Сегодня: 23 сентября 2020
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
Как война внутри «государства в государстве» привела к режиму Трампа. Часть I

Как война внутри «государства в государстве» привела к режиму Трампа. Часть I

21.02.2017
Теги: США, Экономика, Аналитика, Политика, Трамп, Армия, Министры, Нацизм

Системный кризис в глобальной закулисной системе способствовал жёсткой радикализации фракции «государства в государстве».

Президент Дональд Трамп не ведёт войну с истеблишментом. Он ведёт войну, чтобы защитить истеблишмент от самого себя и от всех нас.

На первый взгляд, это не очевидно. После вступления Трампа в должность, одним из первых его действий было наложение вето на Транстихоокеанское партнёрство, неоднозначное соглашение о свободной торговле, которое, по обоснованному замечанию критиков, приведёт к потере рабочих мест в США и наделит транснациональные корпорации огромным влиянием на национально ориентированные государственные политики в сфере здравоохранения, образования и других сферах.

Далее Трамп планирует похоронить Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнёрство (TTIP) между ЕС и США, которое смягчило бы основные государственные нормы, регулирующие деятельность транснациональных корпораций в сфере продовольственной безопасности, охраны окружающей среды и банковских операций; а также пересмотреть условия соглашения NAFTA, потенциально усиливая напряжённость в отношениях с Канадой.

Трамп, по-видимому, находится в конфликте с основной массой американского разведывательного сообщества и активно стремится реструктурировать правительство, чтобы минимизировать влияние системы сдержек и противовесов и тем самым укрепить свою исполнительную власть.

Его главный стратег в Белом доме, Стив Бэннон, реструктурировал Совет национальной безопасности, обеспечив себе и главе администрации Трампа Ричарду «Райнс» Прибусу постоянные места в узком комитете СНБ, тем самым открывая возможность для политизации наивысшего правительственного органа национальной безопасности со стороны Белого дома.

При Трампе, из Белого дома был уволен почти весь аппарат Государственного департамента, а Департамент национальной безопасности подвергся проверке на лояльность его указом о запрете на въезд в страну жителей мусульманских стран.

Так что, собственно, происходит? Один из подходов к формированию представления о поведении Трампа предлагает Джордан Гринхолл – восстание консерваторов («Красная религия») против либерального («Синяя церковь»1) глобалистского истеблишмента («государства в государстве»). Гринхолл, по сути, предполагает, что Трамп возглавляет националистическую хунту, находящуюся в оппозиции к корпоративной неолиберальной глобализации, используя новую тактику «коллективного разума», с помощью которой он хочет перехитрить и перегнать своих либеральных противников в истеблишменте.

Но такое представление видится, в лучшем случае, фрагментарным.

На самом деле, Трамп ознаменовал начало нечто намного более опасного:

Режим Трампа не работает за пределами «государства в государстве», а мобилизует элементы его структуры с целью укрепления и доминирования для реализации новой миссии.

Режим Трампа действует не для свержения истеблишмента, а для его консолидации на фоне воспринимаемого истеблишментом кризиса транснациональной закулисной системы.

Режим Трампа является не восстанием консерваторов против либерального истеблишмента, а актом формирования идеологии, согласно которой нынешний кризис возник из-за борьбы консерваторов с либералами, реализуемым особо радикальной белой националистической фракцией глобальной элиты.

Этот акт напрямую вытекает из глобального системного кризиса, но на самом деле является недальновидной и непродуманной реакцией истеблишмента вследствие поверхностного взгляда на симптомы этого кризиса. К сожалению, те, кто надеется противостоять реакции Трампа, также не способны понять системную динамику этого кризиса.

Всё это станет ясным только тогда, когда мы взглянем на общую картину. Это означает следующее: мы должны чуть внимательнее присмотреться к фигурам в администрации Трампа, более широким социальным и институциональным сетям, которые они представляют, и какие последствия имеют их связи с правительством; мы должны придать этому факту контекст на основе двух факторов: нарастание глобального системного кризиса и идеологические парадигмы понимания этого кризиса режимом Трампа (как для внутреннего, так и для массового потребления); мы должны связать полученную ситуацию с её воздействием на транснациональную закулисную систему и с американским «государством в государстве»; наконец, мы должны проанализировать, какое влияние эта ситуация окажет на стратегию, которая, вероятно, будет развёрнута режимом Трампа для достижения своих чётко выраженных целей.

