Сегодня: 15 мая 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Конец офшорного глобализма

Конец офшорного глобализма

27 апреля 2021 |Источник: газета Завтра |Автор: Сергей Ануреев
Теги: Экономика, Налоги, США, Финансы, Бизнес, Аналитика

Кому будут платить налоги транснациональные корпорации?

Отток капитала и оптимизацию прибыли завернут в бюджет США или России?

Президент США Байден заявил о планах распространить американский налог на прибыль на международные корпорации. Такая налоговая новация может стать заменой точечных санкций и штрафов, накладываемых США на крупнейшие транснациональные корпорации. И если раньше санкции и штрафы приносили американскому бюджету крупные, но разовые доходы, то анонсированное изменение налога на прибыль призвано обеспечить систематическое пополнение американского бюджета. Крупнейшие российские корпорации, торгующие ценными бумагами в США или проводящие иные операции за пределами России, также могут попасть под эту новацию Байдена, особенно в части прибыли, выводимой из России с помощью различных схем. Вместе с тем беспрецедентность идей Байдена даёт России моральное право модифицировать российский налог на прибыль и введенный с 2021 года налог на выплаты процентов и дивидендов в офшоры, сократить схемы оптимизации российских налогов.

Налог на прибыль в США — самый плохо собираемый крупный налог

Конгресс США и президент Байден ввели в действие пакет стимулов на 1,9 трлн долл. и тут же заявили о подготовке следующего пакета на 2,3 трлн. долл. Важной новеллой этих пакетов является увеличение ставки налога на прибыль с 21 до 28% и, главное, значительное расширение базы этого налога, в которую теперь войдёт консолидированная прибыль корпораций по операциям во всех странах их деятельности. СМИ уделили большое внимание триллионам бюджетных стимулов и очень кратко сообщили о новации по налогу на прибыль, а именно эта новация должна стать источником денег для стимулов американской экономики. То есть крупнейшие международные корпорации, как американские, так и уходящие корнями в другие страны, но имеющие значимые операции в США, должны оплатить эти стимулы.

Налогообложение прибыли в США содержит большое количество лазеек, позволяющих американским корпорациям сокращать этот налог от операций за пределами США, но включать эту прибыль в свои результаты и, в конечном счёте, в ВВП США. Так, по данным Федеральной резервной системы, в 2000 году в США прибыль корпораций составила 492 млрд долл., налог на прибыль — 194 млрд долл., а в 2020 году 2082 и 199 млрд долл. соответственно, то есть за 20 лет прибыль выросла в 4,2 раза, но собираемость налога на прибыль практически не выросла. При номинальной ставке налога на прибыль в 21%, эффективная (фактическая) ставка, то есть ставка с применением различных лазеек, составляла всего 9,7%. Следует сразу добавить, что низкие сборы налога на прибыль не следует списывать на "ковидные" стимулы 2020 года, поскольку и в "доковидном" 2019 году наблюдалась похожая ситуация. Более того, в 1950-е годы поступления от налога на прибыль составляли 25–30% доходов бюджета, а в 2010-е — лишь 5–10%.

Американские СМИ любят составлять рейтинги крупнейших компаний, которые наиболее агрессивно оптимизируют налог на прибыль. Последний такой рейтинг был составлен в конце 2019 года по итогам анализа налоговой политики администрации Трампа. Тогда СМИ писали, что как минимум 100 из 500 крупнейших американских корпораций оптимизировали налог на прибыль в ноль. Среди этих корпораций такие известные россиянам компании, как IBM, Goodyear (шины), FedEx (почта), Chevron (нефть), Delta Air Lines, Netflix (онлайн-кинотеатр), General Motors, Starbucks (кафе), Amazon и многие другие. В предыдущие годы даже выходили рейтинги американских корпораций, которые не то что нуллифицировали налог на прибыль, но и получили из федерального бюджета США возврат ранее уплаченных налогов за счёт манипуляций различными льготами, вычетами и убытками. Рекордсменом в одном из таких рейтингов оказалась Pepsico (та самая газировка), которая в 2015 году получила обратно 0,8 млрд долларов при консолидированной прибыли 3 млрд долл. General Electric тогда же получила обратно 1,4 млрд долл. из бюджета при прибыли 40 млрд долл.

