Сегодня: 23 сентября 2019
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Перед экзаменом упражнения решаются сердцем

Перед экзаменом упражнения решаются сердцем

19 ноября 2018 |Источник: Православие.Ru |Автор: Архимандрит Андрей (Конанос)
Теги: Религия, Православие, Образование

Перед экзаменом

Сегодня мне хотелось бы повторять тебе только одно фразу… но выскажу это другими словами. Так что же это за фраза? Что? Это – всё будет хорошо! Надеюсь, верю и молюсь, чтобы ты сдал экзамен. Чтобы показал себя с лучшей стороны и преуспел на экзаменах, к которым готовишься.

Дорогая моя бабушка, дорогой дедушка, те из вас, кто думает, будто я говорю об экзаменах другого рода: жизненных испытаниях или нашей кончине, испытаниях на Суде Божием, – нет. Сегодня я говорю не об этом. Я однозначно говорю об экзаменах. О них мне хочется немного поговорить.

О вас, молодежь, о тебе, юноша, о тебе, девушка. А что, если ты взрослый, и твоего ребенка сейчас нет, и он не слышит этих слов? Если ты мать или отец, дядя или тетя, а ребенка нет дома? Тогда дай ему почитать эти слова как-нибудь в другое время, чтобы он хоть немного утешился и воспрял после столкновения с такой важной жизненной темой, вымотавшей его так сильно. Ты вспомни только: он ведь еще в садике стал готовиться к школе и ходить в нее! Уже столько лет!

Приближаются те краткие минуты, за которые решится твое будущее

А сейчас я буду говорить для тебя, дорогой мой друг (подружка)! Подумать только: ты уже столько лет читаешь, утруждаешь себя, рано встаешь, лишая себя сладкого утреннего сна, и твои молодые годы проходят в занятиях и трудах. И зимой, и летом – частные уроки… И вот сейчас наступает время, когда всё это будет оцениваться, и ты все свои труды изложишь на листе бумаги в виде некоего концентрированного знания. Приближаются те краткие минуты, за которые решится твое будущее. Несколько фраз, которые ты запишешь, несколько страниц, которые заполнишь, решат, на какой ты факультет поступишь.

Твой стресс совершенно естественно достиг предельной точки. Я понимаю это. Смотрю на тебя и вижу, как ты волнуешься. Покрываешься потом. Пьешь кофе. Читаешь по ночам. Сердце готово выскочить из груди. Разве с тобой не происходит такого? Перенапряжение. Ты ругаешься с родителями. Они на тебя кричат, ты на них, вы ссоритесь; и ты начинаешь падать духом, теряешь всякую надежду.

А в другой раз тебя словно осеняет, и ты говоришь: «Да ничего я не смогу». Смотришь на эти горы книг, думаешь о пробелах в своих знаниях, а потом еще и преувеличиваешь всё и переживаешь провал как уже состоявшееся событие. Как будто ты уже провалился; так ты страдаешь уже сейчас, предварительно.

У тебя повышенная чувствительность, дитя мое. И у тебя такой характер. Ты очень чувствительный человек, принимаешь всё близко к сердцу. Да не ты один такой, всякий молодой человек чувствителен. Конкретно тебя я не знаю.

Сейчас ты думаешь: «Да обо мне ли ты всё это говоришь?» О тебе. Но ты не один такой. Все молодые люди такие. И ты тоже. А поскольку ты молод, то у тебя и есть эта чувствительность, и тебе трудно взглянуть на жизнь хладнокровно, без боязни, спокойно. Твои плечи не выносят такого груза, сколько бы ты ни качал свои бицепсы и трицепсы на гимнастике и бодибилдинге. Там ты силен, а чего-то другого в жизни вынести не можешь. Потому что всё это тяжело и захватывает тебя врасплох.

А жизнь вокруг такая сладкая; тебя влечет столько всего, всякие переживания и события

Учиться и сдавать экзамены тяжело. А жизнь вокруг такая сладкая; тебя влечет столько всего, всякие переживания и события. Телевизор, телефон, фильмы, музыка, певцы и певицы, артисты, спортивные матчи, прогулки, кафе, магазины и много чего еще. Все говорят тебе: «Брось это и читай», – а у тебя возникает возражение: «Вы говорите, чтобы я читал. Но я же молод и хорош, во мне кипит кровь, и я хочу жить. Меня тянет на улицу, а родители ругают и требуют, чтобы я сидел дома. Нескончаемые контрольные у репетитора ждут меня снова и снова. А мне трудно читать все эти вопросы, эссе, доклады. С этим я плохо справляюсь, с тем у меня проблемы. Ой, много проблем…».

Зачем я всё это говорю? Чтобы сказать тебе только одно слово. И слово это – «понимание». До какой-то степени, немножко, я тебя понимаю. И знай, что то, что скажу дальше, я говорю, прекрасно понимая, что ты проходишь через огромные трудности и сложные моменты. Вызывающие стресс. Угнетающие.

И я, и все, кто когда-нибудь поступал в университет, в вуз, прошли через эти моменты. И знай, что после этого мы всё равно опять идем на экзамены, чтобы получить то водительские права, то сертификат о владении английским, немецким, то документ об умении играть на фортепиано и о чем угодно еще. Кто-то еще чем-то занимается, у кого какой круг интересов.

Не скрою от тебя, что я и сейчас хожу на экзамены по разным предметам, которые меня интересуют и занимают. И каждый раз испытываю то первое, давнишнее чувство, как в 18 лет, когда я шел сдавать вступительные экзамены. Снова переживаю это, хоть теперь уже и взрослый. Эту неизвестность, это замирание сердца, это ощущение того, что сейчас решится вся моя жизнь. Панический страх, незащищенность, с меня льется пот, я весь съеживаюсь, душу вот-вот раздавит тяжелый камень. У меня это бывает как-то так, на других находит что-то другое: кто раскачивается взад-вперед, кто целый день накручивает себе волосы на палец, кто ковыряет в носу от волнения и напряжения, кто как.

