Сегодня: 23 февраля 2020
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Реаниматологи для мертвых духом

Реаниматологи для мертвых духом

9 февраля 2020 |Источник: Православие.Ru |Автор: Ольга Орлова
Теги: Религия, Православие

Пастыри о новомучениках и нашем к ним отношении

Если мы не почитаем новомучеников, это еще не значит, что с ними что-то не так. Возможно, это мы мертвы настолько, что уже не чувствуем, насколько они – живы! Своим опытом почитания новомучеников и исповедников Церкви Русской и молитвы им делятся архипастыри и пастыри.

Давайте желать угодного Богу

Митрополит Липецкий и Задонский Арсений (Епифанов):

Митрополит Липецкий и Задонский Арсений (Епифанов)
Митрополит Липецкий и Задонский Арсений (Епифанов)

– У каждого своя точка зрения, кто как подходит ко всему в жизни, в том числе и к почитанию святых. Если подходить чисто утилитарно, эгоцентрично, то, конечно, память новомучеников для таковых не представляет особого интереса. Может же и совесть заговорить... Это реанимация, и слава Богу, что мы можем к ней вот так опосредованно, через опыт новомучеников, через обращение к ним, прибегать.

Людям, конечно, всегда нужна реальная помощь. Но помощь в чем? Сказано у апостола: «Потому не получаете, что не просите», – молятся ли у нас сейчас новомученикам? И далее у апостола: «...просите и не получаете, потому что просите не на доброе» (Иак. 4, 3). А у новомучеников «не на доброе» что и просить действительно стыдно.

Сам я новомученикам молюсь. У меня и у самого много сродников костьми легло в Карлаге. Молиться новомученикам надо. Блаженной же Матронушке народ молится, пойдите в Покровский монастырь и посмотрите, что там творится. И новомученикам молитьcя надо. Может быть, тогда и желания наши о Господе исправятся.

Компас

Новомученики и исповедники Церкви Русской – это великая милость Божия нам, пример и указание пути в Царство Небесное

Митрополит Воскресенский Дионисий (Порубай), наместник Новоспасского монастыря Москвы, управляющий делами Московской Патриархии:

– Господь нам не обещал сытой и комфортной жизни. Наоборот, Он говорил: «В мире скорбны будете» (Ин. 16, 33). Правда, для христианина великая радость и утешение – следующие за этими Его слова: «Но дерзайте, Я победил мир» (Ин. 16, 34). Без креста, как говорил один подвижник, не увидим мы Христа. Крест – это путь любого человека, живет ли он в эпоху открытых гонений или в наше время, подчас не менее трудное и неоднозначное.

Митрополит Воскресенский Дионисий (Порубай)
Митрополит Воскресенский Дионисий (Порубай)

Сегодня бывает сложно сориентироваться, как следовать путем Христовым. Что касается нашего Отечества, то новомученики и исповедники Церкви Русской – это великая милость Божия нам, пример и указание пути в Царство Небесное. Другие народы сейчас этого лишены, что и отражается на их судьбах. А мы можем надеяться на то, что, воспринимая живо и действенно подвиг новомучеников, мы с пути в этой современной мгле не собьемся.

Сейчас для христианина такое блуждание – самая большая опасность. Если раньше все было четко – вот гонитель, а вот гонимый, – то сейчас все христианское общество, да и все человечество, охватывает антихристова тьма, смешение понятий, когда добро представляется злом, а зло добром, и нужен компас. Таковым для нас является подвиг новомучеников.

За наши христианские ценности мир распинает нас

Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин (Лихоманов)
Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин (Лихоманов)

Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин (Лихоманов):

– За наши христианские ценности мир распинает нас. Трудно русскому человеку отстаивать Истину, когда со всех сторон – те, кто распинают Христа, восстают на Его исповедников. Как же нам не почитать новомучеников и исповедников Церкви Русской, не обращаться к ним, если у нас с ними, по сути, один и тот же крест – хранить веру православную!

