Сегодня: 02 декабря 2020
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Энергетическое самоубийство: зачем Прибалтика бежит из БРЭЛЛ?

Энергетическое самоубийство: зачем Прибалтика бежит из БРЭЛЛ?

15.05.2017
Теги: Прибалтика, Латвия, Литва, Эстония, Энергетика, Экономика, Электричество, Цена, Аналитика, Россия, Запад, ЕС, СССР, Беларусь, Газ

Страны Прибалтики готовы разорвать энергетические связи с Россией.

Сколько бы мне ни говорили о том, что СССР как государство прекратил своё существование еще в 1991 году, экономический распад продолжается до сих пор. Латвия, Литва и Эстония приняли решение окончательно отключиться от энергосоединений с Россией и Белоруссией к 2025 году.

До недавнего времени три прибалтийских государства никак не могли договориться о том, как именно они будут покидать ненавистную «оккупационную» электросеть и с кем из стран «просвещенной Европы» им лучше соединять свои электросети.

Литва выступила за синхронизацию через Польшу, Эстония — через Финляндию. 8 мая 2017 года в Таллине состоялось заседание Балтийского совета министров, на котором обсуждались вопросы внешней политики, безопасности, энергетики и транспорта. Тогда премьер-министр Эстонии Юри Ратас заявил, что его страна поддерживает синхронизацию энергетических систем Прибалтики с Центральной Европой через Польшу в силу экономической целесообразности. В то же время есть альтернатива — это синхронизация с энергосистемой стран Северной Европы. Помимо этого, Ратас отметил, что синхронизация энергосистем Прибалтики должна быть высоконадежной и независимой.

Выход Прибалтики из энергокольца БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия, Литва) — политическое решение, сходятся во мнении многие эксперты. Оно затрагивает сразу ряд областей. Главное, что до конца невыясненными остаются многие важные вопросы. Например, сколько будет стоить электроэнергия для конечного потребителя после того, как Латвия, Литва и Эстония отключатся от «энергетического кольца»? Готова ли Прибалтика к этому в принципе? Сколько потребуется средств на переорганизацию сетей? И что будет со старыми соединениями? Хватит ли резервных мощностей для связей со странами Центральной Европы? Как Россия решит проблему с энергообеспечением Калининградской области, которая в случае выхода Прибалтики из БРЭЛЛ останется отрезана в энергетическом плане от РФ? На многие эти вопросы вразумительных или, по крайней мере, однозначных ответов нет.

Сколько будет стоить электроэнергия после выхода Прибалтики из БРЭЛЛ?

БРЭЛЛ — это соглашение между Белоруссией, Россией, Эстонией, Латвией и Литвой о параллельной работе энергетических систем этих стран. Подписано соглашение было в 2001 году. Энергосистемы обмениваются электроэнергией и поддерживают друг друга резервами в случае аварийных ситуаций. Однако несколько лет назад прибалтийские страны объявили о курсе на рассинхронизацию с электросетями России и СНГ и переход в европейскую систему ENTSO-E. Об этом сначала Вильнюс, а потом Таллин и Рига заявили на уровне правительств.

Что касается цены, то сегодня электроэнергия в прибалтийских странах далеко не самая дешевая. По итогам первого полугодия 2016 года цена за один киловатт-час для населения, например, в Латвии оказалась самой высокой и составила 12,2 рубля. Разница между Эстонией и Литвой не так велика: 9,6 рубля и 9,2 рубля за киловатт-час электричества соответственно. Для сравнения: в Белоруссии в этот же период цена за киловатт-час составила всего 3,6 рубля, а в России еще ниже — 2,9 рубля. Дело в том, что на производство электроэнергии в Прибалтике влияют большие экологические платежи, строгое регулирование квот на выбросы, а также ужесточения требований к станциям, которые работают на ископаемом топливе. Все это, безусловно, не остается для потребителей незамеченным.