Помню, когда учился в выпускном классе лицея, я поехал на выходные в один монастырь под Афинами, чтобы позаниматься в тишине. Взял с собой книги, чтобы побыть там и почитать. В монастыре царило полное безмолвие. Там я чувствовал молитву отцов, чувствовал, что они молятся, и душа моя утешалась.

И вот, когда я читал у себя, кто-то постучался в дверь, вошел монах и принес поднос. Точно помню, что на нем было: апельсин, сухофрукты и немного печенья. А я читал. Он сел, чтобы немного составить мне компанию. Сказал:

– Мы будем молиться о тебе, не переживай!

Я немного утешился, но говорил про себя: «Счастливчик! Он ни о чем таком даже не думает. Его ум свободен от экзаменов. О, если бы я оказался на его месте! Я отдал бы всё, чтобы поменяться с ним местами. Стать таким, как он, независимым и свободным. Без всей этой ответственности за вступительные экзамены. Если бы эта перемена могла произойти, и он встал бы на мое место и явился на экзамен вместо меня! О, как бы мне этого хотелось!» – говорил я себе.

В послеобеденный час, чтобы немного развеяться, я направился в монастырскую иконописную мастерскую. Там были четыре монаха, писавшие иконы, и я пошел к ним. Сначала спросил у одного монаха, бывшего за старшего, можно ли туда пойти, потому что не всем разрешалось к ним ходить. Тебя должны немного знать, чтобы ты мог войти в их личное пространство, где эти отцы работают и пишут иконы. Он сказал мне:

– Иди-иди, посиди немного! А что тебе там делать, в мастерской? Они же ничего такого не делают, что бы тебя касалось сейчас. Не разговаривают. Только рисуют.

– Ну, просто схожу, посмотрю на них немного.

Пошел. Посмотрел на них. Какими же спокойными они были! Я всё думал о книгах, которые надо прочитать. А они смотрели себе на краски и смешивали их с яйцом. Присматривались, куда наложить цвета, светлый тон в разные точки. И я говорил себе: «И они тоже счастливчики. А я опять такой несчастный. Мне надо читать. А у них тут такая тишина, всё спокойно».

В эту минуту солнце садилось за горизонт. У них на душе был мир, а у меня жуткая паника. Они не разговаривали, потому что иконы пишут, сосредоточившись и предавшись молитве. Но один сказал мне:

– У тебя экзамены, да? Мы тоже прошли через это.

Он улыбнулся, а я слегка раздосадовался и сказал себе: «Ну что ты сейчас смеешься? Говоришь так, будто это так просто. А это совсем не просто!»

– Мы тоже прошли через это, – вот что сказал он. И добавил: – Пройдут и твои экзамены. Это ничего!

Я снова раздосадовался. Скажут какую-нибудь фразу – и думают, будто изрекли всю мудрость на свете. Душа моя снова запротестовала. И я думал в негодовании: «Ну, как же ничего, отче! Тогда иди ты на экзамен, если это ничего! Накладываешь себе тут плавно краски, рисуешь, а мне говоришь: “Это ничего!” Я весь задыхаюсь, а ты смотришь на это так просто».

Потом, когда я уже поступил в университет и успокоился, увидев, что поступил, когда воспрял духом и обрадовался, – тогда я сказал: «А в конце концов, этот монах был прав. Тогда он так просто сказал мне, что это пройдет. И действительно, всё прошло».

И вот сегодня я говорю тебе, мой друг: всё будет хорошо. Имею ли я в виду, что ты пройдешь? Да, я верю, что ты пройдешь! И на следующий вопрос, который ты задашь, снова отвечу тебе: да!

– Поступлю ли я туда, куда хочу?

– Да, ты поступишь туда, куда хочешь.

Ведь надо не просто поступить куда-то. Вопрос в том, чтобы поступить именно туда, куда хочешь, чтобы потом радоваться до глубины души. Если хочешь на такой-то факультет, чтобы ты поступил на него. И в том городе, который предпочитаешь. Об этом молюсь за тебя. Потому что чувствую, что ты этого заслуживаешь. Ты ведь так трудился, приложил столько усилий, сделал всё, что мог.

Стресс очень выматывает тебя и всё в твоих глазах рисует в черных и мрачных тонах

Стресс очень выматывает тебя и всё в твоих глазах рисует в черных и мрачных тонах. А ты ведь читал и восполнил свои пробелы. И за эти дни, которые остаются, сколько их там остается – недели, дни, месяцы? – я уверен, сделаешь самое лучшее, что только можешь. По системе. Не так ли?

Так что сядь, возьми себя в руки, составь себе план, засеки время; буквально положи перед собой таймер и скажи: «Пока не пройдут эти два часа, я не оставлю этот урок. Потом сделаю перерыв, сколько захочу: на полчаса, час. И опять буду читать». По два часа, по три. Каждый день.

Тебе нужна программа. Я хочу, чтобы ты достиг границ своих возможностей. Дошел до своего предела. Чтобы был близок к переутомлению, но не дошел до него. Не доведи себя до болезней на почве переутомления, не перейди своего предела.

Другими словами, если ты выдерживаешь еще, продолжай. Занимайся еще. Ведь мы говорим о важных экзаменах! Вопрос встает не о чем-то простом, не о каком-нибудь десятиминутном тесте. Мы говорим об экзаменах, которые решат твое будущее, к лучшему или худшему. Ты сейчас 18-летний ребенок, молодой человек, да хоть бы и студент, ты всё равно еще молодой человек, и твое будущее решится на этих экзаменах.

Чтобы ты понял: сегодня я богослов, и это решилось тогда, одним июньским днем, когда я явился на экзамен: в 1987-м, 1988-м году, – тогда это было. Этот день, это лето решили мое будущее. Сейчас я живу, тружусь, и мне за это что-то платят. За то, что началось тогда. И это очень важно.

