Сегодня: 27 сентября 2020
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Ты можешь быть счастливым
Фото: pravoslavie.ru

Ты можешь быть счастливым

5 мая 2020 |Источник: Православие.Ru |Автор: Архимандрит Андрей (Конанос) | Станка Косова
Теги: Религия, Православие

Признай себя ответственным за происходящее в твоей жизни! Другими словами, давайте перестанем перекладывать на других ответственность за то, как мы себя чувствуем, перестанем говорить: «В этом виноват мой ребенок! Муж! Жена!» – и поймем, что то, как мы себя чувствуем, зависит от нашего решения и нашей свободы. Мы вольны испытывать радость, негодование, плакать, брюзжать, огорчаться или быть счастливыми. Мы можем быть счастливыми.

Это и есть то, чего хочет Бог. Даже если сейчас идет кризис и нам довелось жить в эпоху экономических проблем, это не значит, что Господь хочет, чтобы мы сошли с ума, наложили на себя руки или всё время бегали по психиатрам. В каком бы состоянии нам ни пришлось жить на этой земле, мы можем быть счастливыми, благостными, тихими, спокойными.

Кто-нибудь скажет: «Но кругом же полный хаос!» Да, кругом полный хаос, но то, как ты будешь на это реагировать, зависит от твоей души. Например, в семье из пяти человек возникает проблема, и один, услышав об этом, сходит с ума, другой молится, третий сбит с толку и не знает, что делать. Проблема одна, раздражитель один, а реакции разные. Каждый реагирует по-своему.

Ты не можешь сказать: «Это другие виноваты в том, что со мной происходит». Раздражитель находится вне меня, но как я его восприму – это уже зависит от моего духовного состояния, от святости, которая у меня есть или которой нет, от душевного равновесия, которое у меня есть или которого нет, от связи с Богом, которая у меня есть или которой нет. Никогда не бросайте обвинений в адрес чего-то внешнего. Жена никогда не бывает виноватой в том, что ты взвинчен, подавлен и т.д. И муж тоже не виноват в том, что чувствуешь ты. Муж – он раздражитель, повод, а проблема исходит изнутри, из тебя: если бы у тебя был другой характер и ты была бы другим человеком, то, что бы ни говорил и ни делал твой муж, ты не реагировала бы так. Доказательство?

Есть женщины, у которых мужья похуже твоего, но, несмотря на это, они не делают того же, что ты: не кричат и не впадают в истерику. А почему? Потому что они в другом духовном состоянии.

Всё это я понял у святого Антония Великого, когда некто сказал ему:

– Отче, молись обо мне, чтобы мне спастись, попасть в рай, исправиться, стать хорошим. Прошу тебя! Если ты вознесешь молитву, моя жизнь исправится!

И святой Антоний ответил:

– Если я вознесу молитву и все помолятся, но ты сам этого не захочешь, тебя не спасет никто [1].

Ты тоже должен этого захотеть! Счастье зависит от тебя. В твоих руках – выбирать, как тебе жить. И даже если у тебя будут искушения, ты можешь или открыть, или закрыть дверь перед искушением.

Счастье зависит от тебя. В твоих руках – выбирать, как тебе жить

Обычно мы склонны перебрасывать мяч куда-нибудь. Думаем, что виноваты другие: «Это общество виновато в том, что я такой. Да разве это жизнь – то, как мы живем? Это другие виноваты в том, что я схожу с ума. Жена виновата в том, что у меня на работе аврал, проблемы, нервотрепка». Не жена тут виновата, а важно то, в каком ты духовном состоянии.

Помните, что сказал Христос, когда шел воскресить Лазаря? Он сказал людям:

– Отвалите камень от гроба Лазаря! (ср. Ин. 11, 39).

И святой Иоанн Златоуст говорит: «Хорошо, Христе мой, Ты сейчас воскресишь мертвого. Так неужели Ты не можешь сдвинуть камень? Отвали его Сам! Чудом!» И святой отец продолжает: «Нет. А знаешь почему? Потому что то, что ты можешь сделать сам, это надо сделать, а то, чего не можешь сделать, это сделает Бог.

– Можешь ли ты сдвинуть камень?

– Могу.

– Так сдвинь его.

– А можешь воскресить мертвого?

– Нет.

– Тогда его воскрешу Я».