Это исследование поможет сформировать приземлённое видение ситуации для тех, кто способен разработать содержательную стратегию реагирования с учётом всей системной сложности нашего «трамповского момента».

Итак, для диагностики нашего «трамповского момента», мы должны, прежде всего, увидеть, кто его возглавляет. Начнём со взгляда в разрезе на некоторых из самых известных кандидатов и назначенцев Трампа.

1. Режим Трампа

Финансовые акулы

Если все назначенцы Трампа будут утверждены, то его администрация станет одним из самых бизнес-ориентированных и дружественных к корпорациям правительств в американской истории.

Пятеро из 15 человек, выдвинутых Трампом в качестве членов Кабинета министров, совершенно не имеют опыта в государственном секторе – вся их карьера строилась в корпоративном секторе. «В Кабинете будет служить больше деловых людей без опыта работы в государственном секторе, чем когда бы то ни было», приходит к выводу исследовательский центр Pew Research.

Бетси Девос назначена на пост министра образования. Она замужем за миллиардером Ричардом Девосом, основателем группы компаний Amway.

Эндрю Паздер назначен на пост министра труда (снял свою кандидатуру 15.02.2017 – прим. перев.). Он является миллиардером, главой сети быстрого питания CKE Restaurants.

Кандитатом Трампа на пост министра экономики является ветеран Уолл-стрит Уилбур Росс. Росс – финансист-миллиардер, который инвестирует в покупку и продажу компаний в проблемных отраслях. Он разбогател, работая руководителем фонда в Rothschild Group.

Стивен Мнучин, министр финансов от Трампа, является бывшим партнёром глобального инвестиционного банка Goldman Sachs, руководителем хедж-фонда и, до его назначения, членом правления финансового холдинга из списка Fortune 500, CIT Group. Он также является членом тайного общества Йельского университета «Череп и кости».

Винсент Виола назначен Трампом на должность министра армии (отказался от должности 03.02.2017 – прим. перев.). Он миллиардер, бывший председатель Нью-Йоркской товарной биржи (NYMEX), а также нынешний председатель Virtu Financial, фирмы по оказанию услуг высокочастотного трейдинга.

Линда МакМахон – кандидат Трампа на должность главы Администрации малого бизнеса. Она является одним из основателей и бывшим директором Международной федерации рестлинга (WWE), которая в настоящее время оценивается в размере около 1 500 000 000 $, и замужем за промоутером WWE, миллиардером Винсентом МакМахоном.

Гэри Кон является главным экономическим советником Трампа и директором Национального экономического совета Белого дома. Он просто покинул свой прежний пост президента и исполнительного директора Goldman Sachs ради работы.

Энтони Скарамуччи служил старшим советником Трампа в исполнительном комитете переходной команды президента. До этого он был основателем и соуправляющим партнёром глобальной инвестиционной фирмы SkyBridge Capital. Как и Стив Бэннон, он начинал свою карьеру в Goldman Sachs.

Уолтер «Джей» Клейтон является кандидатом Трампа на пост руководителя Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), главного надзорного органа финансовой индустрии. Тем не менее, Клейтон является юристом Уолл-Стрит, который работал по таким сделкам для крупных банков, как приобретение Barclays Capital активов Lehman Brothers, продажа Bear Stearns банку JP Morgan Chase, а также капитальные вложения Казначейства США в Goldman Sachs. В том же качестве он провёл кампанию по уменьшению ограничений на деятельность иностранных публичных компаний, и искал случаи небрежного исполнения Закона США о коррупции за рубежом. Его жена, Гретхен Батлер, работает в Goldman Sachs консультантом по управлению частным капиталом.

Первоклассная команда финансовых акул Трампа явно не собирается действовать в интересах американских рабочих. Вместо этого они будут делать то, что знают лучше всего: использовать мощный потенциал американской государственной машины, чтобы снять как можно больше нормативных ограничений на глобальную финансовую деятельность банков, а также наделить американские банки и корпорации особыми привилегиями.

Энергоклоуны

Администрация Трампа не просто куплена Уолл-стрит. Она куплена нефтегазовой и угольной промышленностью.

