Сегодня: 18 ноября 2019
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Интервью официального представителя правительства Кипра Никоса Христодулидиса

Интервью официального представителя правительства Кипра Никоса Христодулидиса

04.03.2017
Теги: Кипр, Политика, Интервью, Кипрский вопрос, Россия, Санкции, Экономика, Турция

Россия помогает найти решение кипрской проблемы, приемлемое для всех, и Никосия приветствует позицию Москвы по созыву международной конференции по Кипру и считает это достижимым, заявил официальный представитель правительства Кипра Никос Христодулидис. О ситуации на переговорах по кипрскому урегулированию, об отношениях России и Кипра, санкциях ЕС и антироссийских публикациях рассказал Никос Христодулидис.

— Переговоры по кипрскому урегулированию вновь оказались в центре внимания после того, как были сорваны. Когда они могут быть возобновлены? Когда вернутся за стол переговоров турко-киприотская и турецкая стороны?

- Переговоры могут начаться и завтра. И мы считаем, что этот процесс принес результаты на сегодня, важные результаты. Когда идет процесс по решению кипрской проблемы, прежде всего нужна серьезность. Понятно, что есть и разногласия, и сближение. Но кипрская проблема будет решаться за столом переговоров. Поэтому мы ждем, что турецкая сторона вернется за стол переговоров и ждем обсуждения по существу, поскольку, к сожалению, последний период времени не было обсуждения по существу с турецкой стороны.

— Решение кипрской проблемы означает, что Турция должна вывести войска с оккупированных территорий, понятно, что не сразу, но на первой фазе большую часть, а затем в соответствии с графиком. Есть ли перспективы, что это произойдет?

— Принципиально важно, что впервые с 1974 года (когда турецкие войска вторглись на Кипр и остров был разделен по национальному признаку — ред.) обсуждается это, то есть отмена турецких гарантий и вывод турецкой армии. Одна из причин, почему мы хотим решить кипрскую проблему, — это чтобы турецкая армия ушла с Кипра, и это тема, которая должна обсуждаться за столом переговоров. Мы начали это обсуждение 12 января в Женеве, и мы должны продолжить так, чтобы прийти к результату, и турецкие войска должны покинуть Кипр.

— Россия предлагала провести международную конференцию с участием пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. Кипр поддерживает это предложение или нет?

- Естественно, мы поддерживаем это предложение. И президент Кипра Никос Анастасиадис провел телефонный разговор с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, который очень хорошо знает кипрскую проблему, и сказал, что мы хотим, чтобы постоянные члены СБ участвовали в международной конференции, поскольку мы считаем, что постоянные члены СБ должны сыграть роль в решении кипрской проблемы, и особенно в том, что касается реализации решения. Важная составляющая часть решения — как его реализовать. Мы должны найти решение, но и видеть, как его реализовать. Народ справедливо хочет знать, как его реализовать. В реализации решений СБ ООН его пять постоянных членов должны сыграть свою роль.

Мы приветствуем позицию Москвы, которая хочет созыва международной конференции по Кипру, и мы считаем, что это достижимо.

— Перед совещанием с участием стран-гарантов, которое прошло в Женеве 12 января, были публикации в кипрской печати, что Никосия приглашала и пять стран-членов СБ ООН. Это так?

— Мы призывали и хотели, чтобы постоянные члены СБ ООН были там. К сожалению, не было реакции турецкой стороны и не было участия. Мы хотели, чтобы они участвовали. Ясно, что на том совещании по кипрской проблеме, которое будет близко к ее решению, должны быть постоянные члены СБ ООН.

— Вы не считаете, что пять постоянных членов СБ ООН могут помочь с решением как гаранты?

— Они могут гарантировать реализацию решений. Они не должны давать военных гарантий. Мы не хотим, чтобы ушла турецкая армия и пришла другая армия. Мы не хотим чьих-либо армий на Кипре. Мы хотим гарантий выполнения решений, их может дать СБ ООН.

— Когда может состояться конференция?

— Конференция по Кипру началась 12 января в Женеве. Важно продолжить ее, и когда мы будем близки к решению, нужно участие постоянных членов СБ ООН. Вы знаете, что решение должно быть подтверждено СБ ООН. Мы хотим резолюции СБ. Это еще одна причина, по которой постоянные члены должны быть на конференции.

— Раньше СБ ООН принял ряд резолюций по Кипру, которые являются основой для переговоров по решению кипрской проблемы. Они выполняются?

— Есть решения ООН, которые, к сожалению, не выполняются. Особенно решения, например, о выводе турецких войск. Что касается решения кипрской проблемы, формы решения — важно, что переговоры ведутся на основе этих резолюций и решений ООН, и Генассамблеи, и СБ ООН.

— Когда возможно возобновить переговоры?

— Завтра. Мы готовы и завтра возобновить переговоры. Вопрос в турецкой общине. Мы считаем, что если мы реально хотим решения, то надо сесть за стол переговоров. Кипрская проблема не решается путем публичных заявлений.

—  Как вы оцениваете отношения России и Кипра?

— Между Россией и Кипром исключительные связи. Президент Кипра дважды посещал Москву, министр Лавров был на Кипре по случаю 55-летия установления дипломатических отношений между Кипром и Россией. Мы видим помощь России в кипрском урегулировании как члена СБ ООН, и мы одновременно работаем над укреплением наших двусторонних связей с Российской Федерацией.

Важно, и я хочу это отметить, что российский министр иностранных дел знает кипрскую проблему — он работал постоянным представителем России в ООН в Нью-Йорке и знает очень хорошо. И мы особенно ценим то, что президент Владимир Путин привлекает его к кипрскому урегулированию.

