Сегодня: 3 августа 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете

«Вот тут-то и пошла молитва!»

22 июня 2021 |Источник: Православие.Ru |Автор: Ольга Орлова
Теги: Религия, Православие

Пастыри о молитве и искушениях

По любви мы учимся молитве, а в молитве учимся любить. О смысле искушений и научении молитве в любых обстоятельствах говорят опытные пастыри и духовники.

Молитва требуется в наши дни от каждого из нас

«Вот тут-то и пошла молитва!»

Протопресвитер Владимир Диваков, секретарь Патриарха Московского и всея Руси по городу Москве, настоятель храма Вознесения Господня у Никитских ворот («Большое Вознесение»):

– Считаешь, что уникальное правило есть, как научиться молиться? Каждый по-своему приходит в молитвенное устроение души. Один так, другой иначе. Кто постоянно молится, другой эпизодически к Богу взывает, когда встряхнет его как следует, или тревога какая подступит к душе, – тут уж молитва и появляется, а так вроде и трудно себя на молитву сподвигнуть.

Это уже известно – как храмы пустеют, что-нибудь да произойдет

Это уже известно – как храмы пустеют, что-нибудь да произойдет. Отцы всегда говорили: «Это к чему-то нехорошему». Я всё вспоминаю владыку Иосифа (Чернова). Я уже рассказывал как-то, как он к нам в храм Святителя Николая в Хамовниках пришел к иконе Божией Матери «Споручница грешных» приложиться. Я тогда там служил, разговорились. А он и рассказал, как, только вернувшись из ссылки, пришел туда на Рождественский сочельник в 1941-м году… А в храме чуть больше десяти верующих… «Я глазам, – говорил, – своим не поверил! Мы-то мыкались по тюрьмам и всё думали: храмы власти позакрывали, значит, переполнены оставшиеся… А тут – никого. Господь сказал: врата ада не одолеют Церкви (Мф. 16, 18). Одолевают уже?..» Он, и когда на свою кафедру в Петропавловск, куда его после заключения направили, приехал, тоже глазам своим поверить не мог: нет людей в храмах… «И снова, – признавался, – я смалодушничал: врата адовы не одолеют Церкви, а вот – уже почти одолели… Я и подумать тогда не мог, что пройдет всего несколько месяцев, и храмы не будут вмещать пришедших». А это Великая Отечественная война началась…

Он потом нам всё говорил: «Не уподобляйтесь мне, маловеру. Я же тоже думал: всё уже, с Церковью покончено… Нет, не надо было отчаиваться». Так же и я сейчас тем, кто помоложе, внушить пытаюсь: «Отцы, то, что сейчас имеете, дорожите этим, цените службу, потом, может быть, вздыхать будете: мы же, как в раю, жили…». Новомученики и исповедники так потом о службах и вспоминали в тюрьмах да в лагерях. И не только в XX веке так было: какой век и ранее в истории ни возьми, – и при нашествии поляков, и при разорениях от своих же государей.

Это тайна Промысла Божиего: когда Господь верных Своих на голгофу возводит, а когда и, по грехам нашим, действовать диаволу попускает. Сказано: «Начаться суду с дома Божия» (1 Пет. 4, 17). Запад постоянно и в наши дни угрожает России. А мы всё это слушаем так, как будто это нас не касается, живем беспечно. Сила вражия и внутри Церкви себя проявляет, – на Украине как распри сеет, лишь бы подорвать единство Православной Церкви. И это же не только Украины касается, а и всего мира.

Наша соборная молитва должна сейчас усиливаться, молитва требуется в наши дни от каждого из нас. А мы всё еще спим и почиваем? Пока гром не грянет?.. Это же всё веками уже изучено, пройдено…

А мы всё еще спим и почиваем? Пока гром не грянет?

В детстве я маленьким в Белоруссии, у бабушки, во время войны оказался. Наши раненые, помню, в избе с вечера вроде утихнут, поперевяжут им раны тяжелые, уложат, а ночью глядь, он стоит со свечкой, рукою машет, – крестится, вспоминает, как это старшие делали… Утром смотришь, он в печке золу шерудит, переворачивает там что-то… Это, оказывается, партбилет так забросят, что он пламя или горящие угли перелетит, так они его потом от задней стенки кочергой еще и возвращают к огню.

Нужно приучать себя всё время вспоминать о молитве

«Вот тут-то и пошла молитва!»