Для реализации планов Прибалтики по выходу из БРЭЛЛ нужно время, в одночасье перестроить всю систему не получится. Ранее в интервью Sputnik Сергей Кондратьев, заместитель руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов, говорил, что у Евросоюза имеются планы по соединению и интеграции энергетических рынков, созданию энергокольца, которое охватывало бы систему Швеции, Финляндии, Польши, Германии и Прибалтики. Такой проект требуют колоссальных инвестиций. По примерным подсчётам, это более 500 млн евро. Необходимо будет менять всю топологию сети, поскольку сегодня большая часть системы настроена на поставку электроэнергии с востока на запад. По мнению эксперта, разница на оптовые закупки между тем, что предлагает российская сторона и Финляндия, Швеция, Норвегия, Восточная Дания, может составлять $10−12 за мегаватт-час.

Кто будет выделять средства на этот проект? Предположительно, часть покроет Еврокомиссия из инфраструктурных фондов. Однако основная финансовая нагрузка ляжет на конечных потребителей электроэнергии. Причем не все чиновники поддерживают такие идеи. Например, глава департамента энергетики министерства энергетики Польши Вальдемар Лагода отмечал, что, помимо того, что проект сложен по техническим причинам, на синхронизацию с континентальной Европой потребуются дополнительные инвестиции. Больше всего средств в этом плане уйдет на ЛЭП в Польшу, а «это большой вызов».


ЛЭП

В интервью ИА REGNUM доктор экономических наук, руководитель образовательного направления «Государственное и муниципальное управление» Северо-Западного института управления РАНХиГС Алексей Балашов сказал:

«Стоимость электроэнергии — это вопрос, по которому пока ясности нет. Но, учитывая интерес основного инициатора, а им все-таки является Литва, полагаю, что по крайней мере для части энергопотребителей на территории прибалтийских республик стоимость подключения, скорее всего, может оказаться дешевле. Речь пойдет про Эстонию и Литву. Почему? Об этом можно только догадываться из того, что они «проталкивают» этот проект. Скорее всего, они рассчитывают договориться о каких-то специальных преференциях европейской энергосистемы, потому что экономических обоснований я здесь не вижу. Более того, такой информации в открытом доступе нет».

Существует и другая точка зрения. По мнению генерального директора Фонда энергетического развития Андрея Листовского, потребители в Латвии, Литве и Эстонии на себе не почувствуют изменений в цене, «поскольку они самодостаточны, а потребление у них не очень сильно растет». Но сами технологические взаимодействия будут происходить по-другому.

С другой стороны, все рассуждения о экономической целесообразности тех или иных аспектов проблемы выхода Прибалтики из БРЭЛЛ будут всегда натыкаться на неопределенность последствий принятия каких-либо решений, пояснил в интервью ИА REGNUM заведующий кафедрой электроэнергетики и электромеханики Санкт-Петербургского Горного университета, профессор Вадим Шпенст. Он напомнил, что, например, для Литвы это не первая попытка отключиться от БРЭЛЛ. Еще в 2013 году операторами энергосистем прибалтийских стран было подписано соглашение о формировании общего рынка, согласно которому преимущество в поставках электроэнергии отдавалось странам ЕС, а третьи страны обязывались торговать напрямую с североевропейской биржей NPS. Тогда Вильнюс, несмотря на незавершенную интеграцию в единую европейскую энергетическую систему, поспешил отказаться от прямых закупок более дешевой российской электроэнергии и начал закупать электроэнергию в неликвидном литовском сегменте Североевропейской биржи NordPool NPS (спрос значительно превышал предложение). В конечном счете скачки цены на электроэнергию доходили до 60%. В итоге премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс был вынужден признать ошибочность электроэнергетической политики в отношении России, а профильные структуры обязал «исправить ситуацию и вернуть обратно установленные квоты на импорт из России».

Между тем перетоки электроэнергии в энергокольце выгодны всем его участникам с экономической точки зрения. То есть если в какой-то момент Литва видит, что стоимость выработки электроэнергии у нее выше, в чем в соседней Латвии, то она начинает импортировать более дешевую электроэнергию из Латвии. Либо там резко выросла выработка электроэнергии на ГРЭС, потому что начался паводок — появился переизбыток дешевой электроэнергии, отметил заведующий кафедрой электроэнергетики и электромеханики.