Надо взять на себя ответственность и самому распоряжаться своей жизнью. Это очень важно, так мы прежде всего перестанем негодовать. Мы все, когда исповедуемся или просто разговариваем, склонны всё валить на других:

– Отче, что я вам скажу! У меня всё так плохо!

– А почему у тебя всё плохо?

– Да вот, дети, муж! Работа!

Мало таких, кто бы сказал: «У меня всё плохо потому, что я этого хочу, потому, что я плохой». «Потому что я привыкла, чтобы у меня всё было плохо, потому что мне нравится, когда у меня плохо, потому что, когда у меня всё плохо, мне начинают придавать значение, обращают на меня внимание, и я тоже могу что-нибудь сказать. А если у меня всё будет хорошо и я пойду к подружкам, то они станут жаловаться на своих мужей, и если я тоже чего-нибудь не скажу, то что я там буду делать? Поэтому я должна откопать какую-нибудь проблему, найти что-нибудь, чтобы мы это обсуждали, смаковали».

Мало тех, кто признает: «За то, что происходит в моей жизни, ответственность несу лично я. Я сама, отче, решила – и разнервничалась. Муж меня просто раздражил».

Авва Дорофей замечательно описывает это. К нему пришел некто и говорит:

– Отче, я поссорился с этим монахом.

– А почему, чадо мое?

– Да потому что он меня очень раздражает! Сил больше нет терпеть его! Его поведение невыносимо.

И авва Дорофей ответил:

– Этот человек – твой благодетель, потому что он помогает тебе понять, насколько у тебя слабый характер[2].

Не в нем проблема. В тебе сидит пианино – и он идет, нажимает на клавиши и поднимает шум. А если бы в тебе не было пианино, разве он нашел бы клавиши, чтобы поднимать такой кавардак? Ты склонен к раздражительности, неверию, маловерию – другой пришел и вывел тебя из себя. А есть люди, которые, что им ни делай, на них это не действует. Почему не действует? Потому что у них такой характер. И то, что у кого-то есть по природе, – мы это призваны стяжать личным подвигом.

Ребенок вечером задерживается, никак не возвращается. Да, но разве ответственность за это лежит на тебе? За что ты несешь ответственность?

– Но это же мой ребенок!

А что это значит? Если он «твой ребенок», это не значит, что ты должна заболеть из-за своего ребенка. Ты ему не поможешь, если заболеешь. Ты не поможешь ребенку, если у тебя начнется истерика и ты будешь ему названивать, волноваться и сходить с ума. Помощь для твоего ребенка вот в чем: оставь других в покое, позаботься о мире своей души и спокойствии.

Когда твоего ребенка нет, Бог чего хочет? Чтобы ты помолилась, успокоилась, обрела мир и возложила всё на Бога. Доверься Богу и скажи: «Боже, возьми на Себя всё это».

– А что я за мать тогда, если не позвоню ему по телефону, чтобы посмотреть, чем он занимается? Если не заставлю мужа позвонить ему, чтобы мы вместе разобрались в происходящем? Разве не будет лучше, если мы почувствуем, что мы – одна семья, что мы болеем душой друг за друга?

Нет! Говорю это, потому что сегодня один ребенок поделился со мной следующим:

– С моими родителями что-то произошло, и они опять стали устраивать скандалы. Я остался ночевать у друга, так они стали звонить мне по телефону. У меня батарея разрядилась, а они решили, что я почему-то им не отвечаю, и стали строить разные сценарии. Когда я пришел домой, мама стала на меня кричать, отец тоже, вроде для моего же блага. Потом отвел меня в сторону и говорит: «Я бы не стал тебе звонить, но она меня заставила, говорит: ‟Позвони ему ты! Когда ты звонишь, он тебя хоть немного боится”».

А мать говорит:

– Но если я этого не сделаю, то что я за мать?

Она чувствует, что ее ответственность в том, чтобы бегать за ребенком. Но наша ответственность не в этом. Самое главное, что мы должны сделать, – это заниматься внутренней работой над собой, молитвой, тем, чтобы приблизиться к Богу. Кто может прикоснуться к Богу и после этого иметь проблемы? Кто? Когда ты прикасалась к Богу – и чувствовала тревогу за своего ребенка, за близкого человека, за ход болезни? Это невозможно. Если ты почувствуешь Бога, тебя уже ничто на свете не будет угнетать, даже если весь мир будет тонуть.

