Сегодня: 23 апреля 2021
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре
CypLIVE, самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Проект канала «Стамбул» параллельно Босфору не способен угрожать интересам России

Проект канала «Стамбул» параллельно Босфору не способен угрожать интересам России

7 апреля 2021 |Источник: Федеральное агентство новостей |Автор: Андрей Союстов
Теги: Турция, Судоходство, Черное море, Средиземное море, Политика, Аналитика, Международные отношения, Россия

Постройка Турцией канала «Стамбул» параллельно Босфору никак не скажется на режиме Черноморских проливов или на статусе конвенции Монтре и не создаст для России каких-то новых угроз. К такому выводу пришел обозреватель ФАН, проанализировавший ситуацию вокруг Kanal Istanbul Project.

Турецкая тревога

Появившееся утром 5 апреля сообщение турецкой газеты Haberturk о том, что генпрокуратура Анкары выдала ордера на аресты 14 отставных адмиралов по обвинению в попытке нарушения конституционного строя республики, наделало в России немало шума.

Перед тем как попасть в поле зрения генпрокуратуры Анкары, вышеуказанные офицеры стали подписантами опубликованного в воскресенье открытого письма, в котором 104 турецких экс-адмирала решительно осудили попытки властей своей страны вести дискуссию о возможном отказе Турции от конвенции Монтре, регулирующей статус проливов Босфор и Дарданеллы.

Турецкие проливы

Данному письму предшествовало сообщение о готовности Турции приступить к постройке дублирующего Босфор канала «Стамбул». Причем этот канал, по словам президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, не будет попадать под действие конвенции Монтре.

Более того, мировые СМИ растиражировали заявление председателя парламента Турции Мустафы Шентопа, согласно которому у Эрдогана технически имеется возможность вообще выйти из конвенции путем подписания президентского указа — даже без согласования оного указа с парламентом.

Поздно вечером 5 апреля президент Турции собрал своих министров на экстренное заседание для обсуждения ситуации с адмиральским «экспромтом» и конвенцией Монтре…

После таких новостей из Турции у многих в России появилось тревожное ощущение, что Анкара вот-вот пророет канал из Черного моря в Средиземное, проход судов по которому не будет регулироваться международными документами. А затем и вовсе обрушит весь блок международных договоренностей по режиму Черноморских проливов, отказавшись от конвенции Монтре.

Проще говоря, что «султан» Эрдоган окажется единственным хозяином Проливов — со всеми вытекающими негативными последствиями для России и ее Черноморского флота.

На самом деле поводов для столь алармистских выводов не существует. Разберемся в реальной подоплеке событий.

Турецкие проливы

Бизнес, прибыль, кумовство

27 марта турецкий министр окружающей среды Мурат Курум в своем Twitter сообщил, что правительство Турции одобрило реализацию так называемого Kanal Istanbul Project — проект постройки к западу от Стамбула альтернативного Босфору судоходного канала, который соединит Черное море с Мраморным.

Стоимость создания сооружения с длиной 45 километров приблизительно оценивается в 9-10 млрд долларов. Когда в апреле 2011 года тогда еще премьер-министр Эрдоган впервые озвучил идею постройки канала, в качестве срока завершения работ фигурировал 2023 год. Однако в связи с затянувшимся процессом утверждения проекта эта дата существенно сдвинется вправо.

Обратим внимание, что Черноморские проливы включают в себя зоны двух морских проливов — Босфора и Дарданелл, к которым иногда добавляется расположенная между ними акватория Мраморного моря. Навскидку общая протяженность Проливов составляет 190 километров. Канал «Стамбул» будет дублировать лишь один участок Проливов — Босфор. Речи о постройке какого-то «дубликата» Дарданелл не идет.

Основные причины активного лоббирования Эрдоганом Kanal Istanbul Project весьма просты.

Во-первых, его появление позволит разгрузить Босфор, работающий сейчас на пределе пропускных способностей. Напомним, что через этот пролив в 2020 году прошло в три раза больше судов и кораблей, чем через Суэцкий канал, и в четыре — чем через Панамский.

Турецкие проливы

Во-вторых, «Стамбул» даст возможность устранить проход судов и кораблей с потенциально опасными грузами (нефть, газ, взрывчатые вещества, боеприпасы и так далее) через самый крупный мегаполис Турции.