Рекс Тиллерсон, госсекретарь от Трампа, является бывшим председателем и главой гигантского нефтегазового конгломерата ExxonMobil. ExxonMobil – крупнейшая в мире нефтяная компания, поэтому её интересы де-факто являются приоритетными в углеводородной промышленности. Тиллерсон имеет тесные деловые связи с президентом России Владимиром Путиным, а ранее возглавлял совместное американо-российское нефтяное предприятие Эксон Нефтегаз Лимитед.

Тиллерсон является другом Игоря Сечина, который возглавляет группу контрразведки Кремля, известную как «силовики». При Тиллерсоне ExxonMobil также имела близкие связи с Саудовской Аравией, Катаром и Объединёнными Арабскими Эмиратами. В любом случае, Трамп щедро вознаградил Тиллерсона за оказанные услуги - 91% из 1 800 000 $ пожертвований федеральным кандидатам от Комитета политических действий (PAC) ExxonMobil при Тиллерсоне для этого избирательного цикла, ушли республиканцам.

Хорошо известно, что ExxonMobil финансировала климатический скептицизм на десятки миллионов долларов. Однако менее известно, что в 1970-е годы собственное научное исследование компании ExxonMobil полностью подтвердило реальность изменения климата. Тем не менее, руководители компании приняли корыстное бизнес-решение замалчивать эти выводы и в дальнейшем финансировать усилия по дискредитации климатологии.

Рик Перри, бывший губернатор штата Техас, является министром энергетики от Трампа. Перри – член совета директоров Energy Transfer Partners LP и Sunoco Logistics Partners LP, которые совместно разработали проект Dakota Access Pipeline. Генеральный директор Energy Transfer Partners, Келси Уоррен, пожертвовал 5 000 000 $ на мощную поддержку Перри со стороны PAC. В целом, две его кампании по выборам президента собрали более 2 600 000 $ от нефтяной и газовой промышленности.

Скотт Прюитт, бывший генеральный прокурор в штате Оклахома, является новым главой Агентства по охране окружающей среды (EPA). Прюитт имеет опыт инициирования федеральных судебных процессов с целью ослабления и отмены не только тех правил EPA, которые касаются выбросов углекислого газа, но и всех основных экологических правил, касающихся загрязнения воздуха и воды. The New York Times сообщает, что он и другие прокуроры-республиканцы заключили «беспрецедентный скрытный альянс» с нефтяной промышленностью.

Конгрессмен Райан Зинке является кандидатом Трампа на пост министра внутренних дел. Во время слушаний Сената для его утверждения, он отказался признать достоверность научного консенсуса, что человеческий фактор является главной причиной изменения климата. Раньше Зинке поддерживал меры по использованию экологически чистой энергетики, но в мае 2016 года он внёс законопроект, устанавливающий временной срок моратория Обамы на сдачу в аренду федеральных участков для добычи угля. Он регулярно голосовал против мер по охране окружающей среды, поддерживая эксплуатацию ископаемого топлива, стремясь минимизировать участие общества и государства в управлении государственными землями, а также выступал против мер защиты исчезающих видов.

Философия Зинке формулируется очень просто: «бури́, детка, бури́». Вот почему он взял более 300 000 $ из кампанейских взносов от нефтяных и газовых компаний, которые хотят ускорить процесс бурения государственных недр.

Майк Катандзаро является кандидатом Трампа на пост специального помощника по вопросам энергетики и окружающей среды. Он также лоббирует программу климатического скептицизма для нефтяной и газовой промышленности, работая на Koch Industries, Газовый альянс Америки (ANGA), Halliburton, Noble Energy, Hess Corporation, и многие другие компании. В начале своей карьеры, он был заместителем политического директора президентской кампании Буша-Чейни 2004 года.

Энергоклоуны хотят любой ценой сжечь всю нефть, газ и уголь, какую только смогут – и они готовы устранять любые средства защиты окружающей среды, которые стоят на их пути.

Спецбригада

Было бы ошибкой считать, что конфликты Трампа с разведывательным сообществом США означают его конфронтацию с военно-промышленным комплексом. Напротив, его назначенцы и советники в сфере обороны встроены в весь ВПК. Министр образования от Трампа, Бетси Девос, является сестрой Эрика Принса, скандально известного основателя опальной частной охранной фирмы Blackwater, теперь известной под названием Academi, который был уволен за убийство 17 мирных иракцев.