Если ты почувствуешь Бога, тебя уже ничто на свете не будет угнетать, даже если весь мир будет тонуть

И разве это презрение к миру? Когда отцы уходили в пустыню, разве это было презрением? Нет. А что они говорили?

– Я возьму на себя ответственность за себя, чтобы самому стать светом, стать святым, обрести мощную молитву, и это станет помощью для всех.

Моя ответственность не сводится к тому, чтобы бегать за другим, вводить его в стресс, и чтобы мы потом все вместе сходили с ума.

Мы, церковные люди (те, которые называем себя церковными людьми), привыкли всегда перебрасывать мяч кому-нибудь: «Это диавол виноват, другие виноваты. Это виновата порча, которую они наводят. Не виноват только один человек – я сам!» Мы никогда не говорим: «Я виноват». Всегда должен быть виноват кто-то другой.

Это напоминает монаха, который говорил:

– Вчера я тайком ел, отче! Встал и поел, хотя есть нельзя было.

Потому что все постились, а он встал, съел кусок сыра, потом взял яйцо, но только не знал, как его приготовить. И говорит своему духовнику:

– Отче, я съел яйцо! Простите меня!

– А как же ты съел это яйцо у себя в комнате, не сварив его?

– Смотрите, батюшка, меня осенило тогда, и я взял ключ из тех, что побольше, положил на него яйцо и свечкой, через отверстие, снизу стал его подогревать. Крутил его так, крутил, и через 15 минут оно было готово.

– Ой, дитя мое…

– Батюшка, да, что бы вы ни сказали, вы будете правы! Но только я в этом не виноват, это диавол меня подтолкнул!

И тут вдруг появляется диавол и говорит духовнику:

– Отче, извини, но до того, что сделал он, даже я не додумался бы! Я о таком еще не слышал!

Видите, как легко переложить ответственность на кого-то и не желать согласиться, что у нас есть проблема?

А почему мы не возлагаем на себя ответственности? Почему? С малых лет мы привыкли (нами, священниками, вы научены неправильно, мы тоже иногда говорим так, неправильно), – что, когда признаешь свою ошибку и возьмешь на себя ответственность, Бог тебя заругает и покарает. Чтобы сказать: «Я согрешил и беру ответственность за свою жизнь на себя», – надо видеть перед собой распростертые объятия. А если тебе грозят тапком, наказанием, громом, адом, ты этого не скажешь, ты будешь говорить: «Отче, это другие виноваты!» Другое дело, когда ты поймешь, что Бог есть любовь, что Он не наказывает, что это мы воображаем себе Господа противодействующим нам по жизни.

В нас глубоко засело такое представление, что, если я соберусь сделать что-нибудь хорошее, Бог создаст мне проблемы, учинит препятствия. То есть мы не думаем, что Бог на нашей стороне. Почему? Потому что у нас есть проблемы, и мы думаем: «А кто мне их создал? Бог! Значит, Бог какой? Он против меня».

Это представление ошибочно, правильно только одно, а именно – что у нас в жизни много проблем, которые даются нам – для чего? Не для наказания, а для научения. Бог хочет, чтобы мы извлекли уроки из того, через что проходим. Не потому, чтобы Он наказывал нас за что-нибудь, сделанное нами, а потому, что Он хочет сделать нас зрелыми.

– Что я сделал, чтобы со мной случилось такое?

– Да ничего, деточка Моя! А разве надо, чтобы ты что-нибудь сделал?

Иногда бывает и так, что мы что-нибудь делаем, но это, опять же, не наказание. Это поучение, исправление. То есть я, когда был маленьким, смеялся над одной бабкой из нашего квартала, вместе с другими детьми. Мы за ней наблюдали, как она ходит, какие у нее волосы, одежда. Смеялся ли я? Да. А когда вырасту, надо мной тоже будет кто-нибудь смеяться. Зачем же мне сердиться? Стоит только вспомнить об этом, и Бог скажет мне:

– Дитя Мое, вот то, что ты тогда делал, видишь, как это больно? А вот сейчас и над тобой посмеялись.

Вчера я шел по улице, и меня обогнала машина. Меня, собственно, не видели, но во весь голос прокричали:

– Попы! Мошенники!

Я сказал себе: «Пресвятая Богородице, меня оскорбили, хоть я ничего и не сделал». И вспомнил, что в жизни тоже уязвлял людей, ничего мне не делавших. Это не наказание. Но Бог говорит тебе:

– Смотри, в жизни существует справедливость – не для того, чтобы Я тебя заставлял испытать боль в наказание, а для научения, урока, для твоего духовного взросления.

