которого он служил ближним с любовью, он обрел благодать, усовершенствовался, преуспел, духовно продвинулся вперед.

Ничего этого с молодым человеком бы не произошло, если бы он обращался с подносом пренебрежительно или с ненавистью, подобно тому, как ведут себя некоторые дети в школе: рвут тетради, книги, пинают сумки, бьют стекла, ломают парты в классе. О чем говорит такое поведение? Оно свидетельствует о состоянии их душ: у этих детей нет отношения к тому, что их окружает – к школе, классу, учителю, – как к чему-то священному. Очень плохо, когда человек не любит того, что он делает, чем пользуется, что имеет.

Когда я жил на Афоне в Новом Скиту, моим послушанием в течение нескольких лет было шитье. Кто-то был поваром, кто-то архондаричным, а я шил. Работал я за механической швейной машинкой с ножным приводом – электричества, как я говорил, у нас не было. (Только не вздумайте мне в митрополию купить машинку, у меня сейчас совсем нет времени для шитья!) Что вам сказать? Только я садился за свою машинку… Как прекрасно я себя чувствовал! Не найду слов, чтобы объяснить и описать те чувства, которыми наполнялась тогда моя душа! Шитье – великое дело, когда совершается с молитвой и любовью. Мы любили наши инструменты, наши вещи. Этому нас научили наши старцы. Когда мы только пришли из мира, вначале подобного расположения у нас не было, уважение к вещам казалось нам шуткой, ко всему мы относились с безразличием. Но потом мы увидели наших отцов, старцев, подвижников – с каким добрым расположением, с какой любовью и заботой они обращались со своими инструментами и вещами, будь то даже пакет или коробка.

Расскажу вам о часах. Был 1977 год, когда я пришел в Новый Скит к старцу Иосифу. Поскольку у меня не было часов, то старец купил мне будильник, работающий от батарейки (такие часы поступили в продажу недавно, а до того пользовались механическими заводными). Старец принес мне его в келью (часы для сохранности лежали в коробке, в которой были куплены) и предупредил: «Будильник дорогой, поэтому смотри, никогда не вынимай его из этой коробки. Когда захочешь узнать время, просто открой коробку, погляди на циферблат, но из коробки часы не вынимай». Как старец сказал, так я и поступил. И до сих пор эти часы лежат у меня в той самой коробке. Сколько лет прошло с 1977 года? Подсчитайте… Часы отлично работают до сих пор. Всегда, когда на Святой Горе я куда-то ехал – поднимался ли верхом на муле на Катунаки или плыл на лодке по морю, – я клал коробку с часами себе в сумку. Они были мне необходимы, чтобы не проспать службу, вовремя исполнить свои обязанности. Тысячу раз они падали у меня из рук. Несмотря на всё это, будильник оставался целым и продолжал работать, поскольку лежал в коробке.

Мне, молодому человеку, студенту университета, конечно, и в голову бы не пришло держать часы в коробке. Я бы их непременно достал из нее, освободил от упаковочной пленки… Но раз старец дал такое благословение, то я его исполнял. Сколько часов я переломал в своей жизни, а часы старца работают до сих пор! И, думаю, будут работать еще много лет, хотя за эти годы от частого употребления уже истерлась кнопка звонка и стерлась марка производителя.

Старцы учили нас с уважением и любовью относиться не только к людям, но и вообще ко всему окружающему

Старцы учили нас с уважением и любовью относиться не только к людям, но и вообще ко всему окружающему.

Некоторые наши современники утверждают: «Главное – любить людей». Не спорю. Конечно, мы должны их любить, ведь каждый человек – образ Божий. Другие заявляют: «Любить надо не только людей, но и животных». Хорошо, любите животных, но в разумных пределах. Не нужно их обожать, не нужно с ними сидеть, разговаривать, делиться проблемами – к сожалению, последнее становится признаком нынешнего времени. Появилась даже такая поговорка: «Если я не расскажу о своих проблемах своей собаке, то кому я расскажу?»

Мое отношение к людям должно быть добрым и заботливым. Таким же пусть будет и мое отношение к тому, что меня окружает: отечеству, городу, дому, кабинету. Все мои вещи пусть будут в порядке, поскольку благодатью Божией освящаются и они. У святых освящаются даже их вещи.