Источник в переходной команде Трампа подтверждает, что Эрик Принс давал консультации команде Трампа по вопросам разведки и безопасности. Принс теперь управляет другой охранной фирмой, Frontier Services Group. Он поддерживает предложение Трампа вооруженным силам США захватить нефть Ирака и рекомендует ускорить развёртывание частных оборонных подрядчиков в странах Ближнего Востока и Северной Африки, таких, как Ливия, с целью подавления беженцев.

Генерал Джеймс Мэттис («Бешеный пёс») является министром обороны от Трампа. До своей отставки в связи с его назначением на политический пост, он был членом совета директоров компании General Dynamics, пятого по величине частного оборонного подрядчика в мире. Мэттис также входит в состав правления компании Theranos, биотехнологической компании, известной своей сомнительной технологией автоматизированного анализа крови из пальца.

Генерал-лейтенант Майк Флинн был советником по национальной безопасности Трампа до своей отставки 13 февраля из-за его связей с Россией. Он является бывшим главой Разведывательного управления министерства обороны Пентагона (DIA) при Обаме, и на протяжении многих лет был инсайдером службы военной разведки и спецназа. Ранее он занимал пост директора разведки Объединённого командования специальных операций; директора разведки Центрального командования вооруженных сил США; командующего Объединённым командованием разведки, наблюдения и рекогносцировки; председателя правления военной разведки и заместителя директора национальной разведки. Флинн также руководит Flynn Intel Group, консалтинговой фирмой в сфере частной разведки.

В соавторстве с Майклом Ледином, Флинн только что закончил написание книги «The Field of Fight: How We Can Win the Global War Against Radical Islam and its Allies» (Поле боя: Как мы можем выиграть глобальную войну против радикального ислама и его союзников). Ледин является ведущим консультантом неоконсерваторов по обороне и бывшим назначенцем администрации Рейгана, который был вовлечён в скандальное дело Иран-контрас в качестве консультанта тогдашнего советника по национальной безопасности США, Роберта Макфарлейна. Будучи ныне обладателем гранта (Freedom Scholar) от Фонда защиты демократии (FDD), он являлся убеждённым сторонником вторжения в Ирак в 2003 году (он был непосредственно связан с подделками урана, якобы купленного Ираком в Нигере, в попытках сфабриковать оружие массового поражения, чтобы оправдать войну) и выступал за военное вмешательство в Сирию, Иран, а также за их пределы. Агрессивное видение внешней политики Ледина оказывало глубокое влияние на формирование внешнеполитической стратегии администрации Буша.

Примечательно то, насколько низко опускается Ледин в оправдании своей политической философии. В своей книге 2000 года «Tocqueville on American Character» (Влияние Токвиля на американский характер), он утверждает, что в некоторых ситуациях «для достижения самых благородных целей, лидер может быть вынужден пойти на сделку со злом» (стр. 90). Он даже утверждает, что это одобряется христианским Богом: «Поскольку оборона страны является высшим благом, то это одна из тех экстремальных ситуаций, в которых совершение лидером зла оправдано» (стр. 117).

Руководствуясь таким мышлением, он одобрил идею превращения Ближнего Востока в большой котёл. В 2002 году, в поддержку вторжения в Ирак он писал следующее: «Можно только надеяться, что мы превратим регион в котёл – и побыстрее, пожалуйста. Если когда-либо существовал регион, который сполна заслужил быть превращённым в котёл, то это – сегодняшний Ближний Восток».

Генерал Джон Ф. Келли – секретарь национальной безопасности от Трампа. Он является отставным генералом Корпуса морской пехоты США, который ранее служил при Обаме в качестве командующего Южным командованием США, отвечающим за проведение американских военных операций в странах Центральной Америки, Южной Америки и Карибского бассейна. До этого Келли был командующим Многонациональных сил Запада в Ираке, а также командующим резервом военно-морских сил и Северными военно-морскими силами. Кроме того, Келли является заместителем председателя в Spectrum Group, фирме, лоббирующей интересы оборонных подрядчиков, а также входит в совет директоров двух других частных подрядчиков Пентагона, Michael Baker International и Sallyport Global.

Джеймс Вулси, бывший директор ЦРУ и тяжеловес среди неоконсерваторов – бывший вице-президент подрядчика Агентства национальной безопасности Соединённых Штатов (Booz Allen Hamilton) и один из боссов Майкла Ледина в Фонде защиты демократии – был ранним сторонником Трампа, и являлся старшим советником Трампа в его переходной команде. Он развеял все сомнения по поводу планов Трампа о реорганизации разведывательного сообщества.