В-третьих, за проход через Босфор иностранные суда и корабли, согласно конвенции Монтре, не платят туркам ни копейки. А вот за проход по новому каналу иностранцам придется раскошелиться.

В-четвертых, строительство создаст в Турции много новых рабочих мест и привлечет в страну иностранные инвестиции.

В-пятых, постройка станет крупнейшим инфраструктурным проектом в Турции «эры» Эрдогана и самым положительным образом скажется на имидже действующего президента Турции.

В-шестых (но не в последних), весь этот проект неплохо обогатит самого Эрдогана и его клан, так как в реализации Kanal Istanbul Project примут участие компании, прямо или косвенно принадлежащие окружению «султана». Плюс к этому часть земель, на которых запланировано строительство, уже приобретена зятем Эрдогана Бератом Албайраком, а также Мозой бинт Насер аль Миснед — матерью эмира Катара, являющегося давним приятелем Эрдогана.

Словом, Kanal Istanbul Project — это в первую очередь про логистику, бизнес, прибыль и даже кумовство, а не про геополитику. Запирать Проливы на ключ Эрдоган совершенно не собирается. Следует понимать и то, что скатывание до состояния прямого конфликта с Россией — а перекрытие Черноморских проливов для российских судов и кораблей стало бы несомненным прологом к такому конфликту — не отвечает нынешним интересам Анкары.

Турецкие проливы

Конвенция Эрдогану не по зубам

«А как же конвенция Монтре?» — спросит читатель.

Действительно, еще в конце 2019 года, будучи уже президентом Турции, Эрдоган объявил, что положения конвенции, регулирующие режим прохода судов через Босфор, не будут распространяться на проектируемый канал.

«Мы рассматриваем канал «Стамбул» как альтернативу Босфору. У него нет никакой связи с Монтре. Канал будет работать как водная артерия Турции», — заявил тогда турецкий президент главам региональных отделений правящей Партии справедливости и развития.

Что тут скажешь? Не секрет, что Эрдоган в значительной мере опирается на турецких националистов, исламистов и радикалов. Этим объясняется множество его популистских заявлений о «вставании Турции с колен», укреплении ее независимости, а также стремлении к «возвращению былого величия» времен Османской империи. Очевидно, что эти же соображения: «Турция возвращает себе право самостоятельно распоряжаться проходом из Черного в Мраморное море!» — побудили Эрдогана акцентировать внимание общественности на том, что канал «Стамбул» под действие конвенции Монтре попадать не будет. К тому же, формально Эрдоган прав: никакого канала в конвенции не значится.

Зато там присутствуют Мраморное море и Дарданеллы, миновать которые ни одно плавсредство, следующее из Средиземного моря в Черное или наоборот, не может физически. То есть и после запуска канала «Стамбул» Черноморские проливы останутся зоной, где в соответствии с положениями конвенции будет действовать принцип права свободы прохода и мореплавания. Мало того, в соответствии с духом и буквой конвенции Анкара, даже вырыв канал «Стамбул», будет обязана сохранять Босфор открытым для судоходства.

Наконец, конвенция Монтре не только регулирует статус Проливов, но и вводит серьезные ограничения для прохода из Средиземного моря в Черное военных кораблей нечерноморских государств. Исполнение этого положения вообще никак не зависит от того, каким образом — через Босфор или канал «Стамбул» — условный ракетный эсминец США попадет в Черное море. То есть и здесь Kanal Istanbul Project никоим образом Монтре не «подрубит».

Кстати, конвенция Монтре 1936 года является своеобразной «священной коровой» международного права не только для иностранных государств, пользующихся транзитом через Черноморские проливы, но и для многих в самой Турции. Объясняется этот феномен тем, что конвенция не только формализовала режим Проливов, но и закрепила суверенитет Турции над Проливами, утраченный турецким государством по итогам Первой мировой.

Турецкие проливы

Иными словами, любой шаг Эрдогана в сторону от Монтре вызывает опасения не только за пределами Турции, но и в самой Анкаре. Та, разумеется, совсем не прочь «переиграть» режим Черноморских проливов полностью в свою пользу. Однако турки ни в коей мере не хотят рисковать утратой суверенитета над Босфором и Дарданеллами.