«Другой пример: ночью в Белоруссии имеется избыток электроэнергии, а у Литвы есть гидроаккумулирующая электростанция (ГАЭС), которая может забирать эти излишки. ГАЭС может накапливать избыточную энергию, вырабатываемую на белорусских станциях ночью при низком спросе, а потом выдавать ее потребителям в часы пиковой нагрузки на энергосистему. ГАЭС закачивает воду в водохранилища при низком спросе и сбрасывает ее при высоком спросе. Подобные взаимовыгодные перетоки внутри кольца идут постоянно. При этом Литва на самом деле самое слабое звено: она импортирует целых 70% электроэнергии. Так, по данным ИЭФ (Институт экономики и финансов — прим.ред.), в 2014 году Литва потребила 10,72 млрд кВт⋅ч, при этом сама выработала только 4,05 млрд кВт⋅ч. Для энергосистемы Литвы сильным ударом стало закрытие по требованию ЕС построенной в советское время Игналинской АЭС. У Латвии ситуация намного лучше, она импортирует только треть электроэнергии (2,32 млрд кВт⋅ч при потреблении 7,37 млрд кВт⋅ч). Латвия сезонно профицитна-дефицитна. Весной во время паводков она обычно обеспечивает себя полностью электроэнергией, а в оставшееся время закупает. Эстония в принципе является энергопрофицитной за счет своей ГРЭС и занимается экспортом электроэнергии в Латвию, Финляндию и даже Россию. Кроме того, у Литвы и Латвии имеются большие тепловые генерирующие мощности на ТЭС, однако они не загружают их на полную мощность, так как выработка электроэнергии на них дороже, и выгодней покупать ее в России, например. Все ТЭС в Прибалтике работают на газе, а это дорогой товар для Европы»,— объяснил Шпенст.

Российский анклав в блокаде

В то же время, как отмечает Андрей Листовский, для российской стороны выход Прибалтики из БРЭЛЛ незамеченным не пройдет, хотя сам потребитель, скорее всего, никаких изменений в цене на электроэнергию и не заметит.

«До 2025 году изолированная территория — Калининград — должна серьезно подготовиться, потому что перетоки будут невозможны с Россией. Придется либо синхронизироваться с европейскими сетями, либо работать в изолированном режиме, что с точки зрения техники крайне небезопасно, должны быть резервные мощности. Эти мероприятия будут реализовываться, резервные мощности будут прорабатываться. Регулятор будет пытаться заключить соглашение либо с Польшей, либо с прибалтийскими государствами для того, что было с кем резервироваться, и чтобы можно было поддержать аварийный переток. На потребителях напрямую это не скажется, но нагрузка финансовая, скорее всего, ляжет на основную европейскую зону России. Эти мероприятия будут не бесплатны», — пояснил в интервью ИА REGNUM гендиректор Фонда энергоразвития.

Энергообеспечение Калининграда в условиях выхода Прибалтики из БРЭЛЛ — большая сложная тема, которой не раз касалось ИА REGNUM. Напомним лишь, что два года назад президент РФ Владимир Путин принял решение о том, что необходимо обеспечить надежное энергоснабжение Калининградской области в различных режимах работы. В марте 2016 года был разработан сценарий развития газовых ТЭС в городе Советске (160 МВт), в пригороде Калининграда, поселке Пригольском (440 МВт) и в городе Гусеве на 160 МВт, а также угольной ТЭС «Приморская» под городом Светлым в качестве резервной. Еще запланировано строительство 250 километров высоковольтных ЛЭП, соединяющих новые электростанции с существующей сетью, полностью модернизирующих сеть на востоке области, между подстанциями в Советске и Черняховске.

В целом для того, чтобы Россия могла покинуть БРЭЛЛ в случае необходимости, задуман и реализуется ряд мероприятий. В частности, построят новую подстанцию и линии для подключения к ЕЭС России двух поселков на Куршской косе. Сейчас они получают электроэнергию из Литвы.