Генерал-лейтенант Джозеф Кит Келлог является начальником штаба и исполнительным секретарём Совета национальной безопасности Белого дома от Трампа – однако заменил Флинна в качестве исполняющего обязанности советника по нацбезопасности. Келлог был высшим должностным лицом в сфере информационных технологий для американских военных во время вторжения администрации Буша в Ирак в 2003 году.

Он продолжил свою карьеру, чтобы стать главным операционным директором Временной коалиционной администрации в Багдаде, механизма американской оккупации Ирака, с ноября 2003 года по март 2004 года – широко известный период повышенной коррумпированности и некомпетентности.

Между тем, Келлог вошёл в состав совета директоров IT-подрядчика американского правительства, GTSI Corp, куда он вернулся в качестве независимого директора после его пребывания в Ираке с 2004 по 2013 год, когда фирма изменила своё название на «UNICOM Government Inc.» в попытке дистанцироваться от прежних разоблачений её неправомерных действий.

Келлог позже вошёл в экспертный совет оборонного подрядчика США, компании Raytheon Trusted Computer Solutions Inc., и экспертный совет по стратегическому планированию компании RedXDefence, американского военного подрядчика, частично принадлежащего Регине Дуган, бывшему директору Управления перспективных исследовательских проектов Пентагона (DARPA).

В 2012 году журнал Wired раскрыл афёру RedXDefense по созданию абсолютно негодной технологии обнаружения бомб в рамках многомиллионного контракта DARPA в течение срока пребывания Дуган. Несмотря на свои недостатки, технология широко раскупалась американскими военными и многочисленными союзническими вооруженными силами во всём мире.

Майк Помпео – это вишенка на торте. Будучи назначенным Трампом в качестве директора ЦРУ, этот конгрессмен-республиканец не имеет явного опыта, имеющего отношение к работе национального разведывательного управления, за исключением, возможно одного факта: как пишет Джейн Майер в своей книге «Dark Money: The Hidden History of the Billionaires Behind the Rise of the Radical Right» (Тёмные деньги: Неизвестная история о том, как миллиардеры стояли за подъёмом ультраправых) (Doubleday, 2015), Помпео «настолько тесно переплетён с климатическими скептицистами братьями Кох, что его знали как «конгрессмена от Коха».

Братья Кох, которые сделали своё состояние, инвестируя в ископаемое топливо, теперь имеют прямой доступ к главному агентству национальной разведки США. Вот это и называется «хунта».

Ку-клукс-клан

Радикальный белый национализм является ещё одной фундаментальной чертой, определяющей режим Трампа.

Стив Бэннон был основателем и исполнительным председателем новостного ресурса Breitbart News, «платформы для альтернативных правых», по словам самого Бэннона. Брейтбарт широко известен своей публикацией «расистских, сексистских, ксенофобских и антисемитских материалов». Бэннон также является плодовитым продюсером – он участвовал в создании целого ряда ксенофобских фильмов и снял несколько собственных.

Однако до обретения статуса медиа-магната, Бэннон на короткое время исполнял обязанности директора эксперимента «Биосфера-2», попытки создания самодостаточной «закрытой системы», среды для выживания небольшой группы людей, в период с 1993 по 1995 г. В то время Бэннон, судя по всему, разделял и решительно поддерживал озабоченность учёных, занятых в «Биосфере-2», опасностью изменения климата, обусловленной, по его собственным словам, «воздействием парниковых газов на людей, растения и животных». Позже он совершил разворот в стиле Exxon, о чём свидетельствует безудержное противостояние идее Брейтбарта о том, что сжигание ископаемого топлива человеческой цивилизацией усиливает изменение климата.

В 2007 году Бэннон подготовил предложение о создании нового документального фильма «Destroying the Great Satan: The Rise of Islamic Fascism in America» (Уничтожая Великого Сатану: Рост исламского фашизма [так в оригинале] в Америке»), в котором различные СМИ, организация «Университеты и левые», «Американская еврейская община», Американский союз защиты гражданских свобод (ACLU), ЦРУ, ФБР, Государственный департамент и Белый дом обвинялись в реализации тайной миссии по созданию «Исламской республики в Соединённых Штатах».