Этим обстоятельством пользуются в Турции политические оппоненты Эрдогана. Таковых особенно много среди армейско-флотской верхушки, традиционно тяготеющей к Западу и недовольной как ссорой «султана» с Вашингтоном и Брюсселем, так и его отказом от «традиционного курса Ататюрка» на построение светского государства. Как только Эрдоган дает повод заподозрить себя в желании отказаться от конвенции Монтре (пусть все и понимают, что это популистская игра президента), он тут же попадает под шквал критики экс-генералов и экс-адмиралов.

Почему именно отставников? Потому что действующие офицеры после провала попытки военного переворота 2016 года и последовавших репрессий предпочитают помалкивать. А вот выпертые массово пять лет назад в отставку за «неблагонадежность» турецкие генералы и адмиралы, снедаемые чувством личной обиды, молчать хронически не умеют. Очевидно, они считают, что в отставке им бояться нечего.

Какое-то время Эрдоган этих «крикунов» действительно не трогал. Однако появление того самого открытого письма 104 турецких экс-адмиралов все изменило. Ведь оно содержало не только обвинения президента Турции в легкомысленном отношении к конвенции Монтре (на такое бы Эрдоган плюнул и забыл), но и мнение о необходимости сохранения нынешней конституции Турции на фоне призывов «султана» к разработке нового основного закона.

Причем произошло это в тот момент, когда кризис в отношениях Анкары и Запада усиливается, курс турецкой лиры уходит в пикирование, коронавирус продолжает преподносить неприятные сюрпризы, в экономике страны день ото дня множатся проблемы, во многих крупных городах Турции оппозиция победила правящую партию, а президенту государства только-только удалось с колоссальным трудом протолкнуть через правительство крупнейший инфраструктурный проект канала.

Кто бы тут удержался? Вот и Эрдоган, в памяти которого до сих пор явно живы воспоминания о драматических событиях 2016 года, не сдержался. «Султан» дал генпрокуратуре Анкары команду «Фас!», после чего турецкие прокуроры мигом нашли в адмиральском письме признаки нарушения УК Турции. «Крикунам» вменили в вину сговор с целью подрыва конституционного порядка и безопасности государства. А далее начались аресты.

Это была показательная порка. Среди задержанных оказался даже Джем Гюрдениз — идеолог современной агрессивной политики Турции в Средиземноморье.

Турецкие проливы

Айран из Мраморного моря

Заметим, что критиков у проекта канала «Стамбул» и всего, что с ним связано, в Турции более чем хватает. Это и множество турецких экологов, и персонально мэр Стамбула Экрем Имамоглу, и более 80% жителей Стамбула. Но вот затрагивать в связи с этой критикой тему конституции решились лишь экс-адмиралы. Им и досталось на орехи.

Как видим, эпизод с репрессиями против адмиралов-отставников имеет весьма опосредованное отношение к проблематике какого-то изменения текущего status quo конвенции Монтре.

«А как же заявление председателя парламента Турции Мустафы Шентопа?» — напомнит нам читатель.

Предоставим ответить на этот вопрос самому Шентопу, который специально сделал соответствующее разъяснение для сотрудников СМИ.

«Говоря о выходе из международных соглашений, я лишь подчеркивал юридическую сторону вопроса. Технически это (подписание Эрдоганом указа о выходе из конвенции. — Прим. ФАН) возможно. Но говоря о логичности этого решения я привел яркий и запоминающийся пример: выйти из Монтре — это так же реалистично, как сделать айран из Мраморного моря. То есть это невозможно и за пределами вероятности», — объявил председатель парламента Турции.

Что у нас осталось? Таинственное заседание членов турецкого правительства вечером 5 апреля, которое во внеочередном порядке организовал Эрдоган? Да, на нем действительно обсуждалась конвенция Монтре. Но исключительно в связи с появлением того самого открытого письма 104 экс-адмиралов.

Общий вывод? Эрдоган может сколько угодно строить свой канал «Стамбул». На режиме Черноморских проливов и на статусе конвенции Монтре такие действия президента Турции никак не скажутся и каких-то новых угроз для России не создают.