Сегодня: 18 сентября 2019
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Почему и как сходят с ума западные элиты?

Почему и как сходят с ума западные элиты?

11 июля 2019 |Источник: ИА REGNUM |Автор: Владимир Павленко
Теги: Политика, Международные отношения, G20, Аналитика, Запад, Россия, США, Китай

Что-то серьезное и очень важное, о чем до конца неизвестно, произошло в кулуарах саммита «Группы двадцати» в Осаке, если после него стали происходить вещи, откровенно рассчитанные даже не на подрыв, а на взрыв политической стабильности в ведущих странах «глобального треугольника» — России, США и Китае. Одновременно везде.

Общая логика событий и процесс, который они двигают, в целом представляется такими. Закончился саммит и разъехались его участники — кто-то, как Владимир Путин и Си Цзиньпин, сразу вернулись домой, к неотложным делам. А кто-то, как Дональд Трамп, по пути сделал «крюк», сотворив еще одну мировую сенсацию, явно согласованную в Осаке: встречу на «троих» на 38-й параллели с лидерами КНДР и Южной Кореи Ким Чен Ыном и Мун Чжэ Ином.

И после всего этого кое-кто так сильно разволновался, что выдал взрыв активности, чуть ли не очертя голову, нажав сразу на все мыслимые и немыслимые рычаги и задействовав все деструктивные «резервы», причем, как внутренние, так и внешние.

Конечно, доказать документально здесь ничего невозможно. Доказательства — под соответствующими грифами с разной национально-государственной принадлежностью. Но судя по косвенным признакам, под эти «грифы», возможно, уложено то, что этого «кое-кого», не просто имеющего под них доступ, а изначально находящегося в курсе происходящего ввиду глубочайшей вовлеченности в сам процесс, категорически не устраивает.

Для начала напомним сюжет «двадцатки». Разумеется, не самого унылого заседания и итогового документа «ни о чем», а именно кулуаров, где «на полях» происходили главные события: двусторонние переговоры Трампа с Путиным и Цзиньпином, а также трехсторонняя встреча российского и китайского лидеров с лидером Индии Нарендрой Моди.

Теперь переходим к последовавшему в дальнейшем, после саммита и переговоров Трампа с Кимом и Муном в Пханмунджоме. Первым делом, уже вечером 1 июля, «гибридный» удар был нанесен по Китаю. Осаждающие центр Гонконга (Сянгана) демонстранты, протестующие против уже давно «заторможенного» законопроекта о выдаче «на сторону» городских преступников, вдруг резко активизировались и пошли на штурм здания Законодательного совета (парламента) мегаполиса.

Заняв строение и осквернив государственные символы КНР, провокаторы просто в нем уселись и очень скоро были вышвырнуты оттуда полицейским спецназом. За несколько часов они не удосужились ни к каким осмысленным действиям, и это ясно указывает, что целью захвата была именно провокация и подогревание дальнейшей кампании уличного неповиновения и дестабилизации.

Комментируя происходящее в Сянгане на следующий день, 2 июля, официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан обратил внимание на внешний фактор событий, выступив против иностранного вмешательства в дела региона и КНР. Еще через два дня, 4 июля, был назван и источник этого вмешательства, когда китайский посол в Лондоне Лю Сяомин выразил британской стороне решительный протест, потребовав переоценки своих «ошибочных заявлений и действий».

После этого дипломат собрал представительный брифинг, на котором изложил ситуацию вокруг гонконгского парламента и позицию официального Пекина. Британская сторона «скромно» отмолчалась.

Следующей атаке, причем, скоординированной, внутренней и внешней, подверглась Россия. На XXVIII международном финансовом форуме в Санкт-Петербурге глава ЦБР Эльвира Набиуллина выступила 4 июля с докладом, который стал фактическим манифестом воинствующего либерализма.

Вступив в заочную полемику с Владимиром Путиным по вопросу о факторах, тормозящих развитие российской экономики, этот «птенец гнезда» НИУ-ВШЭ договорилась много до чего. От фактического запрета внутренних инвестиций, кроме использования без ведома граждан средств пенсионных фондов до прекращения бюджетного финансирования «нужных предприятий» и навязывания гражданам людоедских «социальных рейтингов».