Если молиться новомученикам, они становятся чудотворцами

Епископ Видновский Тихон (Недосекин), викарий Московской епархии, настоятель Свято-Екатерининского мужского монастыря (где при советской власти была одна из страшнейших тюрем НКВД Сухановка, «Дача пыток», как ее еще называли):

– Сейчас тоже много нападок на Церковь. Надо учиться у новомучеников стойкости в исповедании веры, перенимать устремленность от потакания плоти к жизни по духу. Разве смогли бы они не озлобиться и остаться с Богом в час кончины, если бы прихоти тела для них были важнее бессмертной души? Проникаясь всей глубиной их стояния за веру Христову, мы и сами духовно совершенствуемся и возрастаем. Из всего сонма новомучеников кто-то каждому из нас наиболее близок.

Епископ Видновский Тихон (Недосекин)
Епископ Видновский Тихон (Недосекин)

Мы, например, в нашей обители особо почитаем наших, екатерининских новомучеников. Это священномученик Ярослав Савицкий и преподобномученик Иоасаф (Крымзин). Оба расстреляны на Бутовском полигоне примерно в одно и тоже время: отца Иоасафа арестовали 18 ноября 1937 года, приговорили к расстрелу 25 ноября, расстреляли 2 декабря; а следом, 27 ноября, арестовали отца Ярослава, приговорили к смерти 1 декабря и убили 8 декабря. Тогда просто действовал конвейер смерти. Отец Иоасаф был насельником Екатерининской обители, уже во дни революции 19 марта 1917 года его рукоположили в иеромонаха – это уже по тем временам было явное вступление на крестный путь. Отец Ярослав приехал из белорусского Гродно с гонимыми сестрами Красностокского женского монастыря Рождества Пресвятой Богородицы, которым благословили поселиться в Екатерининской пустыни. Окормлял сестер, даже когда их общину советская власть упразднила, и сестры некоторое время жили как сельскохозяйственная трудовая коммуна. Потом и ее разогнали. Батюшка служил настоятелем в храме Святых мучеников Флора и Лавра села Ям Подольского района Московской области. Дом причта у прихода там отобрали, так что священник с семьей, где было трое детей, оказались на улице. Их приютила одна из прихожанок. Церковный народ любил пастыря, а вот от советской власти следовало много нападок и притеснений. В 1933-м году священника Подольский народный суд приговорил за покупку свечей к пяти годам лишения свободы. Дело было настолько грубо сфабриковано, что Мособлсуд отменил это решение. Но вскоре ненавидящие духовенство активисты нашли, как расправиться с настоятелем. Им обоим с отцом Иоасафом были вменены не признанные ими абсурдные обвинения в ведении контрреволюционной деятельности.

Также мы почитаем священномученика Василия Озерецковского. Он был последним настоятелем Ивано-Теремецкой церкви Рождества Богородицы, где сейчас у нас устроено подворье. Батюшку расстреляли с той же скоростью вынесения и приведения в исполнение смертного приговора, по тому же обвинению, там же, на Бутовском полигоне, чуть ранее – 21 октября 1937 года. У батюшки остались сиротами 9 детей!

Мы постоянно молитвенно обращаемся к ним, и помощь приходит

Все эти нами почитаемые новомученики – это наши екатерининские чудотворцы. Мы постоянно молитвенно обращаемся к ним, и помощь приходит! В чем она выражается? В разрешении наших подчас, казалось бы, невероятно трудных жизненных обстоятельств. Мы же восстанавливали монастырь. Постоянно что-то требовалось, молились нашим новомученикам, и Господь по их ходатайству все посылал. За более чем четверть века возрождения нашей святой обители мы постоянно чувствовали их попечение.

Причем мы молимся новомученикам не только о спасении, но и просто в трудных жизненных ситуациях обращаемся. И реально видим помощь.

Наша ответственность

Епископ Сергиево-Посадский Парамон (Голубка)
Епископ Сергиево-Посадский Парамон (Голубка)

Епископ Сергиево-Посадский Парамон (Голубка), наместник Троице-Сергиевой лавры, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси:

– В каждое время люди переживают свои трудности. У новомучеников и исповедников Церкви Русской крест был мученический, а у нас – подвижнический. При них храмы и монастыри разрушали, на наш век многие сподобились до самозабвения потрудиться над восстановлением святынь.

