Сегодня: 10 апреля 2020
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Пойманные Сетью
Фото: Ощепкова Ольга | photosight.ru

Пойманные Сетью

18 февраля 2020 |Источник: Ведомости Нижегородской митрополии |Автор: Протоиерей Сергий Муратов
Теги: Религия, Православие, Интернет, Социальные сети

С развитием интернет-технологий и их вторжением в быт христианина (не каждого, но достаточного числа, чтобы обратить на это внимание) не замечать этой новой, хоть и виртуальной, то есть мнимой, псевдофизической реальности, легкомысленно. Поговорим о таких явлениях, которые устойчиво вплелись в распорядок дня каждого второго россиянина. Это так называемые соцсети, которые в наши дни вместо апостолов стали «ловцами человеков» (Мф 4:19).

В чем же грех?

Совершенно закономерно возникают у некоторых людей вопросы: какие заповеди мы нарушаем при общении в соцсетях, понимаем ли мы, что порой, поставив безобидный лайк под фото, оставив публичный комментарий под чьим-то постом, выложив трогательный снимок семьи, мы можем грешить, причем известными грехами, которые, комбинируясь между собой, приобретают неведомые до сегодняшнего для формы.

Уже много на эту тему замечено и написано, и нам остается только лишний раз обратить внимание на некоторые аспекты этой и проблемы, и угрозы. Угрозы в том случае, если, ощутив соцсети как проблему, мы не способны будем (и, сдается мне, где-то и не захотим) ее решать.

Заметили? Сейчас появляются разные сюжеты, и в литературе, и в кино, где нет-нет, да и промелькнет тема: а как же это раньше народ жил без интернета, без соцсетей?

Не будем касаться положительных сторон такого явления как интернет, которые, конечно же, есть. Наша задача выявить минусы, за которыми прячется грех. Важный момент: для душевного состояния пространство, в котором этот грех совершается, не имеет значения, будь то мир реальный, физический, где мы грешим делами, или вербальный, мир слов, способных и ранить, и убить, или внутренний — мысленный и сердечный, как бы сейчас сказали, интеллектуально-эмоциональный. Для греха есть только одно пространство — пространство нашей души.

Стало быть, дальше и объяснять не нужно: с каким чувством и с какой мыслью мы проявили себя в соцсети — лукавой или тщеславной, вероломной или трусливой, — с таким грехом и идти в ближайшее время на исповедь.

В один прекрасный базарный день…

Конечно, было бы забавно посмотреть на реакцию наших предков, на которых обрушился бы информационный поток сегодняшнего интернета и открылись бы возможности его применения в жизни. Давайте смоделируем это прямо сейчас: появившиеся для нас, современных пользователей, реалии интернета попытаемся реализовать в то время, когда интернета в помине не было.

Постольку поскольку интернет — это некое пространство, мы так же возьмем для примера пространство. Скажем, площадь в базарный день. Начнем с «безо­бидного лайка», а всех собравшихся на базарной площади назовем «подельниками». Термин не вполне приятный. Так называют подозреваемых, совершивших преступление в одном деле. Но ведь мы рассматриваем именно преступные, то есть греховные варианты поступков.

Один подельник видит, как другой нарушает некую заповедь, например «Не укради»: ловко вывернул карман у зазевавшегося крестьянина — и молчаливо, с одобрением кивает, подмигивая — молодец, братан! Лайк, по-нашему. При этом оба думают, что их никто не видит, как и мы, сидя у мониторов, уверенно считаем, что это именно так. А Бог? Видит Он это или нет?

Идем дальше. Стоят две подружки, и одна другой хвалится обновкой, а некто из подельников беспардонно вторгается в их беседу и пытается переключить все внимание на себя, предлагая им поговорить не об обновке, а «о текущей политике». Подружки, конечно, возмущены. Обозвав их дурами, подельник переключается «на другой канал». Рядом скучает продавец воблы, у которого в жаркий день никто не покупает сушеную рыбу. «Подельник» достает кучу фотографий, которые сделал ему заезжий фотограф. Он начинает привлекать внимание этого скучающего продавца, показывая: вот жена, а это моя теща, а это дети, а это внуки, вот мы в огороде, а это я рыбу ловлю, а тут мы в бане… При этом его не интересует, что продавец воблы отворачивается — ему это не нужно — но ему тычут в нос: «А это я с околоточным пью на брудершафт!»

А вот очередной «подельник» от скуки ходит по лавочным рядам и заглядывается с завистью на недоступный ему товар.

Можно бесконечно фантазировать на эту тему, но уже из того, о чем мы упомянули, становится очевидным то, как из нас выпирают, совершенно без принуждения со стороны бесов, наши страсти: праздно­словие, тщеславие, самонадеянность, бесцеремонность, гневливость, зависть, отсутствие стыда, а если сказать конкретнее — бесстыдство и т. д., а если зависть смешана с гневливостью? а тщеславие — с самонадеянностью? а бесстыдство — со всеми перечисленными? Представляете, какие монстры могут проявиться в наших душах?

И лайк, и фейк, и игнор

Согласитесь, не всегда мы ставим «лайки» — знак одобрения — под благочестивой информацией. Нередко и под безобразиями «лайкаем», а значит солидаризируемся с этим: пошлой картинкой, похабной надписью… Одобряем, становимся реальными подельниками в преступлении, сиречь в грехе.

Возвращаемся на нашу площадь. Вот один негодяй, стоя на паперти, заплевал ее шелухой от семечек, а группа «подельников», проходящих мимо и увидевших это хамство, отвернула свои лица — их это не касается. Служба давно закончилась, базарная торговля в разгаре, а когда они снова придут на службу, кто-нибудь да подметет к тому времени оплеванную церковную лестницу.

«Ну, нафантазировал!» — посмеется читатель. Старался, согласен. Однако сути это не меняет.

Итак, всегда ли мы реагируем на противное нам проявление святотатства в соцсетях? А если не реагируем, то, будьте уверены, тем самым мы заявляем: нас это не касается. Налицо типичное равнодушие. Ни за, ни против.

А не вспомнить ли нам, что о таких «теплохладных» сообщает Святое Писание? «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр 3:15–16). И не нужно особого ума, чтобы понять эти строки из загадочной Книги Откровения. Равнодушие — это более худшее состояние, чем греховное. И слышите, что говорит Господь: изверг­ну таких.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский писал в своем дневнике в 1856 году: «Надобно, чтобы я был чем-нибудь определенным, а не тем, что называется хаосом, смесью, брожением, в котором все кое-как перемешано и бродит в беспорядке. Чего ожидать доброго от человека, который душою своею представляет беспорядочную смесь доброго с худым, который делает частию добро, но и зла не против? Это состояние опасное: оно означает нравственное бессилие, расслабление. Лучше в этом отношении человек с крайностями: либо холодный, либо горячий. Тут, по крайней мере, есть что-то определенное, чему можно дать определенное место: или — вечный тартар, или — Царство Небесное. Господь говорит о человеке ни холодном, ни горячем: извергну тебя из уст Моих. Люди представляются как бы заключенными в Боге, Который одних вмещает в Себя, а других извергает из Себя».

Так что есть над чем подумать, прежде чем мы сядем за компьютер и нажмем кнопки, открывающие нам пространство раскинутой для нас международной Сети. Попадемся ли мы в нее или сможем избежать и не запутаться в ее хитросплетенных нитях?