«Здесь главный вопрос времени, почему заявления Литвы идут достаточно резкие и технически, экономически никак не подкрепленные. Проект строительства четырех местных ТЭС на территории Калининградской области запланирован к реализации к концу 2018 года. Литва же заявляет, что они уже в 2017 году готовы подключиться к европейской энергосистеме. Соответственно, создать проблемы энергетической блокады для нескольких миллионов потребителей на территории Калининградской области. Вопрос времени: что произойдет быстрее. Подозреваю, что все-таки скорее случится переход Литвы не европейскую энергосистему. В этом случае некоторое время, видимо, мы будем наблюдать на территории Калининградского анклава ситуацию, частично похожую на то, что происходит на территории российского Крыма, то есть это определенные перебои с энергоснабжением, которые имели место быть 1,5−2 года назад в Крыму. Потом это все будет восстановлено», — выражает свое мнение Балашов.

И все же насчет ситуации с Калининградской областью после выхода Прибалтики из БРЭЛЛ эксперты тоже сходятся не во всем. Так, по словам Вадима Шпенста, если Эстония, Латвия и Литва все же отключатся от энергокольца, то Калининград действительно станет энергетическим островом, но катастрофы не произойдет. Особенно в контексте того, что, как было заявлено министром энергетики Александром Новаком, строительство новых электростанций будет ускорено. Уже сегодня Калининградская область сама обеспечивает себя электроэнергией благодаря ТЭЦ-2, а проблема небольшого дефицита решаема. В этом смысле в Крыму ситуация тяжелее, так как он экспортировал более 80% электроэнергии с Украины. Калининградская область, в свою очередь, на 90% обеспечивает себя электроэнергией.

За счет газовых ТЭС спрос на голубое топливо в регионе вырастет. Следовательно, будут необходимы дополнительные инвестиции в инфраструктуру. «Газпром» тогда должен будет построить завод по сжижению и регазификации природного газа и подземное хранилище с увеличенной мощностью до 2,7 млрд кубометров в год. Со своей стороны, «Янтарьэнерго» обновит уже имеющиеся подстанции и электросети, проложит новые кабельные линии, на что потребуется 10 млрд рублей. В целом весь этот проект в 2016 году оценили в 100 млрд рублей.

«Если Прибалтика выйдет из БРЭЛЛ раньше того, как будет построена вся необходимая инфраструктура для автономии Калининграда, то ничего страшного опять же не произойдет. Если в пиковые периоды будет не хватать электроэнергии, то можно закупить или перебросить из других регионов мобильные ТЭС. Они сейчас, например, страхуют потребителей в Крыму. Но это временный вариант. Вместе с тем время подготовиться к выходу Прибалтики из российской энергосистемы у России пока есть», — считает Вадим Шпенст.

Кроме того, правительство России вернулось к идее возобновления строительства Балтийской АЭС в Калининградской области. Во время поездки в Калининградскую область 14 апреля министр энергетики России Александр Новак высказался за возобновление строительства атомной станции в Калининградской области.

 «Реально только АЭС сможет обеспечить регион дешёвой энергией, а в перспективе и наладить экспорт электроэнергии в Польшу. Необходимо помнить, что поставки дополнительного газа и угля в Калининград возможны только через территорию Литвы, а, следовательно, при строительстве дополнительных ТЭЦ область не перестает быть заложником своего анклавного положения. Также необходимо учитывать, что технология доставки, хранения и сжижения и разжижения газа не является дешёвой. И если говорить о дальнейшем экономическом развитии области, то без источника дешёвой электроэнергии это будет невозможно», — считает заместитель главного редактора ИА REGNUM Игорь Павловский.

Силы хватит?