Бэннон консультировался по этому предложению со Стивеном Эмерсоном из Следственного проекта по борьбе с терроризмом. В 2015 году тогдашний премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон назвал Эмерсона «полным идиотом» за ложное утверждение на Fox News, что Великобритания полна «запретных зон» для мусульман (например, как весь город Бирмингем), и что Лондон доведён до ярости служащими мусульманской религиозной полиции, избивавшими и ранившими людей, которые отказывались одеваться в соответствии с мусульманским дресс-кодом.

Список лиц, у которых Бэннон взял интервью для предлагаемого фильма, напоминает Who is Who (серия биографических энциклопедий известных личностей по различным странам – прим. перев.) из ультраправого фанатизма. Среди наиболее известных имён – Валид Фарес, который был советником Трампа в его команде национальной безопасности во время президентской кампании, и Роберт Спенсер. Оба имеют связь с Центром политики безопасности (CSP), находящимся в Вашингтоне, мозговым центром крайне правых, управляемым бывшим сотрудником министерства обороны Рейгана Фрэнком Гаффни, где регулярно появляются в качестве гостей радио-подкаста CSP «Secure Freedom» (Защита свободы), ведущим которого является Гаффни. Фарес также является старшим научным сотрудником Фонда защиты демократии.

Центр политики безопасности Фрэнка Гаффни заказал заведомо некорректный опрос общественного мнения, который был процитирован Трампом, чтобы оправдать свой «запрет для мусульман» во время его первого провозглашения в конце 2015 года. Так что это явно неслучайно, что Келлиэнн Конуэй, социолог, проводившая некорректный опрос, сейчас является советником Президента.

Таким образом, Гаффни имеет значительное идеологическое влияние на режим Трампа. Он выступал, по меньшей мере, 34 раза в радиопрограмме Бэннона на Breitbart. Его работа также цитировалась в выступлениях Майкла Флинна, советника Трампа по национальной безопасности.

Вызывает обеспокоенность, что Гаффни имеет настораживающие связи с полномасштабными неонацистскими группировками по всей Европе, такими как Датская народная партия (ДНП) и Фламандский интерес (VB) в Бельгии.

Вместе с тем, он имеет тесные связи с военно-промышленным комплексом США. В 2013 году налоговые отчеты CSP показали, что CSP получал финансирование от шести крупнейших американских аэрокосмических и оборонных подрядчиков, а именно Boeing (25000 $); General Dynamics (15000 $); Lockheed Martin (15000 $); Northrup Grumman (5000 $); Raytheon (20000 $); и General Electric (5000 $). CSP имеет особенно близкие отношения с Boeing, вторым по величине оборонным подрядчиком в мире, который по-прежнему оказывает группе Гаффни «общую поддержку».

Майкл Райли, который является директором по анализу федерального бюджета и программ Boeing с 2010 года, ранее был операционным вице-президентом у Гаффни в CSP.

Эти внутригрупповые связи с частным оборонным сектором США являются главной причиной, по которой все 22 должностных лица / советника CSP, возглавляемого Гаффни, в конечном итоге, были назначены в администрацию Джорджа Буша.

Сенатор Джефф Сешнс является генеральным прокурором Трампа. CSP Гаффни присудил Сешнсу ежегодную награду «Хранитель пламени» в 2015 году. Ранее Сешнс выражал симпатии к Ку-клукс-клану. Он тесно связан с ультраправыми антииммигрантскими организациями, основанными Джоном Тантоном, движущей силой белых националистических движений Америки. В 1993 году Тантон заявил: «...для сохранения европейско-американского общества и культуры требуется европейско-американское большинство, твёрдо осознающее эту необходимость». Тем не менее, новый генеральный прокурор Трампа известен за частое цитирование положений групп Тантона, присутствие на их пресс-конференциях, и даже получил от них признание и кампанейские взносы.

Вскрыть связи с Джоном Тантоном – всё равно, что разворошить змеиное гнездо. Келлиэнн Конуэй, советник Трампа, также связана с Тантоном. Её центр изучения общественного мнения ранее работал по контракту в Федерации американской иммиграционной реформы (FAIR), антииммиграционной платформе Тантона.

Многие другие должностные лица в команде Трампа, среди которых Лу БарлеттаКрис Кобах и Джули Кирхнер, имеют прямые организационные связи с FAIR Тантона.