Если хочешь добиться чего-то в этой страшной конкуренции, надо бороться всеми силами

Поэтому надо сделать со своей стороны всё. Если хочешь поступить, надо. Не надо делать этого через силу. Но если хочешь поступить – надо. А если не хочешь – брось всё это. Закрой книгу, включи телевизор, закажи себе шашлычок, сходи прогуляйся, не делай ничего. Но если хочешь добиться чего-то в этой страшной конкуренции, существующей сегодня, надо бороться всеми силами. Я сказал «конкуренция», а в действительности в нашу эпоху идет безжалостное состязание и соперничество. Один другого готов съесть.

Смотришь, как задают вопросы детям по телевизору, когда показывают разные игры. Спросят:

– Ты считаешь, что ты победишь и ты – самый лучший?

Они отвечают:

– Да!

Потому что если скажут «нет» и начнут говорить: «Знаете, я не самый лучший. Другие лучше меня. Я не думаю, что смогу добиться успеха»… Если скажешь такое, ты вылетишь из игры и из состязания. Надо быть самым лучшим. И говорить это, доказывать, проникнуться этим, поверить в это и сделать невозможное возможным, чтобы добиться успеха.

Если считаешь это безумием, ты, наверное, будешь прав. Но только другого выхода нет. Если только найдешь какое-нибудь альтернативное решение и станешь заниматься чем-нибудь другим по жизни. Не всем же обязательно учиться в вузе.

Но что я такое говорю тебе? Ты дошел до этого момента и готовишься к экзаменам! Так что продолжай начатую борьбу. Если уж ты столько трудился, то отдай теперь всё до конца. Если уж окунулся в этот образовательный процесс, то сделай самое лучшее, что только можешь. Другого выхода нет.

Когда я учился в выпускном классе лицея, со мной реально произошло то, что иногда советуют в качестве радикальной меры: «Протри штаны и стол, читая книги». Это и свершилось. У меня был канцелярский стол, обитый тканью, под которой была мягкая подкладка. И вот когда закончился год, я увидел, что ткань эта расползлась. Пришлось менять ее. Я отнес его в мебельную мастерскую, и обивку заменили на новую.

Весь тот год я часами сидел за ним. Превратил дом в сущий исихастирий[1]. Не давал родителям пригласить кого-нибудь в гости. Запретил маме водить приятельниц по утрам, чтобы выпить кофе. Всё время делал замечания: «Пожалуйста, не разговаривайте громко, вы же сами себя не слышите! Сделайте тише телевизор! Дайте мне поспать! Не шумите! Не хлопайте дверями!..» А отчего всё это? Оттого что я целиком отдал себя тому, что делал. Надо отдать всё. Всё.

А сказать тебе еще кое-что? Если хочешь расслабиться и жить получше, сделай это потом. Сначала попади, куда хочешь, а потом уже живи как хочешь. То есть сейчас пройди через это безумие с экзаменами, а потом уже расслабляйся. Потом делай свою жизнь тихой и спокойной.

Иначе не бывает. Вся эта история – это поезд. Сумасшедший поезд: если не запрыгнешь в вагон, и поезд тронется, а ты останешься – всё! Ты отстал.

Это не идеально, знаю. Но поскольку мы живем на этой планете, а не в каком-нибудь райском уголке, где успеха добиваются и поэты, и натуры, витающие в облаках, цветах, красках и грусти, то надо погрузиться в эту безумную процедуру хоть на несколько лет своей жизни. А потом уже мы расслабимся и будем делать то, что нам нравится.

Приведу тебе в пример себя. Хочешь? То, чем я сейчас занимаюсь по жизни: передачи, беседы, литургии, школа, уроки, – всё это доставляет мне удовольствие, и я этим наслаждаюсь. Не испытываю никакого давления со стороны. Хочу и делаю это. На самом деле я доставляю себе удовольствие этим. И мое удовольствие одновременно является моей работой. Но чтобы достигнуть этого, когда удовольствие и работа у меня совпадут, и хобби станет моей работой (представь себе: я получаю зарплату за свое хобби!), я начинал с определенного принуждения себя; принуждая себя, выполнял те занятия, которые меня сильно выматывали и, вообще говоря, были не из приятных.

Ты понимаешь это? То есть тебе обязательно будет приятно. Но только это приятное чувство становится более полным на следующем этапе. На первом же этапе ты заставишь себя делать монотонные, досадные, отягчающие, угнетающие дела, которые тебе вообще не по душе, наверняка. Но что делать? Другого выхода нет. Если ты надумал что-нибудь другое, то сделай это, попробуй.

Итак, ты понимаешь, о чем я говорю. Делай, что можешь, и добьешься успеха. Верю, что ты добьешься. Увидишь. Бог любит тебя.

И скажу тебе кое-что еще: та истина, которую я высказал сегодня, что Бог любит тебя, – ты в нее поверь.

Упражнения решаются сердцем

Упражнения решаются сердцем

Должен сказать тебе и кое-что другое, весьма приятное и весьма таинственное. Секретную истину открою я тебе сейчас. Послушай хорошенько: Бог уже сейчас знает всё о твоих экзаменах. Бог знает вопросы, которые тебе попадутся. О, если бы Он сообщал их нам, дети! Если бы Бог диктовал тебе вопросы во сне – как хорошо было бы! Или говорил их мне, а я бы тебе их подсказывал. Подумай, что было бы, если бы происходило такое чудо!

Продолжаю секретную истину: Бог знает и то, поступишь ли ты. В точности. И в точности знает – на какой факультет. Наша жизнь ведь кристально прозрачна для Него. Она Ему уже известна. Перед Ним всё – настоящее. Хочешь и ты войти в эту таинственную атмосферу? Тогда войди в это мышление, войди в Божию атмосферу, и обретешь уверенность. Бог полон мира, полон спокойствия, хоть и знает, что, например, в данный момент где-то на планете начнется война, землетрясение, буря. Он знает это, но не смущается, потому что смотрит на всё через призму другой логики.

