Сегодня: 26 августа 2019
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Таинства и подвижническая жизнь

Православная духовность. Таинства и подвижническая жизнь

16 июля 2019 |Источник: Азбука веры
Теги: Религия, Православие

Православная духовность имеет своим средоточием Христа и Церковь. Это означает, что человек освящается и спасается через Богочеловека Христа, живя в лоне Церкви, которая есть благословенное Тело Христово.

Христос не существует вне Святой Троицы и вне Церкви. Поэтому, пребывая в лоне Церкви, которая является врачебницей, мы можем получить исцеление.

Приобщение нетварной благодати Божией и церковной жизни совершается посредством Таинств и подвигов. Через Таинства в наше сердце приходит нетварная благодать и энергия Божия; через подвижническую жизнь мы, с одной стороны, готовим почву для того, чтобы благодать Божия действовала в сердце цельбоносно и спасительно, а с другой – сохраняем Божественную благодать, которую получили в Таинствах.

Святитель Николай Кавасила в своей книге «О жизни во Христе» пространно говорит о том, что возрождение человека происходит через Таинства, но что при этом требуется и собственное наше содействие. Он пишет: «Происходит сие, с одной стороны, от Бога, с другой – от нашего тщания, и это полностью Его дело, но от нас требуется ревность».

Энергия Божия подается через Таинства. Крещение дает человеку бытие и делает его личностью во Христе. Миропомазание содействует духовному росту и развитию. Божественная Евхаристия соединяет нас в единое тело с воскресшим Христом.

«...Крещение дарует бытие и всецелое [личностное] существование о Христе, ибо оно, приняв мертвых и растленных, первое из всех Таинств вводит их в жизнь. Помазание же миром совершает рожденного, влагая подобающее сей жизни действие. Божественная же Евхаристия сохраняет и поддерживает его жизнь и здравие, ибо чтобы сохранить уже приобретенное и подкрепить живущих, подает хлеб жизни». Святитель Николай Кавасила12

Если энергия Божия подается через Таинства, то содействие, ответ на этот великий дар, есть дело нашего усердия и ревности. Бог действует, а человек содействует. Для того, чтобы сохранить Божественную благодать, от нас требуется наш собственный подвиг. Николай Кавасила говорит и об этом в вышеупомянутом труде, в специальной главе «Каким образом сохранить нам то, что получено через Таинства».

Значение Таинств, через которые мы получаем Божественную благодать, поистине велико. Николай Кавасила говорит: «И через священные эти Таинства, как через врата, в мрачный тот мир входит Солнце правды и умерщвляет жизнь, устрояемую по стихиям этого мира, воскрешает премирную, и свет мира побеждает мир, на что указывает Он Сам, говоря: Я победил мир (Ин.16,13), вводя в смертное и изменяющееся тело жизнь постоянную и бессмертную». Все святые нашей Церкви говорят о соединенности Таинств с подвигом. Рассмотрим подробно, что говорил об этом святитель Григорий Палама. Прежде всего он подчеркивает, что Таинства называются так потому, что их нельзя просто увидеть, ибо они духовны и неизреченны. Поэтому когда человек приступает к Таинствам, он должен иметь в виду не только то, что видно телесными очами, но и то, что не зримо и является духовным.

«Таинства потому так и называются, что они – не видимое просто, но являются чем-то духовным и сокровенным; ибо об этом Господь сказал: «Дух животворит; плоть не пользует нимало» (Ин.6,63); если будешь смотреть только на видимое, не получишь никакой пользы; если же на духовное, то есть духовно воззришь на этот предложенный хлеб, то, приобщаясь, будешь оживотворен». Святитель Григорий Палама

Далее святитель Григорий говорит, что одного лишь Крещения недостаточно, необходимо также соблюдение заповедей Божиих, то есть подвижническая жизнь. Причем подвижническая жизнь отнюдь не предполагает непременно монашеский образ жизни, это именно соблюдение заповедей Божиих всеми последователями Христа. Наше усердие в выполнении заповедей Божиих и есть подвиг о Христе. По Воскресении Христос сказал Своим ученикам: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф.28,19–20).