Но это связывает высокопоставленных чиновников Трампа с мрачной историей неонацистской агитации в США. На раннем этапе развития FAIR и до 2002 года, Тантон получал крупные денежные суммы на свои антииммигрантские платформы от фонда Pioneer, пронацистской организации, выделявшей гранты на финансирование евгеники – дискредитированной «науки» о «расовой гигиене». Согласно исследованию журнала Albany Law Review, фонд Pioneer имел прямые связи с нацистскими учёными, а его директора-учредители симпатизировали нацистам. Один из них даже ездил в Германию в 1935 году для участия в нацистской конференции по народонаселению.

Стивен Миллер является старшим советником Трампа по политическим вопросам. Ранее он работал в качестве директора по коммуникациям у Джеффа Сешнса в офисе своего сенатора и отточил стратегию победы над двухпартийным законопроектом об иммиграционной реформе в 2013 году. Во время учёбы в университете, он работал в тесном сотрудничестве с неонацистским лидером Ричардом Спенсером, который ввёл термин «альтернативные правые» в качестве нового способа возглавить движение за идентичность белой расы.

Миллер отрицает, что работал в тесном сотрудничестве со Спенсером, когда они вместе учились в университете в качестве членов консервативного союза университета Дьюка. По словам Спенсера, Миллер помогал ему со сбором средств и продвижением внеучебных дебатов по иммиграционной политике в 2007 году. В этом мероприятии участвовал Питер Бримелоу, который является хозяином белого националистического сайта, регулярно публикующего статьи неонацистов. Отношения Миллера и Спенсера в тот период подтверждаются электронной перепиской между Спенсером и Бримелоу.

Возможно, стоит отметить, что неонацистские симпатии Тантона были порождены якобы экологическими проблемами. В недавней статье он признаётся: «мой первоначальный интерес к свёртыванию иммиграции был мотивирован давней заботой об окружающей среде».

С 1971 по 1975 год, Тантон был председателем Национального комитета по народонаселению одной из старейших экологических организаций Америки, Sierra Club. Согласно его теории, иммиграция вызывает неустойчивый рост населения, которое затем истощает ресурсы и наносит вред окружающей среде. Экологический кризис, с точки зрения Тантона, является демографической проблемой, в частности, проблемой перенаселения. Частичным решением этой проблемы является активизация борьбы с иммиграцией – и это, по иронии, происходит в нации, основанной иммигрантами.

Эта коварная прото-нацистская идеология теперь, судя по всему, оказывает движущее воздействие на Белый дом посредством идеологических суррогатов Тантона, многие из которых имеют отношение к Гаффни и его приспешникам в режиме Трампа.

Шайка гуру

Объединяющая идеология, которая придаёт согласованность этим пересекающимся сетям влияния, исходит от разных личностей, среди которых, в частности, выделяются следующие.

Майкл Антон – малоизвестная, но мощная фигура в администрации Трампа, ныне старший директор стратегических коммуникаций в Совете национальной безопасности Белого дома. Он начал свою карьеру в качестве спичрайтера и пресс-секретаря мэра Нью-Йорка Руди Джулиани, а после прихода Буша в Белый дом в 2001 году работал в качестве помощника по коммуникациям для Совета национальной безопасности. Он продолжил свою карьеру, чтобы стать спичрайтером медиа-магната Руперта Мёрдока в News Corp, а затем перешёл в финансовый сектор, сначала в качестве директора по коммуникациям для Citigroup, а затем в качестве управляющего директора инвестиционной компании BlackRock.

Антон играет важную роль в попытке задобрить и убедить консерваторов, через различные анонимные публикации в консервативных изданиях и через свои теневые связи, в необходимости голосования за Трампа, чтобы предотвратить кризис снижения влияния консерваторов на фоне эпических неудач либерализма.

Руперт Мёрдок имеет прямой доступ к Белому дому Трампа через Майкла Антона, но эта личная инициатива стоила владельцу News Corp. немало нервных клеток. Мёрдок и его жена Джерри Холл были приглашены Трампом на ужин на его поле для гольфа в Шотландии в июне 2016 г. Позже Мёрдок был замечен в посещении Трамп-тауэр в ноябре 2016 года. Мёрдок настроен оказывать существенное влияние на Трампа, который, как сообщается, попросил владельца Fox News рекомендовать его главных предпочтительных кандидатов на председательские должности Федеральной комиссии по коммуникациям.