Наступление либералов внутри страны было подкреплено скандальной внешней провокацией в Тбилиси, где журналист телеканала «Рустави 2», тесно связанного с Саакашвили (получившим «добро» от украинских властей на участие в парламентских выборах) 7 июля выдал в прямой эфир кощунственный «спич» с нецензурными оскорблениями в адрес президента России. Понятно, что эта провокация была уложена в контекст недавних тбилисских беспорядков, и Саакашвили не упустил момент, чтобы, прокомментировав безобразный эпизод, таким образом напомнить о себе уже в Грузии.

Буквально на следующий день, 8 июля, антироссийская вакханалия с участием президента Владимира Зеленского, руководства СБУ, Совета национальной безопасности и обороны (СНБОУ), «майданутых» в Верховной раде и националистической «общественности» бандеровских «добробатов» захлестнула уже Киев.

Поводом оказалась попытка украинского телеканала NewsOne провести телемост под рубрикой «Надо поговорить» с московской студией государственного телеканала «Россия-1». Причем показательно, что в специально сделанном по этому случаю заявлении украинский президент попытался «приХватизировать» идею диалога с Москвой, переключив его не просто на себя, но и поставив под контроль всех, по очереди перечисленных им, западных лидеров.

В этой многомерной украинской эпопее много чего интересного и с предвыборной точки зрения, и касательно двусторонних отношений, но нас интересует именно её совсем неслучайное «совпадение» с общим контекстом происходящего в мире.

Параллельно началась и беспрецедентная атака на Дональда Трампа. В тот же день 7 июля, когда «Рустави 2» поверг в шок Грузию, еще более резонансный «слив» своего естества произвели британские верхи, когда Daily Mail опубликовала секретную переписку с Форин-офисом британского посла в Вашингтоне Кима Дэррока.

Посол бывшей великой Британии оскорбляет американского президента в выражениях, мало чем отличающихся от тбилисской вульгарщины в адрес президента российского. Мнения по этому поводу в верхах Туманного Альбиона разделились. Уходящий премьер Тереза Мэй, вслед за самим МИД, скандального дипломата поддержала, а многие члены её правительства, вроде собирающегося с визитом в США министра торговли Лиама Фокса, его поведением возмутились, пообещав на месте принести извинения.

Сам Трамп, нелицеприятно высказавшись о британском после, предупредил Лондон, что его лучше сменить, ибо работать с ним Белый дом больше не будет. Еще хозяин Овального кабинета помахал ручкой Мэй, поздравив англичан с тем, что у них будет другой премьер. И вернувшись к своему недавнему визиту в британскую столицу, рассыпался комплиментами перед Елизаветой II, умолчав при этом об обиде, нанесенной ему одним из членов королевской семьи принцем Гарри.

Ни слова не проронил Дональд Трамп и о контексте того визита: сделал вид, будто не понял, что публикация в Daily Mail, помимо всего прочего, еще и сигнал официальному Вашингтону с берегов Темзы о том, что Джулиана Ассанжа ему в обмен на «хорошее поведение», конечно же, отдадут — слово монарха. Но вот в информационной безопасности от выворачивания «скелетов из шкафа» он не окажется. WikiLeaks — это не сама политика, а лишь ее инструмент. И таковых, помимо Daily Mail, может быть сколько угодно.

«Девятый вал» информационного наезда на Белый дом получил продолжение в обнародованном 8 июля докладе весьма показательного «think tank» — Центра двухпартийной политики, спрогнозировавшего осенью нынешнего года в США дефолт.

Это надо понимать так, что двухпартийная, демократическо-республиканская связка главных противников Дональда Трампа на предстоящих выборах Джо Байден — Митт Ромни — делает первый ход, обвиняя действующего главу Белого дома в провале наиболее успешной части его президентства — внутренней экономической политики. И возлагает на него ответственность за «неудачную» налоговую реформу, которая резко ограничила поступления в казну.

Таким образом, если сопоставить всё происходившее в первую декаду после Осаки, нельзя не увидеть резкого обострения закулисной борьбы как на международной арене в целом, так и внутри ведущих стран, образующих глобальный «геополитический треугольник». И не бывает такого, чтобы все выплеснувшиеся на нас противоречия стали достоянием гласности все сразу, одним махом, случайно. Нечаянно-де вот так получилось, просто совпало.

С другой стороны, уровень вовлеченных в эту «игру» — британский премьер и МИД, глава ЦБР, а также те, которых тоже не случайно, а явно после закулисных консультаций, учитывая недавний вояж в Европу, в своем обращении к В. Путину «засветил» В. Зеленский, и от кого ни опровержений, ни разъяснений не последовало даже по (не)соответствию предложенного украинским президентом нормандскому формату, говорит, что заказчиков цепочки событий следует искать в верхах западных элит.