Наши предшественники выстаивали во Христе среди гонений, сейчас наш крестный путь пролегает среди соблазнов секулярного мира. Отсутствие физических расправ, расстрелов, видимых гонений не должно нас обольщать и погружать в бездействие расслабленного благодушия. Наш крест – бодрствовать и хранить то, ради чего наши новомученики и исповедники страдали и отдали жизнь.

Мы призваны сами быть настолько крепкими в вере, чтобы в той же огненной и чистой силе, в которой мы унаследовали веру православную у этих страдальцев, передать ее следующим поколениям русских людей.

Самое страшное гонение – когда нет гонений

Архимандрит Ианнуарий (Недачин)
Архимандрит Ианнуарий (Недачин)

Архимандрит Ианнуарий (Недачин), правнук расстрелянного в 1918-м году священника, благочинный Спасо-Преображенского Соловецкого мужского монастыря, церковный историк:

– Как отметил один исследователь, атеистов в России в 1870-м году было больше, чем в 1970-м году. Парадокс, правда? Помните житие святителя Игнатия (Брянчанинова)? Он был офицер, знатного рода. Все офицеры должны были раз в году причащаться Великим постом. Когда он захотел подходить к Чаше почаще, целое следствие устроили: не сумасшедший ли он? У А. С. Хомякова – та же история. Захотел чаще причащаться – получил обструкцию со стороны всего окружения.

На Пасху 1916 года причастилось около 95% Российской армии, на Пасху 1917 года – менее 10%, потому что не было уже обязательности Причащения для того, чтобы служить в армии.

Так что до революции формально почти все были православными, а на поверку, когда настало время гонений, выяснилось, что по-настоящему верующих намного меньше.

А к концу ХХ века, наоборот, в Церкви были в основном те, для кого это составляло основу жизни.

Русская Голгофа XX столетия была дана для очищения

Надо полагать, Русская Голгофа XX столетия была дана для очищения. Во многом гонения послужили тому, чтобы те, кто верил, сделали свой окончательный выбор в пользу Царствия Божия, а те, кто формально принадлежал к Церкви, отпали от нее.

Желать таких испытаний, через которые прошли наши прадеды и деды, прабабушки и бабушки, – что, мол, если плохо веруем, то пусть и нам попустятся такие времена, – дерзость. Надо доверять Богу: Он лучше знает, что нам полезно, а что неполезно. Сказано: самое страшное гонение, когда нет гонений; не гонит мучитель, но гонит диавол. Сатана не отступает от человека, всеми способами пытаясь отвлечь от веры в Бога. Всегда находятся какие-то искушающие обстоятельства, чтобы человек не постился, не хранил целомудрие, не вел церковную жизнь, не поступал по заповедям, – это и есть отречение. Просто мы немощные, нам сейчас не дается великого креста, наш крест – быть верными в малом.

Истинные христиане – на кресте в любые времена

Епископ Николаевский Василий (Кулаков), викарий Хабаровской епархии, Приамурская митрополия:

Епископ Николаевский Василий (Кулаков)
Епископ Николаевский Василий (Кулаков)

– Сейчас, конечно, много сложностей и в церковной жизни, враг не бездействует. Сколько он разорял ниву Господню в предшествующие десятилетия безбожия. У многих людей сегодня какие-то неправильные представления о духовной жизни. Как у протестантов: кто во что горазд. Такие грамотеи просто ищут себе таких же духовно безграмотных единомышленников, чтобы сообща утвердиться в ложном мнении. То есть человек не Истину (ср. Ин. 14, 6) ищет, а таких же обманутых диаволом, как и он, и вместе они успокаиваются: уже ничего не ищут. Это типичное заблуждение современных людей.

Как нам сегодня вернуться к той чистоте и правде исповедания, в которой жили наши предки, когда Русь называлась святой, и потом, когда пришел час испытаний в XX веке? Ты не устоишь в Истине, если не живешь Евангелием, не очищаешь его каждодневным чтением свой ум. Раньше-то русские люди пребывали в Священном Предании. Весь их быт был пронизан почитанием Святой Троицы и Богоматери: традиции, обычаи, пословицы – все освящало мир. Крестьяне и безграмотными знали Священное Писание, хотя бы на службах в храме запоминали на слух. А мы? И читать умеем, и священные книги, в отличие от тех, кто застал гонения XX века, у нас сейчас есть. Читаем ли мы Евангелие каждый день? Живем ли им?