Важно понимать, хватит ли Прибалтике мощностей для связок с зарубежными странами. Объем потребления электроэнергии в Латвии, Литве и Эстонии не очень большой. Раньше в этом регионе работала Игналинская АЭС, которая выдавала свою мощность в три прибалтийских государства. Поэтому с точки зрения мощности самой передачи проблем не будет. Со связками с зарубежными странами сложнее. Возможно, прибалты будут монтировать новые дополнительные линии или переключатели.


Игналинская АЭС

Как считает профессор Вадим Шпенст, мощности на все энергетические связки должно хватить. Хотя в этой ситуации возможны различные варианты. Например, имеется немало вопросов относительно отделения энергосистем прибалтийских стран от РФ, так как под ударом оказывается Северо-Запад страны, а следом и центральные территории. Дело в том, что тогда между ними остаются только две линии электропередачи (750 кВ и 330 кВ), которые периодически нужно выводить на ремонт.

Проблема в том, что до 40% пропускной способности между энергетическими системами Центра и Северо-Запада России обеспечивается сетями прибалтийских стран. Шпенст поясняет, что, согласно данным Федеральной сетевой компании (ФСК), из-за разрыва энергокольца могут снизиться стратегические позиции ТЭК России в европейском регионе, также сократится экспорт электроэнергии, далее уменьшится выработка энергии на российских станциях. После того как летом 2016 года президент Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев поручили создать проект строительства ЛЭП, которые бы замещали БРЭЛЛ, было сделано «технико-экономическое обоснование строительства высоковольтных линий 750 кВ Ленинградская — Белозерская», которая предполагает компенсацию отделения энергосистем Прибалтики от Единой энергетической системы России. Этот проект предполагает строительство и реконструкцию сетей в Ленинградской, Псковской, Смоленской и Вологодской областях. На все это потребуется около 50 млрд рублей.

Что будет со старыми электросоединениями?

Другой вопрос, что будет со старыми электросоединениями между Литвой — Белоруссией и Литвой — Россией, Эстонией — Россией. По мнению Балашова, стратегически они все-таки деградируют, так как трафик энергомощности через эти соединения будет постепенно снижаться, хотя одномоментный демонтаж маловероятен.

«Мне кажется, в составе экономических властей прибалтийских стран есть прагматичные люди, которые понимают, что, во-первых, технически невозможно пересоединиться мгновенно. Во-вторых, нет смысла демонтировать то, что еще функционирует, что можно использовать в хозяйственных целях»,— считает доктор экономических наук.

Сегодня Прибалтику соединяет с Россией и Белоруссией десять высоковольтных линий напряжением 330 кВ, ряд линий на 110 кВ, а также линия на 750 кВ, которая ранее связывала Игналинскую АЭС с магистральной сетью, объединяющей атомные станции европейской части российской единой энергосистемы, говорит Шпенст. Суммарная пропускная способность сечений Прибалтика — Россия и Прибалтика — Белоруссия превышает 3000 МВ. Это довольно высокие показатели, будущее которых при выходе Латвии, Литвы и Эстонии из БРЭЛЛ вызывает вопросы.


А. Г. Лукашенко на стройке Белорусской АЭС

«Надеяться нужно на то, что экономическая целесообразность прибалтийских государств возобладает над политическими амбициями. Но в свою очередь государство должно предусмотреть возможные варианты развития и перепрофилирования этих линий. Конечно, в отношении этих активов риски очень высокие. Однако, следует иметь в виду, что износ этих линий также достаточно высок и с годами расходы на поддержание эффективного функционирования данных линий будут расти»,— считает эксперт.

По его словам, есть и вышеупомянутый альтернативный вариант: модернизировать существующие линии электропередач на границах с соседними регионами. То есть если в настоящее время Калининград связан в Литвой линиями переменного тока, то потом может быть построена вставка постоянного тока. Для европейского региона это вполне распространенная практика.

Например, Россия поставляет в Финляндию от 8 до 10 млрд киловатт⋅часов электроэнергии, но при этом финская энергосистема с российской не синхронизирована. Такой вариант поставок позволит Калининграду импортировать электроэнергию из Литвы даже, когда эта прибалтийская страна будет рассинхронизована с калининградской энергосистемой и работать на другой частоте.