Отсюда следует, что Апостолы должны были учить народы, во-первых, «крестя», а во-вторых – «уча их соблюдать» поведенное. Вот почему святитель Григорий подчеркивает, что недостаточно одного лишь Крещения для того, чтобы сделать человека последователем Евангелия, необходимо еще и соблюдение Божественных заповедей. Святитель Григорий Палама – вселенский учитель и отец Церкви. Все отцы Церкви являются вселенскими, ибо взгляды их никогда не были однобокими, позиции – разобщенными, они не возводили в абсолют одну составную часть истины, пренебрегая другой; им было присуще духовное равновесие именно потому, что они были обновлены Святым Духом. «Вселенскость» святителя Григория нашла выражение в его позиции по отношению к распространенным в то время двум еретическим мнениям, исказившим духовную жизнь, – по вопросу о Таинствах и о подвижничестве.

Носителями одного из них были мессалиане, древние еретики, которые возродились в эпоху святителя Григория. Согласно их мнению, Таинства Церкви – Святое Крещение и Божественная Евхаристия – не столь важны для спасения человека. Они утверждали, что лишь умная молитва соединяет человека с Богом, что именно она, а не жизнь в Таинствах очищает человека и приводит его к обожению. Кроме того, мессалиане учили, что в сердце одновременно находятся Божественная благодать и сатана. Другими словами, мессалиане отдавали чрезмерное предпочтение подвигу безмолвия в ущерб Таинствам Церкви.

Другое еретическое воззрение, идущее главным образом от западных христиан, выражал во времена святителя Григория Паламы философ Варлаам. Варлаам, с которым и вел полемику святитель Григорий, придавал решающее значение Таинствам Церкви, отрицая подвиги безмолвия. Он вооружался против исихазма и всего, что связано с умной молитвой. Главным для него было участие в Святых Таинствах Церкви. Варлаам говорил и о молитве, но очень отвлеченно и рассудочно. Прежде всего он подчеркивал, что благодать Божия является тварной и что созерцание Бога – это созерцание тварного света. Вообще он презирал исихастов и с насмешкой отзывался об исихастской традиции Церкви – самой основе всех догматов и жизни всех святых отцов.

Святитель Григорий Палама в равной степени боролся с обеими тенденциями. Он полагал, как полагает и Церковь, что преувеличение значимости одной части доктрины и недооценка другой представляют собой отклонение от Православия и, следовательно, удаление от спасения. Он подчеркивал, что для исцеления человека и, следовательно, для нашего спасения необходимо соединение жизни в Таинствах с жизнью подвижнической. Немыслима спасительная жизнь в Таинствах без необходимого предварительного условия – безмолвной жизни. И немыслима безмолвная жизнь вне Таинств Церкви. Следовательно, по мысли святителя Григория, исцеление души достигается путем жизни в безмолвии и приобщения к Таинствам. Вне этого соединения не может быть православной жизни и православного богословия.

Во многих своих беседах святитель Григорий говорит о том, сколь велико значение Таинств Церкви. В одной из таких бесед он учит, что Христос освящает существо каждого человека и дарует оставление грехов «через Божественное Крещение, через соблюдение Его заповедей, через покаяние, которое Он даровал падшим, и через Причащение Его Тела и Крови». Два главных Таинства Церкви – Крещение и Святое Причастие – вместе с соблюдением заповедей Христа приносят отпущение грехов и освящают человека. Через Святое Крещение Христос становится Отцом человеческого рода, а через Святое Причастие – Матерью. Святитель Григорий использует это сравнение, говоря, что Христос нас «питает Своими сосцами, как любвеобильная мать кормит грудных детей». И далее он развивает эту аналогию, именуя двумя сосцами (Церкви и Христа) два главных Таинства: Святое Крещение и Святое Причастие. В другой беседе он снова говорит о силе этих двух Таинств. Христос принял человеческое естество и потому подобно нам имел душу и тело. Через тело Он претерпел страдания, смерть и погребение, а после восстал из мертвых и, таким образом, даровал нам совершать Бескровную Жертву и пользоваться плодами спасения.