Бог не хочет нас наказывать, и поэтому нам неплохо было бы признавать свою ответственность:

– Я виноват, отче! Я виноват, Боже мой! Если бы я был спокойней, меня ничего не сбило бы с толку.

Доказательство? Есть женщины, которые, когда хорошо себя чувствуют и не расстроены, когда у них нет личных, гормональных, гинекологических и прочих проблем, то, что бы у них дома ни происходило, улыбаются. Это не сбивает их с толку, потому что они в порядке сами с собой. Но в другие дни стоит ребенку сказать им:

– Мама, мы во сколько пойдем вечером к зубному? – мать отвечает:

– Ну, хватит, дитя мое! Не надо задавать таких вопросов!

Ребенок что-то говорит, и это ее раздражает. Разнервничаться можно и из-за чего-нибудь совсем незначительного. Когда? Когда у тебя нет хорошей связи с Богом, с молитвой и своей душой. Другие люди не виноваты ни в чем. Никто не виноват в том, что мы – не духовные люди.

Никто не виноват в том, что мы – не духовные люди

Один человек рассказывал мне о своей семье, как они лишились всего:

– Раньше у нас было много денег, дома, собственность, но мы всё потеряли.

Я спросил его:

– А из-за чего?

Он с легкостью ответил:

– На нас навели порчу! И с тех пор всё пошло наперекосяк.

Жена его была поблизости и сказала самое разумное:

– Ну, давай, выкладывай батюшке всю правду! Не в этом ведь было дело, а если бы ты немного охладил свой азарт, мы бы спасли хотя бы тот дом. Не надо всё сваливать на колдовство. Мы тоже несем ответственность за происшедшее.

Давайте же не перебрасывать мяч другим без конца, возьмем лучше на себя ответственность за свой выбор в своих же делах. Как формируется наша реальность? Кто формирует то, что нас окружает? Делает ли это Бог – или обстоятельства, которые вдруг появляются и нас расстраивают? Да, Бог попускает, чтобы что-то произошло, но как ты это переживешь – зависит не от Бога, а от тебя. Это решаешь ты, и ты выбираешь.

Поэтому и видишь на Святой Афонской Горе, где подвизаются отцы, служащие примером для нас: их обижают, или появляется какая-нибудь болезнь, проблема, а они не прогибаются. А если и прогнутся, то вскоре возлагают ответственность за произошедшее на себя и рассуждают так: «А почему Бог попустил это? Чему Он хочет меня научить? Какую истину Божию я должен вспомнить?» – и снова встают на ноги и обретают равновесие.

Бог попускает, чтобы что-то произошло, но как ты это переживешь – зависит не от Бога, а от тебя

Об этом, опять же, говорит авва Дорофей: «Когда войдет большое искушение в твою жизнь, ты, чтобы тебе смочь встать на ноги, ляг на дно. На дне всегда тишина и спокойствие»[3]. А что значит лечь на дно? Это значит: в час испытания вспомни такую Божию истину, которая может сделать тебя счастливым.

Один святой говорит, что, когда тебе трудно в жизни, ты в этот час точно забыл какую-нибудь истину Христову. Например, приходит кто-то, выводит тебя из терпения, и ты уже оказываешься в ловушке: начинаешь спорить, возражать ему и впадаешь в прекословие. Или муж сказал всего слово. Жена тут же подхватывает, отвечает ему, дети тоже присоединяются к скандалу. А им следовало спросить себя: «А что я забыл в этот час? Я забыл, что мы братья. Я забыл, что всё это не случайно, что эта женщина – моя жена (этот мужчина – мой муж), и этот ребенок – мой ребенок».

Ты об этом забыл, и Бог говорит тебе, что в жизни нет ничего случайного. Эта женщина находится рядом с тобой для того, чтобы научить тебя чему-то определенному, она с тобой не для того, чтобы сделать твою жизнь невыносимой. Ты сам на это соглашаешься, и она делает ее невыносимой. А мог бы стать святым рядом с этой женщиной и благодарно поцеловать ей руку, когда наступит твой час смерти, как один монах поцеловал руку другому, сделавшему его жизнь невыносимой. И знаете, что он ему сказал?

– Иди сюда, отче, дай мне свою руку! – и поцеловал ее.