Скажи: «Чему быть, то Богу известно. Положусь на океан Его любви. Доверюсь Ему. Успокоюсь»

Если можешь, прочувствуй это в душе и скажи: «Чему быть, то Богу известно. Положусь на этот океан Его любви. Доверюсь Ему. Успокоюсь. Моя жизнь известна в Божиих очах. И это меня успокаивает».

Скажи и ты, как говорил один простодушный верующий:

– Будь что будет. Я буду делать, что могу. А потом пусть будет что угодно. А что мне еще делать?

То есть что, сойти с ума?

Я слышал об одном случае, связанном со старцем Порфирием. Одна девушка, которую он знал, была очень хорошей и усердно занималась, просто у нее была проблема с памятью: эта девушка все забывала. И вот он позвонил ей перед экзаменом и назвал номера нескольких страниц, не имея перед собой учебника. Он сказал:

– Открой страницы 86, 123, вот эту, эту и эту, и прочти получше эти места.

Девушка эта старалась, но не запоминала подробностей. Забывала. А поскольку она занималась очень усердно, то старец сказал ей:

– Обрати внимание особенно на вот эти места.

На другой день девушка эта пошла на экзамен, и ей попались, дорогой мой и дорогая моя, именно эти места. Девушка чуть с ума не сошла от радости. Потом старец объяснил ей:

– Бог попустил это, потому что ты утрудила себя. Не пошла, не готовясь, и не была нерадивой. Просто ты не запоминала.

Это не то, как говорят некоторые: «Пусть Бог подскажет нам вопросы, чтобы мы их подготовили и с легкостью сдали, пусть совершит для нас такое чудо». А почему Он должен устраивать для тебя такое чудо? Ты смотришь на чтение как на барщину и хочешь готовых решений. А вопрос в том, чтобы возлюбить то, что делаешь. Ведь мы тут говорим о любви!

Да, это правда: упражнения не решаются умом. Мы говорим о безумном ученом, не правда ли? Не о педантичном профессионале, а о безумном ученом. Под безумным я подразумеваю человека, имеющего безумный энтузиазм. Которому нравится то, что он делает, это дело его жизни, без которого он не может. Упражнения решаются сердцем. Уроки выучиваются, когда их любишь. Когда влюбишься в то, что делаешь, когда горячо вберешь в себя это. Когда будешь читать запоем, потому что часы пролетают сладостно. Когда чтение превратится для тебя в игру. Игру не в том смысле, что это легко, а в том, что это приятно и наполняет твое существо.

В противном случае, друг мой и подружка моя, сейчас тебе это, наверно, уже поздно говорить, но что ты будешь делать с этим, если оно тебе не нравится? Учить только из-за того, что родители приказали тебе? Хорошо, сделай так, пускай хоть так будет. Угоди им. Попробуй. Но увидишь, что то, что ты делаешь насильно, не идет у тебя из души.

Например, кто-нибудь работает врачом и хочет и сына своего сделать врачом, или дочь. Но если он не может, дорогой мой, что тогда делать? Если ребенку это не нравится, зачем ты давишь на него?

У меня есть друзья, духовные чада и знакомые, которые учились на одних факультетах, а года через 4–5 перешли на другие. Они больше не могли делать всё через силу. То, чем ты занимаешься, я спрашиваю тебя, ты любишь это? Уроки, которые учишь, математику, химию, древнегреческий, физику, всё, что ты делаешь, – ты любишь это? Я сейчас люблю то, что делаю. И тайна заключается именно в этом. Я люблю это, и оно у меня идет из души. Люблю и хочу этого. А если я этого не люблю, то как мне этим заниматься? У тебя потому иногда что-нибудь и не получается как следует, что ты этого не полюбил достаточно. Ты к этому стремишься, но ты этого не любишь.

И еще кое-что: иногда ты любишь совсем другое. Так что будь осторожней со своей любовью в этом году и в эти дни. Если ты влюблен в чтение, всё будет идти хорошо. А если влюблен в лица, то, скажу тебе откровенно, твои чувства будут мешать тебе, и ты собьешься с толку. Будь осторожней в этот период. Сейчас нужна самоотдача. Нужна сосредоточенность.

Есть немало молодых людей, которые, не наслаждаясь чтением, чтобы найти себе отдушину, предаются другим видам любви: разным связям, чувствам, знакомствам. Но, христианин мой, неужели ты именно в выпускном классе лицея надумал заводить знакомства? В последний год, когда другие максимально напрягаются? Когда дух некогда перевести от этих тестов у репетитора, от повторений и экзаменов в школе!

А ты идешь и даешь волю своим чувствам, начинаешь слать сообщения по телефону: «Увидимся! Да, сладенькая моя, да, моя маленькая, да, душа моя!» Да когда ты успел натворить всё это? И разве не понимаешь, что когда сердце выскакивает из груди от таких чувств, ум не может сосредоточиться на книге? Он ведь всюду видит одни только сердечки и звездочки!

И над кем ты сейчас посмеялся? Как будешь читать с такой головой? И сейчас ли ты нашел время заниматься такими делами? Не попадайся ты в эту ловушку, потому что начнешь отставать, придешь на пересдачу, а тебя завалят. Но да не будет этого! Чтобы тебя не завалили, для того мы сейчас и говорим.

Мы говорили, что сегодня цель нашей передачи – укрепить тебя. Но с этими твоими делами ты отстанешь. И знаешь почему? Потому что сейчас делаешь то, что надо делать в будущем. А ты делаешь это уже сейчас. То есть что? Знакомства, отношения, женитьба и всё с этим связанное – это делается не сейчас. Это делается позже. А ты занимаешься этим уже сейчас. В результате то, что надо делать сегодня, то есть чтение и образование, у тебя откладывается. И когда придет время продолжить образование в вузе, ты пролетишь. А когда действительно придет время жениться, тебе придется всё наверстывать и заниматься дипломами, стипендиями, магистратурами, докторантурами, куда-то ездить, чтобы получить образование. Тебе уже будет 40 лет, а ты еще не женат. И когда тебе будут говорить: «Женись!» – будешь отвечать: «Не могу! Мне надо поехать немного подучиться в Лондоне, постажироваться в США, поехать ненадолго туда-то…».