Протоиерей Валериан Кречетов, почетный настоятель Покровского храма и храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Акулово:

– Чтобы научиться молитве, надо молиться. Решимость всего-то и нужна. Начни с малого – утренние, вечерние молитвы читай всегда. От святых мы отличаемся непостоянством, – священномученик Сергий Мечев говорил. Раз пропустишь молитву, два, в третий не помолишься, а потом и вовсе перестанешь, – трудно заново начинать. Первый признак помрачения ума – нежелание молиться.

Первый признак помрачения ума – нежелание молиться

Когда у меня отец учился в семинарии, один из старых профессоров задал ему на экзамене вопрос: «Что делает Господь с человеком, когда хочет его к Себе привлечь?» – отец что-то ответил. – «Хорошо, а что главное?» – уточняет экзаменатор, отец молчит. – «Тугу душевную посылает ему». Вот тогда-то мы и начинаем молиться.

Молитва матери со дна моря достанет. Одна женщина рассказывала. У нее сын – подводник. Она поехала в паломничество на Святую Землю, трудничала там. А тут как-то ее так потянуло к молитве, отправилась в храм Гроба Господня, молилась там, молилась. Возвращается в обитель и узнает, что именно в это время, когда она молилась, подводная лодка сына залегла на дно – все приборы вырубило. Сын потом вспоминал: они и сами там молились все – верующие, атеисты, христиане, мусульмане… Вот тут-то и пошла молитва! Говорят же: кто в море не плавал, тот Богу не молился. А после вдруг все приборы заработали, лодка поднялась, сын тогда и сообщил матери о том, что они пережили.

У нас в Акулово у алтаря Покровского храма погребен владыка Стефан (Никитин), я был с ним лично знаком. Его ныне прославленная святая блаженная Матронушка Анемнясевская вызволила из тюрьмы, – он там в заключении, ему так посоветовали, взмолился ей на пустыре, выйдя на ограду зоны, так она его за сотни километров услышала. После он уже служил, прихожанки, бывало, сетуют: «Нет времени молиться!» – «Картошку чистишь? – только и спросит. – Вот молись!» «Я потом, – признавались, – как только за картошку возьмусь, сразу его наставление вспоминаю».

Как только что-то случилось, ты не ругайся, а сразу – молись

Нужно приучать себя всё время вспоминать о молитве. Поэтому что это действительно необходимо. Более того, как только что-то случилось, да хотя бы вещь какая-то только была под рукой, а вот запропастилась куда-то, – ты не ругайся, а сразу – молись. Потому что всё, что нам дано, все обстоятельства, – это милость Божия. В любом месте и в любое время. Так и научитесь молитве. И тогда уже ничто не сможет вам помешать.

Когда человек молитве навыкнет, он и швейцаром может работать, – знаю такой случай, – там шум, входы, выходы, суета, – а он творит себе Иисусову молитву. У отца Тихона Пелиха (похоронен тут у нас, тоже в Акулово, за алтарем Покровского храма), духовным сыном схимник был, а это уже непрестанная молитва внутри, так он при этом тайном постриге еще и полковником, заведующим кафедрой Военной академии оставался, преподавал. Или, вот, у нас тут через железные пути от храма на кладбище одна раба Божия похоронена. Про нее отец Василий Серебрянников свидетельствовал, что она молится непрестанно. Некоторые жалуются: то отвлекает, это… А она сама же, когда вставала на утреннее или вечернее правило, включала радио на полную катушку. Если не слышала его, уходя в молитву, значит, молится; если понимала, о чем говорят, значит, рассеянна сегодня.

Для чего нам попускаются искушения?

«Вот тут-то и пошла молитва!»

Иеросхимонах Валентин (Гуревич), духовник московского Донского монастыря:

– Молитва в искушениях должна быть, прежде всего, покаянной. Образ такой молитвы дан нам в книге пророка Даниила. Там трое отроков, брошенные в печь, не ропщут, не возмущаются, но в смиренной молитве признают справедливость Божьего наказания – «праведны суды Твои, Господи, согрешихом со отцы нашими, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам. Но не предаждь нас до конца, отцев Боже!» (Дан. 9, 5–6). И это смирение привлекает обильную благодать Божию, угасившую пламень пещи, сохранившую жизнь мучеников, которые вместо ропота возносят Богу великую песнь благодарения и славословия: «хвалите Бога небо и земля и все, что в них, пойте и превозносите Его во веки!..» (Дан. 3, 76)

История народа подобна жизни человека. Господь ведет ко спасению душу человеческую, попуская падения для того, чтобы душа, если она всегда будет на высоте, не возгордилась. Ибо гордость – сатанинское свойство, лишающее душу благодати, то есть в конечном счете – Царства Небесного.