Тот застыдился и говорит:

– Зачем ты целуешь мне руку? Я же сделал твою жизнь невыносимой.

И что же ему ответил умирающий монах?

– Отче, передо мной никто не виноват. Если я какие муки переносил – так я этого хотел, потому и переносил. А тебе я благодарен особенно.

– За что же?

– За то, что благодаря тебе научился терпению, научился любить, прощать. Тебе я очень обязан.

Он не стал перекладывать ответственность на другого, как делают многие. Многие мужья говорят женам:

– Это ты виновата в том, что я такой нервный!

А мог бы сказать: «Ты не виновата, ты помогаешь мне бороться с моими нервами». Но мы всё выворачиваем наизнанку и всегда разочаровываемся. А нам следовало бы подумать в час искушения, что у человека, обращающегося к нам, есть проблема. В эту минуту он мучается и страдает, а мы об этом забываем. Например, муж возвращается с работы усталый и набрасывается на жену по каждому поводу: из-за денег, из-за долгов и т.д. Что же чувствует жена в это время? «Ты посмотри на него! Он опять! Он опять хочет скандала, опять меня провоцирует!»

Старец Порфирий говорит: «Тебе следует чувствовать, что в поведении этих [провоцирующих тебя] людей скрывается послание: ‟Я страдаю, я боюсь, я чувствую незащищенность, я тревожусь за будущее”. Хотя человек и звереет, но в душе он боится. Знай это, когда увидишь, что он кричит, звереет, выходит из себя, ломает что-нибудь, как делает это молодежь».

И специалисты, и святые люди отличают людей чувствительных, которые пугаются и в панике начинают поднимать крик. Не то чтобы они были злыми людьми, которые нас съедят живьем, просто они очень чувствительные и от этого страдают.

Но что же делают и тот и другой, то есть муж и жена? Они оба попадаются в ловушку эгоизма и противоборства. Да какое зло он может тебе причинить? Он сам в эту минуту напуган, а ты начинаешь бояться за свое душевное состояние, не чувствуешь защищенности и становишься агрессивной.

Вот и видишь в результате напряженные отношения в семьях, ссоры, противоборство, кавардак. И думаешь: «Да что тут происходит? Может, битва какая идет? Воюют, кто кого победит?»

И женщины после этого начинают строить физиономии, опускают голову и по три дня не разговаривают с мужем. Спрашиваю их:

– А почему ты с ним не говоришь?

– А он так научится!

– Да чему он научится? Почему ты ему не улыбнешься?

– Да я его вообще-то простила, но делаю это так, нарочно!

– Зачем же ты делаешь это нарочно?

– А пусть не важничает! Иначе у нас опять будут те же проблемы.

Способ, которым мы действуем, сбрасывает нас с духовной орбиты святости и ввергает в чисто мирскую и земную игру. И мы перестаем быть возвышенными людьми, мы уже не такие, какими хочет нас видеть Бог, т.е. не обладаем духовностью и святостью. А если бы были такими, то, что бы нам ни делали, мы чувствовали бы себя так, как будто нас укусил комар. Когда комар кусает слона, чувствует ли слон что-нибудь? Ничего.

Если наша душа так полна, если молитва наполняет меня таким ощущением счастья, то, если я пойду на работу и меня там кто-нибудь обидит или унизит, меня это не заденет. Почему? Потому что меня не волнует, что ты мне скажешь, и я не отвечу тебе: «А почему ты меня так недооцениваешь? Да ты знаешь, кто я такой?» Меня не интересует, что ты скажешь. А почему? Потому что я слушаю Бога внутри себя, Который мне говорит: «Дитя Мое, Я люблю тебя. Ты Мне очень дорог. Не оттого, чтобы ты был лучше всех, просто ты Мне очень дорог, как все», – поэтому меня не волнует, что скажут мне другие.

Но если я не в мире с самим собой, тогда я всё время буду искать одобрения, признания со стороны другого, ждать, чтобы он обратил на меня внимание, проявил ко мне интерес, и тогда будут появляться эти проблемы.

(Окончание)


[1] См.: Древний патерик. Глава 10, 4 (3); Достопамятные сказания. Об авве Антонии, 16.

[2] Прп. отца нашего Дорофея Душеполезные поучения и послания. Послание поучительное к брату.

[3] См. Поучение 13 преподобного аввы Дорофея.