Поступи в вуз, окончи его, а потом принимайся за остальное

Зачем ты делаешь всё наоборот? Реши сейчас, что тебе надо сделать в первую очередь, поступи в вуз, окончи его, а потом принимайся за остальное. Важно поступить и окончить. Не только поступить, но и окончить, получить документы, пройти службу, привести в порядок все свои незавершенные дела. И потом создать семью вовремя, а не жениться в 40-летнем возрасте. Зачем так делать? Зачем тянуть, чтобы все молодые годы и жизненные силы уходили у тебя на образование?

Сейчас ты скажешь мне: а как же сюда вписывается брак и т.п.? Невзирая на всё, вписывается. Как вписались и мои дела, о которых я говорил раньше. Мне было 18, и то, какой я сейчас, зависело от того, каким я был тогда. Создашь ли ты счастливую и здоровую семью, причем в нужное время, – зависит от приоритетов, которые ты сейчас перед собой поставишь в жизни. Сейчас время делать здоровые начинания. А потом может оказаться поздновато.

«Всё можно исправить, – скажешь ты. – Даже если я сделаю ошибку». Конечно. Просто я хочу предотвратить вот что: большие ошибки. Не делай серьезных оплошностей. И я уверен: ты их избежишь, если сегодня постараешься и приложишь усилия.

Полагайся в основном на Бога, но и на чтение тоже. Как говорится, живи так, словно всё зависит от Бога. Чтобы ждать всего, как чуда. А с другой стороны, делай всё так, словно всё зависит от одного тебя и твоего чтения.

Соедини эти два подхода. Оба воедино. Хоть это и тяжело. То есть, когда читаешь, не говори себе: «Да хватит читать! Ничего, Бог просветит меня в нужный час!» Нет. Ты это прочитаешь! Не трогай сейчас Бога. Ты говоришь это не оттого, что веришь в Бога. Ты говоришь это оттого, что тебе тяжело.

Один человек пришел к святому Антонию Великому и сказал:

– Помолись обо мне, чтобы я получил помощь в этом житейском вопросе!

Святой сказал ему:

– Даже моя молитва не поможет тебе, и Бог не подаст тебе помощь, если ты сам не приложишь усилий[1].

Молитва поможет. Но не так, чтобы говорить: «Они будут молиться, а я буду спать»

Если ты сам не прилагаешь усилий, не говори мне: «Главное – это Бог и молитва. Отче, помолитесь!» Молитву должно сопровождать твое чтение. Я, конечно же, помолюсь, и моим друзьям, которые молятся, скажу о тебе, и на Святой Горе Афонской отцам, которые молятся, тоже. И здесь, в городе, скажу молящимся людям. И ты, конечно, об этом тоже скажи – и проси молитв у людей, о которых знаешь, что они о тебе думают и излучают волны любви, и они покроют тебя своей мыслью, заботой. И Бог озарит тебя, и молитва поможет. Но не так, чтобы говорить: «Они будут молиться, а я буду спать».

Ты будешь читать. Ты растаешь от чтения. Если хочешь увидеть радость успеха. Если хочешь увидеть свое имя в списке поступивших. Или войти в Интернет, посмотреть и сказать: «Меня приняли на тот факультет, на который я хотел! Слава Богу!»

Есть и другое решение. Ребята идут себе в кафе, сидят, солнышко их согревает, они развлекаются разговорами, телевидением, спортом; проводят время с удовольствием. Но когда вывесят результаты вступительных экзаменов, они не увидят своих имен в списке. Будут искать их, но не найдут.

В жизни существует баланс. Твой труд принесет результат. Твои жертвы принесут результат. Ничего не пропадает зря. Это я тебе говорю. Не останется бесполезным то, что ты делаешь. Но это надо делать. А для этого необходимы усилия, система и программа. Пойми это, прошу тебя!

И помни, что бывают чудеса! Даже в день экзамена происходят чудеса, даже на самом экзамене происходят чудеса. Я говорю о чудесах, потому что мало быть отличником – надо еще, чтобы Бог просветил тебя.

Итак, на экзаменах случаются чудеса. То есть бывают такие дети, которые, хоть и отличники и приходят на экзамен, но в какой-то момент с ними случается помрачение. А есть такие, которые хоть и не отличники, но последовательны, прилежны и стараются сделать самое лучшее, что только могут. Как та черепаха, приползшая раньше кролика. Потому что черепаха шла стабильно. Да, этого мало, но она сделала всё, что могла. А кролик бегал-бегал и в итоге выдохся. И это всё из-за нашего высокомерия, самоуверенности: «Я знаю всё, я очень умный!»

Удивительные случаи бывают в жизни, настоящие сюрпризы. Один мальчик пришел на экзамен, и у него была ламинированная иконка – фотография старца Порфирия, рассказывал он мне. Он мечтал стать пилотом. Но у него что-то происходило с головой, и он впадал в ступор. Что же он сделал? Он сам мне рассказывал:

– Я забыл всё.

Подумать только: прийти на приемный экзамен в университет и забыть всё.

– Я прикоснулся рукой, – говорит он, – к фотографии старца Порфирия, поцеловал ее и сказал про себя: «Отче мой, прошу тебя: помолись и ты Богу, чтобы просветил меня, я совершенно отключился!» И приложил затем эту руку к своей голове, к самой макушке.

– Вдруг всё само всплыло у меня в памяти. Я стал писать, писать, сам не понимая, как я пишу. Будто кто-то писал вместе со мной.

Другие тоже рассказывали мне о чудесных случаях, происходивших на экзамене.