Совершенно очевидно, что в их число не входит ставший объектом атаки Д. Трамп, как ясно и то, что в «сценарии» с ушами сидят его оппоненты из числа мирового глубинного государства. Кто еще? Обратим внимание вот на что. Поскольку очень многое явно сходится в Лондон — от организации уличных беспорядков в Сянгане до провокации против Трампа, да и сам американский лидер косвенным образом запросил разъяснений у Букингемского дворца, их так и не получив, то вытекает из всего этого скорее всего следующее.

Первое. В Осаке, пока на уровне неформального обсуждения сложившейся глобальной ситуации, сделан коллективный шаг по ее переформатированию таким образом, чтобы отодвинуть от кормила теневой глобальной власти «старые» европейские элиты и их визави в США из числа «клинтонитов».

Зондаж, проведенный Д. Трампом во время пребывания в Лондоне, вскрыл определенную игру королевского двора, общий контекст которой стал ясен по обещанию предложенного Вашингтону размена: выдача Дж. Ассанжа с компроматом на Джо Байдена и Co в обмен на примирение с глобалистами. То есть, по сути, гарантия второго президентского срока. Трамп сделал вид, что согласился, оппоненты во главе с двором успокоились и стали в нирване ожидать «нужных» итогов Осаки, где, как оказалось, однако, все пошло не так.

Второе. Мерой и градусом охватившей «традиционный» Запад истерики следует считать энергичные выражения, адресованные Трампу британским послом в США, а также гробовое молчание королевской семьи, которая, несмотря на всю экстраординарность происходящего, никак его не комментирует. И даже не отвечает Белому дому на славословия в адрес Елизаветы, справедливо считая их продолжением зондажа, осуществленного Трампом в Лондоне.

Одновременно такой же истерический в своей импровизации удар наносится по Владимиру Путину и Си Цзиньпину. Но если против России «клинтониты» задействовали внутреннюю агентуру влияния, а также «на все готовых» киевских и тбилисских марионеток, то в Китае они таковую еще пока берегут, поэтому бросают на «амбразуру» только периферийное, наполовину «обангличаненное» гонконгское «пушечное мясо».

Третье. О чем три лидера с помощью серии двусторонних встреч договорились в Осаке, история умалчивает. Но то, что договоренности серьезные — на это указывает все происходящее в рамках наблюдаемой глобалистской реакции.

С учетом фиксируемого визуально распада «двадцатки» на двусторонние форматы, из этого хаоса вполне может появиться ее новое ядро в виде самостоятельной роли того самого «глобального треугольника», противоречиями в котором терпящие бедствие глобалисты привыкли манипулировать в собственных интересах по «старому доброму» британскому принципу «разделяй и властвуй».

Напомним, что прежнее ядро, из которого, собственно, «двадцатка» и вышла на рубеже нынешнего и предыдущего столетий, представлено базельским Банком международных расчетов (БМР) и его партнерами по неформальному коллективному «мировому центробанку» — МВФ и группой Всемирного банка (подробнее — здесь).

И четвертое. Перепрограммирование «двадцатки» или, по крайней мере, насаждение в ней концептуального «двоевластия», очень тесно связано с взаимодействием сторон «глобального треугольника» именно в их нынешнем формате, в том числе и персональном. Или, в крайнем случае, на условиях строгой и безоговорочной преемственности. Разрушить эту перспективу, отыскав и выбив «слабое звено», глобалисты будут непременно. Причем, по мере преодоления нынешнего первого шока, их действия будут становиться все более осмысленными.

В этих условиях недопустимы ни утрата совместно «нажитой» стратегической инициативы, ибо, как учил классик, «оборона есть смерть вооруженного восстания», ни внутреннее ослабление, особенно в США, вступающих в президентскую кампанию. А также в России, где либеральное лобби так и норовит «вылезти из окопов», вернувшись к набившей оскомину компрадорской повестке.

Словом, мир вступает в эпоху не просто повышенной, но постоянно усиливающейся, вплоть до непредсказуемости, турбулентности. И нас, по всей видимости, ждут «веселые времена», альтернативой которым, однако, может оказаться только полная, безоговорочная и окончательная капитуляция перед пресловутым «концом истории». Выбор, по крайней мере, в России — за нами. В той мере, в какой представленная картина приближается к действительности.