Тем более народы, избранные Богом для особой миссии, спасительной для всего человечества, – особенно такие народы от сознания своей Богоизбранности подвержены соблазну впасть в гордыню и превозношение над другими народами.

И, с одной стороны, враг, конечно, с чрезвычайным усердием нападает на народ Божий, как и на угодников Божиих. А с другой стороны, Господь и попускает успех врага и нравственное падение Своего избранника для того, чтобы он смирялся и преодолевал гордыню, убеждаясь в своей беспомощности и несостоятельности, когда Господь оставляет его наедине с собственными немощами и древним врагом…

Нет никакого оправдания для гордости. В ответ на слова одного дворянина о том, что у него благородная гордость своим славным происхождением, преподобный Амвросий Оптинский сказал: «Э, батенька, – такой благородной гордости не бывает; гордость – она всегда одна – бесовская».

Это же относится и к гордости Богоизбранностью своего народа. Поэтому Господь иногда медлит в оказании помощи и попускает падения народа Божия – для его смирения и спасения…    

Так же как покаянно молились трое отроков в пещи вавилонстей, также смиренно возносил в годину гонений молитву Патриарх Тихон, в его молитве и звучат те же библейские покаянные интонации, более того, он именно буквально повторяет некоторые слова и фразы, что произносились некогда в вавилонской пещи: «отступихом от Тебе, Владыко, заповедей Твоих не соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам. Сего ради разгневался еси яростию Твоею на нас и посетил еси жезлом железным беззакония наша и ранами неправды наша… дал еси нас на попрание врагом нашим, и умалихомся паче всех язык, и быхом в притчу и поношение соседом нашим. Наполнишася расслабления чресла наша, яко болим неправдою и рождаем беззаконие…».      

Вслед за своим главою – Святейшим Тихоном – возносили тогда, в XX веке, смиренные покаянные молитвы за свой народ сонмы новомучеников и исповедников российских. Они были брошены в пещь нового вавилонского пленения – их ссылали в суровые и безлюдные места – в Сибирь, в тайгу, в тундру, в пустыню, заключали в страшные концлагеря особого режима, где вся жизнь была пыткой, они надрывались на горьких и невыносимых каторжных работах…

Без сокрушенного духа и покаяния как это было все принять и претерпеть?

В искушениях молитва может быть только покаянной. Искушения зачастую и посылаются, чтобы люди обратились к покаянию.

Искушения зачастую и посылаются, чтобы люди обратились к покаянию

В начале 1990-х годов прошлого века Предстоятель Американской Православной Церкви Митрополит Феодосий в своей проповеди, произнесенной на литургии в малом соборе нашей Донской обители, обратился к прихожанам с просьбой: «Помолитесь о моих соотечественниках. Они такие материалисты! Они говорят: все есть, зачем еще Бог?» Это проявление того самого духовного закона, который вполне сознавал Митрополит, – что материальное благополучие может быть во вред благополучию духовному, ибо богатому трудно войти в Царство Небесное…

Мы не утверждаем, что вообще грех желать своим близким земных благ. Но на первом месте должно быть желание благ духовных. И в конце всякого молитвенного обращения следует добавлять: «но не как я хочу, а как Ты; да будет воля Твоя».

Почему искушения – это благословения?

«Вот тут-то и пошла молитва!»

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай, Элладская Православная Церковь:

– Вся проблема в том, что мы не живем в перспективе вечности и единения с Богом, поэтому мы и христиане такие, что вычитываем свои правила, но не молимся. Едим постные блюда, но не постимся. Ходим в церковь… Перечисляем там на Исповеди грехи, но мы же не каемся. А потому, даже принимая Причастие, не причащаемся… Мы столько всего знаем из книг, но в сердце нашем нет знания Истинного Бога. Я это говорю с сокрушением, и о себе тоже. Другим мы горазды что-либо советовать, но когда искушения касаются нас, тут-то мы и срываемся…

Мы столько всего знаем из книг, но в сердце нашем нет знания Истинного Бога

В молитве «Отче наш» мы молимся: «…и не введи нас во искушение». Но что говорит нам послание апостола Иакова: «С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения» (Иак. 1, 2). То есть когда вы искушаемы, цените этот опыт. Почему? Да потому что в другом месте говорится: «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10, 13). Христос не оставляет нас без помощи, если мы обращаемся к Нему. «Cам искушен быв, может и искушаемым помощи» (Евр. 2, 18). Вот почему искушения – это благословения. Господь попускает диаволу искушать нас с тем, чтобы мы посрамили врага.