Когда я сдавал приемные экзамены в университет, помню, был такой учебник – кто помнит, его называли «красный учебник», – по истории. Помимо другого, синего, был и этот красный. Это была толстая книга с трудными терминами, научными выражениями, которые я не помнил как следует. Очень мудрено она была написана. С тех пор я больше уже ничего не заучивал наизусть. Тогда голова у меня перегрелась, и я уже ничего не могу запомнить наизусть. А тогда всё вызубрил, как попугай.

Если у тебя есть такое дарование – заучивать наизусть, ты счастливый человек. Бывают люди с прекрасной зрительной памятью. У меня есть такие друзья, которые, стоит им взглянуть разок на страницу, тут же запоминают ее, словно ксерокопию снимают. Один даже говорил мне, что двигает рукой, когда надо перевернуть страницу. Он знает, когда ее надо перевернуть! Знает всё наизусть. Стоит разок что-нибудь прочитать, как он уже помнит всё! А мне надо 5 часов читать, чтобы выучить наизусть полторы страницы. С запятыми, с союзами «и». Потому что так надо было. В противном случае невозможно было пройти.

Утром я вошел в экзаменационный зал… Помню, меня привел папа; мы несли с ним бутылки с водой, потому что тогда стояла жара. Тем летом нам разрешили взять с собой фрукты и воду.

По дороге, пока мы ехали, я открыл книгу и наткнулся на вопрос, который звучал так: «Сила законов». Представь себе, я еще помню это называние. «Ой, – сказал я себе. – Да я же этого не прочитал как следует», – и чуть с ума не сошел. Читал этот вопрос в отцовской машине и опять к нему возвращался. Там был один абзац, которого я не знал. «Ой, Боже мой! Да как же такое возможно? А если он мне попадется? Хоть бы попались другие, которые я знаю!»

Я всегда говорил себе это в утешение: попадется то, что я знаю. И тебе говорю: может действительно попасться то, что ты уже знаешь. И зря ты так безумно волнуешься.

Ты хорошо делаешь, что читаешь. Читай, продолжай, правильно делаешь, что ликвидируешь свои пробелы. Но вспомни и о чем-нибудь утешительном, когда тебя охватит подобная паника. Подумай: вам ведь всё равно уже назвали тему. Сейчас ты просто повторяешь, заполняешь свои пробелы и освежаешь знания. И вера в то, что Бог уже знает всё, дитя мое, конечно, ободрит твою душу. «Может, я уже знаю то, что мне попадется. Буду же смотреть оптимистичней». А может, так оно и есть.

Итак, я смотрю на этот вопрос, бросаю еще раз взгляд на него и захлопываю книгу. Потому что подумал, что чем больше буду смотреть, тем больше буду находить такие места, которые не читал как следует. «Бросай всё это, – говорил я себе, – бросай. Что знаю, то знаю».

И вот начинается экзамен. Стали диктовать вопросы. Слышу первый – знаю его. Слышу второй – знаю. Слышу третий – знаю. Я ждал четвертого! И вдруг, когда объявили четвертый, слышу: «Четвертый вопрос – “Сила законов”». О, это было именно то, что я прочел сегодня утром по дороге сюда. Я утром выучил это! О Боже мой, да что же это такое?

Другими словами, если бы я в машине не открыл книгу, чтобы случайно увидеть это место, то сколько бы потерял баллов? Пять! За каждый вопрос дают по пять баллов. А я это увидел в последний момент. Бог попустил это.

Даже на самом экзамене, уже в зале, происходят чудеса

Даже на самом экзамене, уже в зале, происходят чудеса. Однажды, когда мы писали, кто-то повернулся ко мне и спросил – помню, он спросил меня о страдательном залоге глагола «говорить» в прошедшем совершенном времени. Прошедшее совершенное время – это «я сказал». Ну, что теперь делать? Сказать ему? Но экзаменаторы на меня смотрят. И тут одна из экзаменаторов, женщина, заглянула за дверь, чтобы посмотреть, что там? Она думала найти там какой-нибудь лист, записку. Я прошептал ему ответ. Он услышал и записал его. В конце концов, сколько учащихся получают помощь таким образом! Так что и в последний момент происходят чудеса.

Скажу тебе кое-что, что тебя опустит тебя на землю и успокоит: а даже тех, кто поступил в университет и выучился, – что их ждет потом? Они стоят, ждут своей очереди, пока куда-нибудь их не назначат и не найдется какая-нибудь работа для них. И начинается охота за местом, и неизвестно, когда еще оно освободится. Этим я хочу тебе сказать, что, если подумать хорошенько, то экзамены, с одной стороны, – это очень важно, а в то же время и очень несущественно. У меня есть друзья – мои ровесники, с богословскими дипломами, – которые работают в супермаркетах, режут сыр и развешивают его по 250 и 500 г. Другие, тоже с дипломами, работают на складах в книжных магазинах. А все учились на богословов и мечтали работать в школе. Так что экзамены – это еще не всё.

Другой мальчик тоже ехал на приемные экзамены, отличник, а в день экзамена проспал, потому что, пока добирался из Халкиды в Афины, выбился из сил. Он не проснулся вовремя в день экзаменов! И так не поступил и потерял целый год.

Итак, убедись, что бывают непредвиденные обстоятельства, от Бога, не зависящие от нас: и положительные, и отрицательные, – и скажи, наконец, то, что я сказал в самом начале: «В конечном счете будет то, что должно быть. Что хочет Бог, то да будет!» То есть что нам теперь делать? Сойти с ума? Это абсурд, не будем сходить с ума из-за каких-то вступительных экзаменов!

А вот и нет! Давайте сойдем. Сделаем, что можем.

Так что же нам в конечном счете делать: сходить с ума или не сходить? Я отвечаю тебе, что и то, и то. Когда тебя охватит отчаяние, ты будешь говорить: «Невелика беда, не буду я сходить с ума из-за этого!» А когда расслабишься и скажешь: «Да, невелика беда, не буду я этого читать!» – тогда будешь говорить: «Нет, я буду читать!» И так ты будешь поддерживать равновесие между надеждой и отчаянием.