Финансовые санкции как предвестник глобального налога на прибыль

Несмотря на скудность публикаций о налоговых нововведениях, всё же можно составить некоторое представление о сути предлагаемого расширения налоговой базы. За расширенную базу будет принята прибыль по консолидированной финансовой отчётности корпораций, с учётом многочисленных зарубежных дочерних организаций. Сейчас прибыль каждой дочерней организации облагается своими налогами в соответствии с её формальным резидентством, а между странами действуют соглашения об избежании двойного налогообложения. В результате, например, некоторые американские IT-гиганты аккумулируют прибыль в своих подразделениях в Ирландии или Нидерландах — странах с пониженными ставками корпоративных налогов.

При буквальном толковании этой налоговой новации корпорации из разных стран, ведущие международную деятельность, и в том числе деятельность на территории США, будут платить налог на прибыль в американский федеральный бюджет. Джанет Йеллен, которая получила известность на посту руководителя ФРС США, а с недавних пор руководит американским Казначейством, уже провела рамочные переговоры со своими визави из Германии и Франции. По данным американских СМИ, они говорили о самой идее повышенного универсального налога на прибыль в глобальном масштабе и анонсировали обсуждение этой налоговой новации на площадке стран "Большой двадцатки". Про справедливый раздел дополнительных сборов налога на прибыль между странами, про судьбу соглашений об избежании двойного налогообложения пока умалчивается.

Американский налог на прибыль на крупнейшие корпорации других стран, по сути, является продолжением системы санкций и штрафов. Поводом для санкций против России принято считать присоединение Крыма, "вмешательство" в американские выборы, жёсткую систему ФСИН. Однако санкциями в США занимается не ЦРУ и не Госдеп, а Казначейство, в составе которого работает Офис контроля иностранных активов (Office of Foreign Assets Control). Не только ограничительные санкции, но и крупные штрафы могут налагаться более чем по 30 причинам.

Среди “причин” крупных штрафов — нарушение запретов на поставку отдельных видов товаров двойного назначения, налоговая оптимизация, загрязнение окружающей среды, регулирование финансовых операций и другие. Размеры штрафов исчисляются десятками миллиардов долларов по десяткам и сотням судебных решений, в которых примерно половину занимают американские корпорации, а вторую половину — корпорации из других стран, преимущественно Западной Европы. Самыми знаменитыми примерами таких санкций на десятки миллиардов долларов были санкции против British Petroleum (за разлив нефти), Volkswagen (за неверный расчёт выхлопов дизельных двигателей), швейцарский банк UBS (за отказ в предоставлении сведений о счетах американцев). Бразильская Petrobrass преследовалась США сначала за нарушения в аудите отчётности, а затем за коррупцию, вплоть до политического и экономического кризиса в Бразилии.

Несмотря на всю жёсткость американской санкционной риторики против России, российских корпораций в топ-100 крупнейших оштрафованных со стороны США нет. В последние годы в СМИ проходил лишь один пример конкретных крупных претензий США к российским лицам. В начале 2020 года сообщалось, что Олег Тиньков не вполне правильно, по мнению налоговых органов США, отказался от американского паспорта в 2013 году, спустя непродолжительное время после выпуска акций своего банка на Лондонской бирже. В конце же 2020 года СМИ сообщали, что траст бизнесмена продал производных инструментов на акции одноименного банка на 325 млн долл. Тинькофф Банк по активам в 40 раз меньше Сбербанка, сам Олег Тиньков в российском рейтинге «Форбс» уступает лидеру списка в 11 раз, так что крупнейшие российские компании вполне могут подняться до миллиардов долларов претензий со стороны США.

Пазл американского расширения налога на прибыль

Многие крупнейшие российские корпорации активно проводят экспортные операции, имеют свои дочерние организации и бизнес за пределами России, и не только в США, но и в юрисдикциях с небольшими налогами. Значительные пакеты акций многих российских корпораций принадлежат американским инвесторам напрямую или через страны с пониженными ставками корпоративных налогов. Десятки крупнейших российских корпораций являются публичными компаниями, чьи акции и облигации торгуются на фондовых биржах США, Великобритании, других мировых финансовых центров. Такие корпорации составляют консолидированную финансовую отчётность и регулярно предоставляют её американскому регулятору фондового рынка.