К сожалению, сегодня большинство даже приходящих на Исповедь Евангелие или не открывали, или только раз в жизни, чтобы закрыть. Живут, как говорится, по накатанной. Но без усилий только вниз катиться можно…

Христос распялся, чтобы мы унаследовали Рай. Крест, к которому всех привлек Господь, – не тягость, а единственное условие быть в этом мире со Христом, а значит, и в радости вечной: ощутить ее и поддерживать это пламя – это не сложно, это блаженство! Но это и подвиг – работы над своей душой, самоотречения в своем служении внутри семьи, общины, в обществе, в труде и помощи другим.

Суть подвига во все времена одна и та же

Епископ Тарский и Тюкалинский Савватий (Загребельный):

Епископ Тарский и Тюкалинский Савватий (Загребельный)
Епископ Тарский и Тюкалинский Савватий (Загребельный)

– Раньше первохристиане искали, как бы им пострадать за Христа, чтобы только сохранить веру, не отречься. Сейчас христиане, проникнувшиеся этим духом, ищут, кому бы помочь. Человек не может помогать другому, если он не возболезнует его скорбями, его печалями, не разделит с ним, чтобы облегчить, его боль, – а это и есть дух мученичества. В этом смысле служение милосердия соединяется с духом мученичества.

Святые отцы свидетельствуют, что и мученик, не имеющий милосердия, не ради Христа совершает свой подвиг. Он не сможет пострадать за Христа, претерпев все до конца. Известен случай, когда два брата поссорились. Одного из них повели на пытки, а другой спохватился: «Как же так, мой брат сейчас станет мучеником за Христа…» – побежал, упал перед ним на колени и стал испрашивать прощения. Но тот пренебрег его просьбой, и благодать отступила от него, так что даже, придя на место пыток, убоялся и отрекся. А тот, кто просил прощения, как раз и стал мучеником вместо него[1]. Жизнь динамична.

Иоанн Креститель, выйдя на проповедь, прежде всего призывает: «Покайтесь и обратитеся ко Господу, прямыми сделайте пути Ему» (Мф. 3, 3). Если обратиться к первоисточнику – пророку Исайе, далее читаем: «всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими» (Ис. 40, 3–4). Толкователи так трактуют этот образ: «чтобы мы делали для Бога прямыми пути и стези в сердцах наших, и наполнялись добродетелями, и принижались смирением, чтобы кривое мы изменяли в прямое… и таким образом делались достойными видеть [и являть] славу Господню и спасение Божие»[2].

Новомученикам был дан экстренный подъем в Небо. Мы идем, возможно, более пологим путем, – но суть подвига одна и та же: с Богом ты или нет?

Наши страсти – это то, что нам мешает в служении Богу и ближнему; закрывает путь Богу в наше сердце и наш путь к ближнему. Если на Страшном Суде Господь Себя открывает в виде просящего, заключенного, болящего – нуждающегося в том, чтобы его посетили (ср. Мф. 25, 34–46), – путь нашего спасения и есть путь к таковым. Богоугождение и состоит в том, чтобы выпрямить эту дорогу, расчистив себя от греха. Простить, улыбнуться, умиротворить, помочь, поддержать кого-то, – хотя бы просто не держать зла, в этом тоже освобождение своей души и ближнего от уз и ран человеконенавистника, от глада Слова Божиего.

Новомученикам был дан экстренный подъем в Небо. Мы идем, возможно, более пологим путем, – но суть подвига одна и та же: с Богом ты или нет? Они палачей благословляли и молились о них, а нас мелочи озлобляют… Вот и повод просить новомучеников о заступничестве от врага незримого, о помощи в очищении, в исправлении души по Евангелию.


[1] История Саприкия и Никифора // Синаксарь: Жития святых Православной Церкви: в 6 т.: М. Изд-во Сретенского монастыря, 2011 / т. 3. С. 604.

[2] Творения Блаженного Иеронима, ч. 8. Киев, 1882. С. 141.