Когда мы посещаем места, где жили и подвизались святые нашей Церкви (например, келью святителя Нектария на Эгине), то можем видеть там вещи и инструменты, которыми святые пользовались. Скромные кельи, самые простые вещи, но во всем какая видна любовь! Там нет и следа безразличия. Ни одна вещь не брошена где попало.

Бог, Чьим образом мы являемся, не творил ничего небрежно, но всему придал удивительный порядок, дивную гармонию и равновесие.

Подобным образом и человек создан для того, чтобы находиться в правильных, гармоничных отношениях со всем, что есть вокруг него. Когда таких отношений нет, тогда в душе человека отсутствует порядок, царят неуравновешенность, дисгармония, ненависть к вещам, которыми человек пользуется, к дому и месту, где он живет, к людям, которые им руководят. Ты можешь быть с чем-то категорически не согласен, но у тебя нет права питать ненависть ни к человеку, ни к вещам, ни вообще к чему-либо из окружающего, тем более ломать и крушить то. И этому нас учит Божественная литургия: ни к чему у нас не должно быть пренебрежения.

Вспомните, как преподобный Силуан Афноский однажды раздавил муху, а потом плакал из-за того, что творению Божию причинил боль. Здесь нет и следа пренебрежения к тому, что окружало святого в его жизни.

На литургии мы молимся не только о стране и городе с его зданиями, но и о «верою живущих в них» – о жителях этого города, этой страны. Мы молимся о наших братьях по вере, чадах Церкви, рассеянных по лицу всей земли. Конечно, мы молимся и обо всем мире, поскольку каждый человек – образ Божий, каждого человека Господь призывает в Свое Царствие, но в особой степени мы просим Бога о наших братьях по вере. В какой бы части мира ни находились мы, православные христиане, Божественная литургия объединяет нас между собой, позволяет нам поддерживать друг друга своей молитвой, соединяет нас с благодатью Божией. Молитва одного христианина покрывает нужды, проблемы, несчастья и трудности другого.

***

Вслед за этим прошением диакон возглашает следующее: «О благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных и временех мирных, Господу помолимся». Иными словами, давайте попросим Господа о ветрах благоприятных и умеренных – таких, которые не вредят здоровью человека; об обильном урожае плодов земли, которые укрепят наши силы; и о мирных временах – о том, чтобы человечество не страдало от происходящих в мире природы бедствий, о том, чтобы наша планета не сотрясалась от тех или иных природных катаклизмов.

Непостоянство и переменчивость стали присущи природе после грехопадения человека. Отпав от Бога, человек увлек за собой в падение и природу

Когда Бог сотворил землю и всё, что на ней, в природе первозданного мира не было ничего, что восставало бы против человека. Звери не нападали на него. Львы, пантеры, медведи, змеи вели себя мирно, не проявляя ни малейшей агрессии ни к Адаму, ни друг ко другу. Не было тогда ни землетрясений, ни пожаров, ни цунами, ни каких-либо иных бедствий, потрясающих современный мир. В природе царила полнейшая гармония. Непостоянство и переменчивость стали присущи миру природы после грехопадения человека. Отпав от Бога, человек, скажем так, увлек за собой в падение и природу.

Святые подвижники, возвращаясь в то благодатное состояние, в котором пребывал Адам до своего грехопадения, не подвергаются уже опасности от мира природы. Стихии им повинуются, дикие звери на них не бросаются. Сотни подобных примеров можно встретить в житиях древних и современных святых. Присутствующий здесь господин Христакис Христодулидис написал книгу «Святые и животные», где приводит примеры того, как святые жили рядом с дикими зверями, и те им не вредили. Ведь, по словам преподобного Исаака Сирина, у животных есть некое знание того, каким был Адам до грехопадения, благодаря чему они ощущают святость в подвижнике, достигшем состояния Адама, и потому не беспокоят его. Все вы читали жизнеописание преподобного Паисия Святогорца. Сколько раз ему приходилось сталкиваться и с ядовитыми змеями, и с медведями… Святые сдружаются с природой, и природа сдружается с ними, не причиняя им никакого зла.