«Видите ли вы, что род и сродство Христовы не по естеству произрастают, но по благодати и закону благодати?.. Ибо все, кто крестился во Христа, облеклись во Христа, по Павлу, будучи чадами других по естеству, становятся сверх естества чадами Христа, победившего таким образом естество, подобно тому как Он Сам без семени воплотился от Духа Свята и Приснодевы Марии». Святитель Григорий Палама

Сошествием души во ад и ее исшествием оттуда Он передал нам вечный свет и жизнь, а в знак этого Он даровал нам Таинство Святого Крещения, так, чтобы «через него мы получили спасение, через это Таинство обоживая душу и тело и воспринимая семена Жизни Вечной». Душа и тело освящаются в обоих Таинствах, и от обоих зависит наше спасение. «В этих двух Таинствах сосредоточивается все, что у нас есть, спасение – все Богочеловеческое Домостроительство».

Итак, святитель Григорий определенно связывает спасение человека со Святыми Таинствами Церкви. Он не умаляет их значения, как то делали мессалиане и евхиты, но, напротив, считает их сердцевиной духовной жизни. Во многих своих беседах он подробно останавливается на каждом из Таинств.

Однако святитель Григорий столь же определенно утверждает, что Таинства должны соединяться с подвижнической жизнью Церкви. В противном случае благодать через Святые Таинства действует не во спасение и исцеление, но в осуждение. Поэтому наряду с учением о Таинствах святитель Григорий говорит и о жизни в безмолвии. Благодать через Таинства обильно даруется тем людям, которые должным образом к ней себя подготовили. Мы совершенно недостойны этого дара, но Богнас делает достойными из недостойных. Однако при этом необходимо наше содействие через покаяние.

«Мы соделываем себя достойными через покаяние, более же приближаем себя через дела покаяния к Тому, Кто может сотворить достойных из недостойных». Святитель Григорий Палама.

Чтобы подтвердить эту истину, святитель Григорий приводит примеры из Ветхого Завета. Когда евреи шли в Землю Обетованную, они уклонялись в греховные похотения, им не пошли на пользу данные им образы Таинств, и потому Бог оставил их, и они не вошли в Землю Обетованную. То же самое произойдет и с христианами. Святое Крещение и все последующие Таинства не избавят их от вечного осуждения, если они «будут жить нераскаянными и не будут повиноваться Божественным заповедям». В другом отрывке он говорит, что Святой Дух, единосущный Отцу и Сыну, Сам «приходит и отходит». При этом Он пребывает с раскаявшимися грешниками и не отходит от них, а от нераскаянных грешников удаляется, как произошло с Саулом, лишившимся благодати Божией. Вот почему тот, кто участвует в Таинствах, должен жить в покаянии.

Как пишет святитель Григорий, земной подвиг состоит в том, чтобы жить так называемой жизнью в безмолвии, которая есть способ исцеления человека. Представляя Пресвятую Богородицу как образец безмолвной жизни, святитель Григорий подробно говорит о том, что цель человека – достичь обожения, общения и единения с Богом. Это достигается старанием умертвить рассудок, чувства, воображение и тщеславие, сосредоточить свой ум в сердце, чтобы через сердце ум поднялся к Богу. Тем самым, благодаря также Таинству Крещения, человек становится «новорожденным младенцем», наделенным скрытой мудростью, которая выкажет себя позднее. Возрожденный человек через Святое Крещение восприял силу, чтобы стать причастником славы Сына Божия, если только он поистине будет жить новой жизнью и соблюдать евангельские заповеди.

То, о чем мы говорили до сих пор, ясно показывает, что соединение Таинств и подвижнической жизни обязательно. И это не только учение святителя Николая Кавасилы и святителя Григория Паламы, но и предание Православной Церкви. Всякая духовность, которая не зиждется на этом основании, неправославна. Иначе говоря, через Таинства Божественная благодать действует в соответствии с тем состоянием, в котором находится наша душа. Так, благодать Божия одного очищает, другого просвещает, третьего обоживает. Благодаря этому учению, православный христианин прекрасно осознает связь между Таинствами и стадиями духовной жизни. Отсюда очевидна и тесная связь между Таинствами и жизнью в подвиге.