У планов США получать налог на прибыль с российских корпораций с зарубежными активами и операциями есть аналог по части налогов на физические лица. При открытии счёта или вклада в российском банке вкладчику предлагают подписать бумагу, что он не является обладателем американского паспорта, даже если это вклад в небольшом российском городке от лица, ни разу не покидавшего пределы России и не работавшего на американские корпорации. А в начале марта текущего года «Ютуб» разослал российским блогерам сообщение о необходимости предоставить налоговые данные и выразил готовность облагать американским подоходным налогом выплаты «Ютуба» в пользу блогеров просто по факту американского происхождения площадки деятельности блогеров (самого «Ютуба») и наличия американских компаний среди рекламодателей «Ютуба».

В России, как и в ряде других стран, к крупнейшим корпорациям применяется такая конструкция, как консолидированная группа налогоплательщиков. У этой конструкции была благая цель по выравниванию платежей налога на прибыль в бюджеты регионов работы дочерних организаций. Однако на практике получилась агрессивная налоговая оптимизация, когда группа в целом уменьшает прибыль прибыльных организаций за счёт убытков убыточных, в том числе иностранных. До применения консолидированной группы ряд крупнейших российских корпораций были бюджетообразующими для регионов размещения основного производства (по аналогии с термином "градообразующие").

В статье В.А. Ильина и А.И. Поваровой "Консолидированное налогообложение и его последствия для региональных бюджетов", опубликованной в научном журнале “Экономика региона” (№1, 2019), эта проблема рассмотрена на примере «Северстали» и Новолипецкого металлургического комбината. Авторы статьи прямо пишут, что “«Северсталь» в 2014 году понесла 13 млрд рублей убытка из-за ликвидации американского дивизиона. Если бы не действовал режим консолидации налоговой базы, то в бюджет Вологодской области могло бы поступить 2,7 млрд руб., а в бюджет Республики Карелия — 1,7 млрд руб.” Прибыль в том случае сформировалась у американского продавца активов дивизиона, который «Северсталь» купила по завышенной цене и затем вынуждена была закрыть, сальдировав этот убыток с прибылью российских основных производственных "дочек".

Налоговая новация Байдена и очередной крах фондового рынка

Крупнейшие корпорации платят своим акционерам дивиденды с консолидированной прибыли с учётом результатов дочерних организаций в низконалоговых юрисдикциях. Либо дивиденды почти не платятся, но акции растут в цене на основании растущих показателей консолидированной прибыли, либо при обратном выкупе акций с рынка такими зарубежными "дочками". Бонусы наёмных руководителей крупнейших корпораций зависят от роста котировок акций, а рост котировок — от роста прибыли, в том числе за счёт её "рисовки". Каждый из кризисов (пока за исключением текущего коронакризиса) обнажал махинации крупнейших корпораций со своей корпоративной отчётностью с целью завышения прибыли и котировок акций.

Среди американских профессиональных бухгалтеров есть такой устоявшийся термин: profit is accounting — означающий возможность посчитать любую прибыль. После "пузыря" акций, лопнувшего в 2001 году, тот кризис получил название “кризиса корпоративной отчётности” с ликвидацией одной из крупнейших аудиторских фирм в качестве наказания за недостоверную отчётность. После глобального финансового кризиса 2008 года обвинения в близорукости получили крупнейшие рейтинговые агентства, поскольку ряд американских банков и корпораций, ставших триггерами кризиса, имели высокие рейтинги всего за несколько месяцев до очевидных проблем. Вполне может быть, что указанные в начале данной статьи противоречия в статистике роста прибыли и поступлений налога на прибыль в США объясняются банальной "рисовкой" корпорациями части прибыли. При большой "нарисованной" прибыли платить маленький налог на прибыль или нуллифицировать этот налог с помощью лазеек — это одно, а платить крупный реальный налог на прибыль — это уже совсем другое, категорически более обременительное.

Не случайно одной из фобий американцев является угроза обвала фондового рынка, а триггером этого обвала может стать повышенный налог на консолидированную прибыль. Крах американского фондового рынка ожидали в последний год президентства Обамы, но за счёт снижения налога на прибыль Трамп продлил и увеличил "пузырь" на фондовом рынке. "Коронавирусный" 2020 год показал обвал фондового рынка на 30% и затем его быстрый отскок на фоне триллионов долларов стимулов за счёт рекордного бюджетного дефицита и прироста государственного долга, львиная доля которых ушла именно на фондовый рынок. Вполне может быть, что пришла пора в очередной раз "грохнуть" американский фондовый рынок за счёт налоговых новаций Байдена, чтобы спекулянты откупили подешевевшие бумаги и начали новый раунд игры на их повышение.