Природа неким необъяснимым образом страдает из-за человеческого греха. Вспомните, например, распятие Христа, во время которого померкло солнце и произошло большое землетрясение. Не Христос помрачил солнце и потряс землю, не Он повелел, чтобы всё это произошло из-за Его распятия. Но, как говорится в прекрасном тропаре Великой пятницы и Великой субботы, вся тварь сострадала, видя Бога уничижаемого и распинаемого. Природа восстала против происходящего беззакония, превзошедшего всякую меру, в результате чего и произошло затмение солнца и землетрясение.

Сегодня люди настолько далеки от природы, что не только не ощущают потребности молиться о «благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных и временех мирных», но еще и смеются, и иронизируют, когда видят, как другие молятся об этом. Каждый год, когда мы рассылаем циркулярное письмо о том, чтобы на приходах совершались молебные пения о ниспослании дождя, множество журналистов начинают иронизировать над нами: «Эти попы просмотрели прогноз погоды на несколько дней вперед, узнали, что в пятницу пойдет дождь, и потому назначили на этот день молебен». Они не обращают внимания на то, что циркулярное письмо мы рассылали за 3 недели до молебна, а прогноз погоды публикуется только на 10 дней вперед. А как быть с тем, что раньше подобных прогнозов погоды не существовало, и, однако, Церковь служила молебны, и шел дождь? Все вы много раз были свидетелями того, что во время затянувшегося бездождия, после того как народ Божий, вся Церковь молились о дожде, погода менялась.

Молясь, мы просим Бога дать нам воду, чтобы мы могли ею напиться: «…И низпосли на ны дождь благий, яко да насытимся воды». Кто-нибудь скажет: «У нас есть вода, чего молиться-то?» Хорошо, у нас есть вода, мы можем купить ее в магазине. Но в молитвах о ниспослании дождя речь идет не только людях. Мы молимся о том, чтобы Господь пожалел и животных, которым неоткуда напиться, и птиц, и деревья, и траву:

«Помяни уповающия на Тя люди, помяни и птицы, помяни и скоты, и дух росы наведи, и сухость да престанет, и семена земли сотвори в воспитание человеков же и животных».

Текст этих молитв заставляет тебя почувствовать ответственность за мир природы, необходимость молиться и за него. Когда в продолжительную засуху я вижу, как деревья без влаги страдают, не приносят плода и засыхают, я не могу оставаться равнодушным и говорить: «Мне без разницы, пойдет дождь или не пойдет», или (бывает и такое): «Лучше пусть не идет, чтобы от него не было грязи на веранде».

Только осознавая свою ответственность, человек способен искренне молиться. В противном случае он остается равнодушным и, когда ему хочется, например, поесть помидор, просто отправляется за ним в супермаркет. Когда я не знаю, сколько труда требуется для того, чтобы вырастить помидор, я с легкостью его выбрасываю. Когда я не знаю, сколько труда требуется для того, чтобы получить оливковое масло, я с равнодушием отношусь к тому, что бутылка масла упала на пол и разбилась. А вот когда я хорошенько потружусь для того, чтобы собрать два ведра оливок, из которых будет отжата бутылка масла, тогда я буду дорожить и последней каплей, буду следить, чтобы ничего не пропало зря.

Нынешний экономический кризис имеет свою положительную сторону: он может научить нас бережно относиться ко многим вещам и ценить их

С этой точки зрения нынешний экономический кризис имеет свою положительную сторону, поскольку он может научить нас бережно относиться ко многим вещам и ценить их, может научить нас молиться Богу и о дожде, и о сохранении плодов земных, и о плодородии почвы, и о благорастворении воздухов. Уча нас молиться о всем этом, Церковь выводит нас из тесных рамок нашего эго и делает нас людьми с вселенским сознанием. Людьми, которые относятся к окружающему их миру не с враждой, не с безразличием, но с любовью ко всему и ко всем, потому что именно так должны себя вести чада Божии.


[1] В богослужении Русской Церкви после прошения о епископе и пресвитерстве следует прошение: «О богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея Господу помолимся».