Церковное предание на этот счет говорит определенно. Здесь стоит рассмотреть два примера: один касается связи Крещения и подвижнической жизни, другой – Святого Причастия и подвижнической жизни. Крещению в Древней Церкви предшествовал период подготовки, чтобы оглашенные по возможности достойно приступали к «вводящему в Церковь Таинству». Как показывают литургическая традиция и творения святых отцов, было два разряда оглашенных. Первый объединял более совершенных. Его составляли те, кто принял веру, но еще не принял Крещения. Они частично участвовали в церковных молитвах по благословению священника. Другой разряд объединял менее совершенных – слушающих. Они стояли в церковном притворе до чтения Священного Писания, а затем должны были покинуть храм. Иногда оглашенные из более совершенного чина за какой-либо проступок снова низводились во второй, менее совершенный, чин. В этом состояла пастырская забота об оглашенных. Церковь уделяла этому большое внимание.

Показателен способ принятия новых членов, как его определяет Второй Вселенский Собор. По этому правилу в первый день после чтения специальной молитвы они начинают именоваться христианами; на второй день их причисляют к чину оглашенных; на третий читают заклинания, затем научают их основам веры, то есть оглашают, далее велят им стоять в церкви, чтобы слушать Священное Писание, наконец, крестят. Вот это правило: «В первый день мы делаем их христианами, во второй – оглашенными, затем на третий заклинаем их троекратным дуновением в лицо и в уши и таким образом оглашаем их и ставим проводить время в Церкви и слушать Писание, и тогда крестим их».

Вышеприведенное правило наряду с учением святых отцов и церковной практикой свидетельствует о том, что оглашение не было лишь формальным посвящением в основы веры, но являлось в полной мере литургическим деянием и служило духовному исцелению. Это особенно хорошо видно в «Огласительных поучениях» святителя Кирилла Иерусалимского. Святитель предписывает оглашенным исповедоваться перед Крещением: «Настоящее время – это время исповеди». Далее он предлагает им пройти через заклинания, которые читались постоянно: «Займись заклинаниями». Наконец он побуждает их изучать веру: «Будь прилежен к огласительным беседам и помни прочитанное». Всеми этими способами оглашенные должны очистить свои сердца. «Покажи в подвиге свое сердце очищенным. Очисти свой сосуд, что бы он воспринял более благодати», – наставляет святитель Кирилл.

Период оглашения продолжался от одного до трех лет. Разумеется, бывали особые случаи, когда это время сокращалось. Первый Вселенский Собор установил: «Оглашенному необходим год, а после Крещения дополнительное испытание».

Но и после Крещения пребывание в подвиге продолжается. Это означает, что после Крещения христиане должны были исполнять волю Божию, как и говорилось выше. Кроме того, если кто-то из крещеных впадал в тяжкие прегрешения, которые показывали, что он не является живым членом Церкви, то, естественно, он снова попадал в разряд оглашенных. Конечно, над такими людьми не совершалось снова Таинство Крещения, но, во всяком случае, им полагалось снова пройти через этап покаяния. Вообще, Церковь определила четыре степени покаяния. К первой относились «плачущие», которые стояли вне храма и просили милости у христиан. Ко второй степени относились «слушающие», которые оставались на Божественной литургии до чтения Писания и затем удалялись из храма вместе с оглашенными. К третьей степени принадлежали «припадающие», которые оставались в храме в течение всей Божественной литургии, но стояли на коленях. К четвертой степени причислялись «предстоящие», которые стояли вместе с верными до конца Божественной литургии, но не причащались. Наконец, после последовательного прохождения всех этих степеней, они причащались Пречистых Тайн Тела и Крови Христовых. Описание этих степеней шаг за шагом мы читаем в правилах Василия Великого.