У идеи облагать налогом нечто столь абстрактное, как консолидированная прибыль по бухгалтерской отчётности, есть удивительная аналогия в деятельности чилийского социалистического лидера 1970-х годов Сальвадора Альенде. Упрощённо принято считать, что Альенде национализировал земли чилийских богатеев путем их простой конфискации, но это не так. Богатейшие землевладельцы существенно занижали стоимость земли для целей налогообложения путем коррумпирования оценщиков и налоговиков, чтобы платить значительно меньше налогов. Правительство Альенде просто выкупало землю у богатых по их же налоговой оценке, указывая, что они сами определили такую рыночную цену. В обсуждаемой же новации Байдена по налогу на прибыль речь идёт не об искусственно занижаемой, по примеру Чили, а, наоборот, об искусственно завышаемой прибыли крупнейших корпораций.

Неопределённость действий США по внедрению глобального налога на прибыль

Что касается сроков введения глобального налога на прибыль, то здесь ситуация весьма неопределённая. Если сравнить со столь же фундаментальной налоговой новацией предыдущего десятилетия, а именно с внедрением обмена налоговой информацией между странами, то многие годы реализации той новации можно считать прообразом щадящих сроков реализации предложений Байдена. Та новация впервые обсуждалась в 2011 году после резкого роста бюджетных дефицитов из-за бюджетных стимулов после кризиса 2008 года. Конкретные технические очертания и согласие крупных стран было достигнуто на саммитах "Большой двадцатки" в 2013 году. Первые пилотные обмены налоговой информацией начались в 2016–17 годах, и тогда же были наложены крупнейшие американские штрафы на сопротивлявшиеся обмену европейские банки.

Вместе с тем, рекордные диспропорции американского бюджета и невообразимый прежде американский государственный долг требуют от администрации США ускорения внедрения предложенной налоговой новации. К тому же выбран наиболее простой способ обложения прибылей по консолидированной финансовой отчётности, которая и так уже сдаётся крупнейшими корпорациями в американскую комиссию по ценным бумагам и биржам. То есть наладить информационный обмен между двумя ведомствами США (комиссией по ценным бумагам и налоговыми органами) категорически проще по сравнению с налаживанием электронного обмена налоговой информацией с сотней стран.

Остаются неясными многие технические детали и лазейки, которыми начнут пользоваться крупные корпорации. Самая простая лазейка — перестать консолидировать отдельные дочерние компании в странах с низкими налогами, с использованием этих бывших "дочек" для выкупа акций материнских компаний и поднятия тем самым котировок этих акций. Разумеется, американское законодательство сразу будет модифицировано для закрытия таких очевидных лазеек. Другие лазейки будут закрываться либо по итогам следующего года, либо по факту их обнаружения ретроспективно, за предыдущие годы. Налоговый год в США обычно соответствует календарному году, и налоговые новации можно вводить только со следующего года и за несколько месяцев до его наступления.

Следующим шагом США станет пересмотр соглашений об избежании двойного налогообложения, а такое соглашение действует, в том числе, между Россией и США. Вполне возможно, что этот процесс будет идти по образцу пересмотра при Трампе торговых соглашений с резким ростом американских пошлин на импорт. У агрессивной торговой политики США была в первую очередь бюджетная подоплёка, поскольку рост пошлин дал в бюджет значительно больше доходов, чем рост производства на территории США. Самым жёстким со стороны США может стать требование уплаты налога на операции американских корпораций на территории России не в российский, а в американский бюджет, по аналогии с представленными выше примерами.

Ещё одна неопределенность — это потенциальные союзники США во внедрении налоговой новации. Вряд ли можно предположить, что США возьмут исключительно в свой бюджет весь сбор глобального налога на прибыль, поскольку в таком случае оппозиция этому решению будет всемирной. Наиболее вероятными союзниками будут страны "Большой семёрки", хотя именно корпорации из стран Западной Европы являются лидерами по уплате различных штрафов в американский бюджет. Наименее вероятно, что США будут реально делить растущий налог на прибыль со всеми странами "Большой двадцатки", поскольку тогда дополнительные доходы в американский бюджет будут не велики. Узость круга потенциальных союзников подчёркивается также трудностями с получением Россией налоговой информации от Великобритании и США, даже несмотря на единое решение "Большой двадцатки".