«Вообще, по моему мнению, огромные убытки России и Белоруссии из-за демонтажа имеющихся соединений возникнуть не могут, так как даже после изменения режима торговля электроэнергией сможет идти, но Прибалтика больше не будет соединена сетями высокого напряжения с государствами системы БРЭЛЛ»,— заключил заведующий кафедрой электроэнергетики и электромеханики Санкт-Петербургского Горного университета, профессор Вадим Шпенст.

Цена энергосвободы от России

«Энергетическая независимость от России», которая декларируется прибалтийскими политиками, имеет мало общего с экономикой и с заботой о гражданах этих стран. Два ярких эпизода в этой борьбе «за независимость» с закрытием Игналинской АЭС и с покупкой сжиженного газа в Норвегии показывают, что у политической элиты Прибалтики забота о благосостоянии граждан стоит на одном из самых последних мест. Несмотря на все декларации.

В 2015 году Литва подключилась к энергосистеме Швеции и Польши. Это крупный проект «энергомостов» — электрокабель NordBalt из Швеции и электроэнергетическая смычка LitPol Link с Польшей NordBablt. Проект был официально одобрен Литвой и Швецией в 2013 году. На него потратили около 500 млн евро, из которых более 250 млн евро приходятся на подводную часть кабеля. 175 млн евро выделила Еврокомиссия. Позднее для завершения проекта потребовались еще деньги: помощь по частям просили у западных стран. Так и собрали еще 58 млн евро. В конце 2015 года первые мосты с Евросоюзом были запущены.

1 февраля 2016 года по энергетической смычке между электросетями Литвы и Швеции NordBalt начала поступать электроэнергия. В тестовом режиме. В энергокомпании Litgrid сообщили, что по новому морскому кабелю должно «перетекать» до 700 мегаватт, чего хватит для удовлетворения потребностей почти всей страны в электроэнергии в теплый летний день. СМИ писали, что цены на электричество в Литве и Латвии на энергетическом рынке NordPool начали снижаться, выравниваясь с ценами в Эстонии и Финляндии. Политики возгордились.

Однако такой эффект может оказаться не вечным, а радость прибалтийских политиков преждевременна. Все дело в том, что на Североевропейской электроэнергетической бирже могут вырасти цены на электроэнергию: из-за недостаточного количества снега, воды скандинавские ГЭС снижают производство. По словам гендиректора Enefit Яниса Бетхера, нехватка воды и снега может поднять окончательную цену на электроэнергию на 3−5%. Это небольшой показатель, но из этого примера видно, что стоимость электроэнергии в Прибалтике может повышаться и после выхода из БРЭЛЛ под давлением других факторов.

А, согласно данным Eurostat, стоимость электричества для латвийского потребителя за 2016 год выросла на 26,8%. Это произошло из-за либерализации рынка и отпущенных «в свободное плавание» цен.

И все же первый «самый важный шаг на пути к синхронизации» с ЕС и разрыву с российской сетью БРЭЛЛ Прибалтика уже сделала. В январе 2017 года литовский оператор LitGrid сообщал, что Эстония, Латвия и Литва в скором времени попробуют в тестовом режиме выйти из БРЭЛЛ. Так, в начале года было начато изучение подготовки к попытке работать изолированно.

Прибалтика выйдет из БРЭЛЛ, несмотря на все экономические доводы, призывы к разуму и апелляции к интересам экономики и потребителей. Нам необходимо принять, что эта часть бывшего Советского Союза для нас отрезана, и повлиять на желание политиков Прибалтики «самоубиться назло России» мы не в состоянии. Распад СССР, который начался в 1990 году, экономически до сих пор еще не закончен. И чем раньше российское правительство озаботится проблемой энергетической безопасности Калининграда и пограничных областей, тем менее болезненно для нас пройдет окончательный «развод» с Прибалтикой. Своё будущее в виде нищей прифронтовой территории они выбрали сами. И не надо им в этом мешать.

Анастасия Полозкова
ИА REGNUM