«Убивший по своей воле, а затем раскаявшийся да будет отстранен от Тайн на двадцать лет. Эти двадцать лет пусть распределятся для него следующим образом. Четыре года он должен плакать вне дверей, стоя возле священного здания и умоляя входящих верных творить о себе молитву, исповедуя свое беззаконие. Через четыре года он принимается в слушающие Писание и исходит с ними в течение пяти лет. Семь лет он молится с припадающими и исходит [прежде Причащения]. Четыре года после этого он только стоит с верными, но не причащается. Когда все это бывает исполнено, да причастится Святых Тайн». (Правило Василия Великого 56-е)

Весь этот порядок закрепляется в церковных канонах, ибо грех рассматривается как болезнь и отпадение от общения с Богом. Это главным образом и прежде всего помрачение ума, и, следовательно, покаяние есть врачевание и просвещение ума. Василий Великий, определяя срок отстранения от Божественного Причастия, делает это для исцеления впавшего в грех человека. Вот почему он афористично замечает: «Исцеление определяется не сроком, но образом покаяния». Вообще же очевидно, что как до крещения, так и после него требуется аскетическое делание.

То же самое касается и Святого Причастия, принятия Святых Тайн. Перед Святым Причастием требуется борение и духовный подвиг. Святитель Николай Кавасила, поясняя слова Христа: «Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий» (Ин.6,27) и слова Апостола Павла: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес.3,10), говорит о том тяжелом труде, который предшествует Святому Причастию. Если ради пищи тленной требуется труд в поте лица, то столь же необходимо потрудиться для Святого Причастия. Христос через Таинства становится нашим соратником. Соратник же не предлагает руку помощи ленивым и унылым, но тем, кто крепок и дерзновен, кто тверд и решителен перед лицом противника.

«Христос, насыщая нас, способствует нам. Споборник же подает руку не лежащим и расслабленным, а исполненным силы и дерзновения и мужественно противостоящим врагу». Святитель Николай Кавасила13

Но и после Святого Причастия требуется особый подвиг, чтобы сохранить Божественную благодать Таинств. Мы убеждаемся в этом, читая молитвы по Святом Причащении. Верующий просит у Бога, чтобы Он дал ему покаяние, слезы и силы остаться частицей Господа наш его Иисуса Христа.

«Давый пищу мне плоть Твою волею, огнь сый и опаляяй недостойныя, да не опалиши мене, Содетелю мой; паче же пройди во уды моя, во вся составы, во утробу, в сердце. Попали терние всех моих прегрешений. Душу очисти, освяти помышления. Составы утверди с костьми вкупе. Чувств просвети простую пятерицу. Всего мя спригвозди страху Твоему. Присно покрый, соблюди же, и сохрани мя от всякаго дела и слова душетленнаго. Очисти, и омый, и украси мя, удобри, вразуми и просвети мя. Покажи мя Твое селение единаго Духа , и не ктому селение греха. Да яко Твоего дому, входом Причащения, яко огня мене бежит всяк злодей, всяка страсть» (Симеон Метафраст. 3-я молитва по Святом Причащении).

Верующий обращается с молитвой к Божией Матери, чтобы Она ходатайствовала перед Своим Сыном о даровании ему покаяния и сокрушения сердца: «Но, рождшая истинный Свет, просвети моя умныя очи сердца; Яже источник безсмертия рождшая, оживотвори мя умерщвленнаго грехом; Яже милостиваго Бога любоблагоутробная Мати, помилуй мя, и даждь ми умиление, и сокрушение в сердце моем, и смирение в мыслех моих, и воззвание в пленениих помышлений моих». (5-я молитва по Святом Причащении)

Таким образом, и до и после Святого Причастия необходима жизнь в подвиге, ибо благодать Божия, получаемая через Приобщение Тела и Крови Христовых, действует в соответствии с состоянием человека. Если человек находится на ступени очищения, она очищает его; если он на ступени просвещения, то просвещает; если же он приближается к обожению, то она обоживает еще более. Таким образом, Святое Причастие становится очищением, просвещением и обожением. Однако когда человек не пребывает в покаянии, хотя и находится на стадии очищения, тогда Святое Причастие становится для него огнем и наказанием, действует в осуждение.

В заключение еще раз отметим, что необходимость соединения Таинств и аскетического делания свидетельствуется всем церковным преданием. Разделение их порождает ошибочные представления и нестроения в духовной жизни, а это противоречит православной духовности.