Необходимые действия российского правительства и крупнейших корпораций

Российскому правительству, Министерству финансов и Федеральной налоговой службе как минимум необходимо подготовить аналогичное увеличение ставки налога на прибыль и расширение базы налога на прибыль. Соглашения об избежании двойного налогообложения между различными странами продолжают действовать, и наиболее вероятным начальным шагом США будет сбор разницы между расчётным глобальным налогом и фактически уплаченными налогами в других странах каждой из корпораций.

Буквально, если налог на прибыль не будет повышен в России с 20 до 28%, а введённый в начале 2021 года налог на проценты и дивиденды в офшоры — с 15% до 28%, если не будут перекрыты импортные и экспортные лазейки вывода денег, то разница будет платиться в американский бюджет. Изменения в российское налоговое законодательство должны вноситься до начала следующего года, так что надо не позднее начала осени провести эти изменения хотя бы через одно слушание в Госдуме, а дальше внимательно наблюдать за действиями США.

Под угрозой выплат в бюджет США может оказаться налог на российские корпорации, акции которых торгуются на биржах США и которые отчитываются американской комиссии по ценным бумагам. Многие крупнейшие корпорации с российскими корнями имеют преимущественно офшорных владельцев, а "наезд" американских налоговиков на, условно, Кипр или Ирландию политически проще "наезда" на Россию или Германию. Россия и США не являются крупными торговыми партнёрами, но, несмотря на всю риторику санкций, финансовые операции по-прежнему существенны. Российскому правительству совместно с крупнейшими корпорациями необходимо как минимум начать моделировать отказ от цепочек владения акциями через иностранные юрисдикции и уход с американских бирж.

Для США потенциальный эффект от дополнительных налогов с десятка крупнейших корпораций России будет больше, чем с сотен следующих по размерам. Репетиция американского давления на крупнейшие корпорации уже имела место в части действующих политических санкций, финансовых и торговых ограничений. Акции Газпрома, Сбербанка и ряда других российских корпораций торгуются на биржах США и Великобритании, а среди акционеров значимые доли составляют американские инвесторы. Пока прямой угрозы распространения глобального налога на прибыль на эти компании нет, но моделировать такую угрозу следует. За месяц-два необходимые изменения в корпоративной структуре и торговле акциями провести будет не реально, особенно, чтобы не нарваться на последующие претензии по аналогии со случаем Олега Тинькова.

Неопределённым вопросом также является потенциал глобального налога на прибыль российских "дочек" американских корпораций, особенно если включить сюда вроде как российские корпорации со значимыми американскими акционерами. Следует начать задавать вопросы и моделировать различные решения на тему, как и где будут платить налог на прибыль российские подразделения "Макдональдса", "Кока-колы", "Старбакса", KFC, которые доминируют на российском рынке фастфуда и получают приличные прибыли. Также следует задуматься о перспективах налога на прибыль с таких корпораций, как "Магнит" (где инвесторы из США являются крупнейшими и контролирующими деятельность) и Сбербанк (в котором американцы владеют 32% акций и являются крупнейшими после российского правительства). Вполне вероятно, что такие корпорации либо будут доплачивать в бюджет США разницу между пониженным российским налогом на прибыль и планируемым к повышению американским налогом, либо пойдут по сценарию «Ютуба» в отношении российских блогеров.Всё это ещё раз подтверждает важность заявлений Путина о деофшоризации и объясняет логику назначения Мишустина премьером. По антиофшорной тематике Путин чётко высказался в марте 2020 года при введении жёстких ограничений из-за ковида, но и до того были значимые шаги против офшоров после кризиса 2014 года, высказывались идеи ограничить операции государства через бюджет или государственные корпорации с теми, кто имеет офшоры в своей структуре. Богатый налоговый опыт Мишустина и его команды будет более чем востребован в возможных переговорах по разделу между странами глобального налога на прибыль и в многочисленных корпоративных реструктуризациях. Именно Мишустин внедрял международный обмен налоговой информацией и многие другие столь же фундаментальные налоговые новации. Если в офшорах и иностранных операциях крупнейших российских компаний не наведут порядок российские власти, то за них это сделают американские.