Когда расслабишься, будешь говорить: «Да ты что, с тобой всё в порядке? Сидишь себе тут, не читаешь! Да ты что, слушаешь сейчас эту передачу, вместо того чтобы читать? А знаешь, сколько уравнений ты решил бы за это время?» Когда же тебя охватит отчаяние, и начнешь думать: «Да это исключено, чтобы я прошел! Меня там завалят. Я сойду с ума», – или, самое плохое, как говорят некоторые: «Если я не поступлю, то покончу с собой», – тогда ты скажешь: «Да ты что, убивать себя из-за каких-то приемных экзаменов?! Не лучше ли ходить побираться в метро, чтобы собрать кучу денег? Или просить милостыню у дороги и мыть стекла на светофорах? Неужели я стану убивать себя из-за каких-то вступительных экзаменов? Я не понял, моя жизнь что, обретет ценность благодаря им? То есть ты ничего не стоишь, если не поступишь?»

Это еще один момент, которого ты не понял: с той минуты, как ты был зачат в утробе матери, ты ценен, каким бы ты ни был. Независимо от того, примут ли тебя или нет. Независимо от того, поступишь ли ты на самый лучший факультет на свете или станешь тем, кем станешь, ты ценен одним только тем, что существуешь, и у тебя есть сердце, которое бьется в груди.

Я видел несчастных дипломированных людей. И счастливых неучей

Я видел несчастных дипломированных людей. И счастливых неучей, которые не умеют и подписи поставить. Я видел людей, которые, когда я был ребенком, просили меня писать письма своим родным, потому что сами не умели писать; это были, однако, красивые души. Вспоминаю одну женщину, которая диктовала мне одно, а я писал другое. Потому что она говорила, чтобы я писал повергающие в отчаяние слова. А я смягчал и приукрашивал всё для ее сына. Была одна такая госпожа, которая писала письма своему сыну через меня. Она говорила мне:

– Скажи ему, что он меня просто убил, он забыл меня, но я его помню и злюсь.

А я писал: «Дитя мое хорошее, если хочешь, позвони по телефону мне, твоей матери, любящей тебя».

– Написал? – спрашивала она. – Как я тебе сказала?

– Да, написал, написал.

Потому что в противном случае они бы из-за меня поругались.

Однако эта женщина, не умевшая расписаться, имела жизненную силу. Хотя у нее не было дипломов. Работала, вырастила детей, смотрела за домом, боролась. Так что экзамены – это не всё в жизни. Притом, происходит столько трагических неожиданностей.

Я знал одну девушку, которая поступила на физический факультет в Патрах. Родители на радостях устроили праздник, застолье и угощали гостей в честь успеха дочери. На другой день девушка эта поехала в Патры на автобусе, там наклонилась, чтобы застегнуть застежку на обуви, и так и застыла на месте! Она умерла тут же, в автобусе. Невероятные истории. Но реальные.

Эта девушка сделала для поступления всё, что могла, а в конце Бог и жизнь являются тебе и говорят:

– А знаешь что? Это не всё. Есть и кое-что другое в жизни. Существуют и другие радости. – Или: – Существует и конец. Ты думала об образовании, а Я думаю о чем-то другом для тебя…

Это тайна жизни. Поэтому говорю тебе: будешь делать, что можешь. Будешь молиться, успокаиваться, хорошо питаться. И спать будешь достаточно, чтобы не сорваться. Нельзя спать пару часов в сутки и думать, что этого достаточно. Нервная система у тебя надорвется. Будешь и соки пить, и свои протеины принимать, будешь есть здоровую пищу. Всё, без крайностей. И без сигарет и всего прочего, потому что это не помогает твоему мозгу, нервной системе и телу.

Ты сделаешь всё. Всё, что можешь. Да полно вам, дети, не будем же мы сходить с ума? Я буду молиться, потому что это моя работа. Что я еще могу сделать для тебя? Буду молиться. Буду говорить: «Господи мой, приди туда, где дети сейчас читают. Подай им мир, подай просвещение, дай им сдать экзамены, открой им ум, дай крепкую память, чтобы они всё помнили».

Помню, когда сдавал приемные экзамены, я тоже принимал разные смеси. Мне говорили о витаминах, каких-то еще растительных продуктах, чтобы я смешивал какие-то порошки с водой:

– И выпей, это тебе поможет!

Что находил, то делал. Вопрос в том, чтобы это тебя не раздавило, а прошло.

Сказать тебе что-то? Эта передача, которую ты сейчас слушаешь, – если прослушаешь ее потом, после экзаменов, то скажешь: «Ой, я слушал тогда это, и меня оно трогало. А сейчас он как будто говорит для других. Я уже прошел через это. Почему? Потому что поступил на факультет, как хотел». Или: «Потому что занимаюсь чем-то другим, что мне нравится в жизни. И понял, что экзамены – это не всё».

Забудь прежние привычки: каждую субботу – на стадион, воскресенье – в кафе

Ты будешь делать то, что можешь: читать, смиряться, – освободишь голову от посторонних мыслей, не относящихся к этому году и этим испытаниям. Сосредоточься. Отложи всё остальное, чем ты сейчас занимаешься. Ты понял? Забудь свои прежние привычки: каждую субботу – на стадион, каждое воскресенье – в кафе, и между делом – в кино.

– Ну что, дитя мое, – говорю я ему, – у тебя каникулы?

– Нет, – отвечает, – я учусь в выпускном классе лицея.

Но то, как ты живешь, больше похоже на каникулы. Это всё не для этого года. Не для этих дней. Надо напрячься.

Скажешь:

– А где ты видел, чтобы кто-нибудь напрягался в наше время, чтобы мне тоже напрягаться?

Ладно, не будем сейчас обвинять других. Вопрос в том, что делаем ты и я. Вопрос вот как стоит: ты будешь читать? Итак, если ты будешь читать, тогда моя молитва будет действовать – вместе с молитвой твоих родителей, вместе с твоей молитвой, вместе с Иисусовой молитвой, с силой Пресвятой Богородицы, Господа, святых, ангелов, – и тебя обязательно примут. Я верю в это!