— Что касается европейских санкций, какова позиция Кипра?

— Мы считаем, что санкции не принесли ожидаемого результата. Россия — стратегический партнер Европейского союза, и мы должны работать вместе, что найти решение существующих проблем в наших связях. Очень важно уважать международное право, принципы и ценности ЕС, и мы считаем, что только в диалоге можем найти решение. Президент Кипра постоянно говорил, и говорил публично, что санкции не принесли ожидаемого результата. Но, как и в кипрской проблеме, если мы не будем обсуждать, мы не решим проблемы. Россия — стратегический партнер ЕС, мы должны сесть, и если есть различия, найти решения, которые нас устроят.

— Когда будет обсуждаться вопрос продления санкций, какова будет позиция Кипра? Или, как я понимаю, вы проголосуете в соответствии с общей линией ЕС?

— Мы страна-член Европейского союза. Когда ты являешься членом союза, выполняешь решения, которые принимает организация. Но в то же время наша собственная линия, как я сказал, такая, которую изложил президент Кипра в Европейской союзе: мы должны сесть и говорить с Российской Федерацией. Санкции не приносят ожидаемых результатов, они не помогают найти решения. Ни ЕС, ни Россия не хотят не иметь тесных связей.

—  Но Евросоюз не может проводить и политику, которую ему дали три-четыре страны.

— Нет, не может. Мы должны быть вместе. Это важно.

— Как идет сотрудничество с Россией в сфере туризма? Проблемы с визами есть?

— Туризм из России на Кипр является очень важным для нас, особенно после кризиса 2013 года на Кипре. У нас и раньше, и в 2014 году, было значительное количество туристов из России. Мы делаем все возможное, чтобы не было проблемы с визами. Мы открыли консульства во многих российских городах, чтобы решать проблему. Наша политика по этому вопросу постоянно оценивается в министерстве иностранных дел, чтобы знать, как решать возможные проблемы и получить еще больше туристов из России.

— В 2016 году я не слышал про трудности с выдачей виз.

— Их не было. Мы открыли консульства, процесс выдачи идет быстро, поскольку, как я сказал, это очень важно для нас.

— Президент Кипра Никос Анастасиадис приглашал российские компании участвовать в исследовании и эксплуатации месторождений газа?

— Президент Кипра и министр энергетики приглашали все страны, в том числе и Россию, к заявлению интереса к участкам в исключительной экономической зоне Кипра.

— Российские компании не участвовали в конкурсе?

— Нет. Мы надеемся, что в будущем при лицензировании будет интерес и России.

— Когда Кипр может начать эксплуатацию месторождений? Имеет это отношение к кипрскому урегулированию?

— Нет никакого отношения к кипрской проблеме. Наше энергетическое планирование идет обычным путем, оно не зависит от обсуждения кипрской проблемы. И мы предпринимаем все необходимые действия для того, чтобы оценить наши природные ресурсы как можно скорее. Это зависит от ряда факторов, которые прямо с нами не связаны. Это дело компаний, но мы делаем все, чтобы это произошло как можно быстрее.

— Как развивается сотрудничество наших стран в банковской сфере?

— У нас во всех сферах — и в банковской, и в судебной, и в образовании — был подписан ряд соглашений во время визита президента в Москву. Соглашения подписали Никос Анастасиадис и Владимир Путин. Цель наша здесь, на Кипре, вместе с посольством России выполнять все подписанные соглашения, которые укрепляют наши отношения.

— Я хотел бы вновь вернуться к вопросу санкции. Глава МИД России Сергей Лавров сказал, что и Россия, со своей стороны, не отменит ответные санкции, касающиеся поставок сельскохозяйственной продукции, если Евросоюз не будет выполнять минские соглашения. ЕС оказывает какое-либо давление на украинскую сторону для выполнения соглашений?

— Позиция ЕС ясная: надо выполнять минские соглашения. То, что согласовано в Минске, должно быть выполнено всеми. Если не выполняется то, что согласовано, тогда начинается подозрительность, тогда начинаются проблемы, и с ними надо бороться. Позиция ЕС четкая: выполнение минских соглашений.

— И Киевом?

— Всеми. Все должны выполнять минские соглашения.

— Но вы не вводите санкций против Киева?

— Тема обсуждается, за ней наблюдают в ЕС. Но не забывайте, что я вам сказал раньше: санкции не решают проблемы. Санкции, наоборот, создают ситуацию, которая затрудняет диалог. Только через диалог можно найти решения проблем. Это так же, как в решении кипрской проблемы.

— В европейском издании газеты Politico, затем в New York Times были публикации о позиции России в кипрском урегулировании, что якобы она препятствует ему. Насколько мне известно, в ходе совещания в Женеве вы давали комментарий Politico по этому вопросу, но он не был опубликован.

- Мы на Кипре видели эти публикации и в Politico, и в New York Times, и еще у кого-то, если не ошибаюсь, в Bloomberg.

Наша позиция, и это заявил президент Анастасиадис: Россия не только не ставит препятствий решению кипрской проблемы, но и посредством своей позиции помогает найти результат, который будет приемлем для кипрского народа, и я имею в виду и греков-киприотов, и турок-киприотов. Важно, чтобы решение кипрской проблемы было найдено киприотами. Потому что это мы должны будем выполнять найденное решение.

Я повторяю: Россия, Москва не препятствует решению кипрской проблемы. Эти публикации не соответствуют действительности.

Что касается моего комментария, я не помню, давал ли я (в Женеве — ред.) комментарий, но затем я сделал публичное заявление, что Россия не мешает кипрскому урегулированию, но я не видел, чтобы его опубликовал Politico.

Геннадий Мельник
РИА Новости