Другими словами, я представляю себе, как ты через какое-то время придешь, найдешь меня, угостишь чем-нибудь и скажешь:

– Отче, я принес тебе угощение. Возьми вот это пирожное, ведь меня приняли! Помнишь, как ты выступал по радио и говорил мне об экзаменах?

Так делают дети в школе. Когда они в выпускном классе, то очень волнуются. А на следующий год приходят в учительскую к преподавателям и вручают нам пакет со сластями, а на пакете написано: «Угощение от такого-то ученика, поступившего на такой-то факультет».

И я говорю тогда:

– Ну что, убедился? Ты так волновался, чуть с ума не сходил от переживаний. А теперь – пожалуйста! Слава Богу!

Молю Бога, чтобы тебя приняли. Чтобы обрадовались твои родители, чтобы принесли результат деньги, труды, частные уроки. И снова говорю: ты ценен, даже если не поступишь ни на один факультет. Даже если сдашь пустой лист, ты исключительно ценен. Ты не какой-нибудь неудачник, чтобы ни на что не годиться. Просто не поступил на один из факультетов. Это ничего не значит для твоей ценности. Твоя ценность не в этом.

То есть, когда ты послезавтра женишься, и наступят трудные минуты, вы не станете доставать свои дипломы, показывать их и говорить:

– У нас есть диплом. Этот диплом спасет нас.

Ни один брак ты не спасешь тем дипломом, который сейчас получишь. Жизнь хочет другого. Она хочет любви, хочет сердца, хочет смирения, хочет зрелости, хочет содержания, хочет веры, хочет общего житейского образования. Она хочет всего этого, другого. Ты понимаешь, что я имею в виду.

Но, конечно же, мы не живем в раю. Правильно. Мы живем в этом обществе, требующем и диплома, и мирских знаний. Они тоже нужны. Так что делай, что можешь.

Время передачи заканчивается. Я отнял у тебя немало времени сегодня, за которое ты мог бы почитать. А ты до этого читал? Ты готов к экзамену? Ты готова?

Когда начинается экзамен, отправьте сообщение кому-нибудь из своих знакомых, чтобы он помолился. Некоторые пишут сообщения: «Через 10 минут я зайду на экзамен. Помолитесь! Поставьте за меня свечку!» Я это имею в виду. Пусть у тебя будет чувство, что о тебе кто-то помнит, тебя любят.

Да! Ты покажешь себя с хорошей стороны. Я в это верю. Ты этого заслуживаешь. Так что не падай духом.

А если мать сказала тебе какое-нибудь тяжкое слово, отругала пару раз, и вообще постоянно ругает и портит настроение… Ладно, оставь уж ее. Не придавай этому значения.

Но и ты, госпожа, будь повнимательней! Мы так не разговариваем со своим ребенком. А попробуй-ка, сядь и сама почитай учебник, дорогая мама, дорогой папа, вы, которые так разговариваете со своим ребенком. Возьмите и почитайте немного учебник, чтобы увидеть, как это трудно. И перестань говорить такие слова и напоминать ребенку, что даешь на это деньги. Деньги ты даешь, действительно. Но давай проведем эксперимент: я тебе дам денег, а ты прочти учебник своего ребенка. Думаешь, это так легко? Ты его прочитаешь?

Давайте же не будем уязвлять, но поощрять. Говорить хорошие слова, живительные слова. Скажи ему что-нибудь другое. Ободри. Поцелуй ребенка. Приласкай его, он же ребенок. В выпускном классе, но он ребенок. Да хоть бы был студентом, он ребенок. А кто же еще? Испеки ему торт. Подари подарочек. Награди поцелуем. Приласкай и скажи:

– Приняли, не приняли – какая разница: ты мой ребенок! Да хоть бы и соседи стали нас обсуждать, если тебя не примут, дитя мое, – пусть занимаются своими делами! Пусть каждый смотрит за своим домом, а нас оставят в покое! Но если тебя примут, мы с тобой тоже не станем надувать щеки, мол, мы лучше всех на свете. Из-за чего? Из-за того, что мы получим диплом? И что с того? А если мы все-таки не пройдем, будем пробовать поступить опять.

А я верю, что тебя примут. И нужно, чтобы тебя приняли. Я хочу вложить тебе это в сердце еще до того, как тебя примут. Чтобы ты понял и поверил в это. Чтобы представил себя уже поступившим.

А ну-ка, представь себя, каким ты будешь через год, а? Как придешь и встанешь в очередь к факультетской секретарше, и скажешь:

– Мне нужен регистрационный номер. Я хотел бы карту на бесплатное питание. Хочу записаться. Что вы сказали? Да, я принят, я на первом курсе, пожалуйста!

Как хорошо будет! И всё, что тебя сейчас тревожит, останется кошмаром, который уже закончился.

Ну вот, мы с тобой хорошо провели столько времени, не правда ли? Хорошо провели! Мне, конечно же, учить сейчас ничего не надо. Но я тоже не успокаиваюсь. А ты не завидуй мне, потому что у меня тоже есть свои заботы. Но я буду думать и о твоих. Ок? И я буду с тобой в твоем чтении и трудах своей убогой молитвой. И скажу об этом многим другим, которые молятся.

Ну что ж, давай! Молюсь, чтобы всё было хорошо! Сейчас я тебя оставляю, чтобы ты почитал, а потом опять поговорим, ок?

И вы, бабушки и дедушки, которых Бог слышит, поскольку у вас большой опыт, – помолитесь тоже о детях, которые идут на экзамены. Не только о своих, о своем внуке или внучке, а обо всех детях на свете, которые идут сейчас на экзамен, и их охватывает этот трепет и тревога.

Пока. Приятного вам чтения, дети. И чтобы ты позвонил мне и сказал, что сдал! А если тебя завалят на экзамене, то опять-таки скажи мне это. Но не думаю, что тебе придется это делать!