Связь с Мёрдоком имеет другие тревожные последствия. С 2010 года Мёрдок является членом совета директоров, имеющим долю в американской энергетической компании Genie Oil & Gas. Он объединился с лордом Джейкобом Ротшильдом, председателем Rothschild Investment Trust (RIT Capital Partners), чтобы купить 5,5% акций корпорации, стоившей на тот момент 11 000 000 $.

Мёрдок и Ротшильд также входят в экспертный совет Genie по стратегическому планированию. Компанию им составляют: Ларри Саммерс, бывший директор Национального экономического совета президента Обамы; бывший старший советник Трампа Джеймс ВулсиДик Чейни, бывший вице-президент при Джордже Буше; и Билл Ричардсон, бывший министр энергетики при Клинтоне и губернатор штата Нью-Мексико.

Genie Oil & Gas имеет две основные дочерние компании. Одна из них, Afek Oil & Gas, работает в Израиле, и в настоящее время ведёт бурение на Голанских высотах, которые согласно международному праву, признаны сирийской территорией. Голанские высоты были захвачены Израилем у Сирии в 1967 году, и в одностороннем порядке аннексированы в 1981 году путём распространения израильского законодательства на их территорию. Другая дочерняя компания Genie, American Shale Oil, является совместным проектом с известной французской Total SA, и осуществляет свою деятельность в формации Грин-Ривер в штате Колорадо.

На своём веб-сайте компания поместила экстренное заявление, обосновывающее её упор на использование нетрадиционных ресурсов нефти и газа:

«Пик мировой добычи нефти представляет огромный вызов США и всему миру. Должны быть предприняты агрессивные действия, чтобы избежать беспрецедентных экономических, социальных и политических издержек».

Это многое говорит о кризисе восприятия тех, кто оказывает влияние на режим Трампа.

Администрация Трампа была пополнена личностью с особенно обширными связями в американском «государстве в государстве»: Генри Киссинджером.

С декабря 2016 года, Киссинджер, скандально известный бывший госсекретарь, подвергавшийся обоснованным обвинениям в соучастии в военных преступлениях покойным Кристофером Хитченсом (выполнявшим прямые консультативные функции в администрации Буша и администрации Обамы), стал неофициальным гуру внешней политики Трампа. Киссинджер был тайным консультантом по национальной безопасности президента Буша, а при Обаме непосредственно занимал место в структуре командования Совета национальной безопасности США.

Теперь он, судя по всему, принимает непосредственное участие в развитии внешней политики Трампа по отношению к Китаю и России. Его фирма, Kissinger Associates, уже в течение нескольких лет играет ключевую роль в облегчении получения доступа многочисленным американским корпорациям к прибыльным китайским инвестициям.

Своеобразный бренд Трампа, состоящий из случайных, спонтанных, беспорядочных политических заявлений, вероятно, расположил его к Киссинджеру, который утверждал, что «непредсказуемость» является отличительной чертой величайших государственных деятелей. Такие лидеры действуют за пределами тактики «предвидения катастроф», предлагаемой известными специалистами, рекомендующими проявлять осторожность, и предаются «вечному созиданию за счёт постоянного переопределения целей». Крупнейшие государственные деятели способны одновременно «поддерживать совершенство порядка» и «иметь мужество созерцать хаос», где они могут «находить материал для свежего творения».

Важнейшая роль Киссинджера в разработке стратегии Трампа в восточном направлении была выявлена немецким таблоидом Bild, в распоряжении которого оказался документ из переходной команды Трампа. Этот документ подтвердил роль Киссинджера в качестве главного вдохновителя, привлечённого для выработки способов восстановить отношения с Россией. План Киссинджера будет включать в себя снятие экономических санкций со стороны США, таким образом, прокладывая путь к потенциально прибыльному партнёрству между американскими и российскими нефтяными и газовыми компаниями, а также признанию Крыма как части России.

Совет Киссинджера касательно политики Китая, однако, ещё до конца не известен. В своей заметке в South China Morning Post, Пепе Эскобар утверждает, что Киссинджер ожидает от Трампа одновременного развёртывания политики «баланса сил» и политики «разделяй и властвуй». Такое развёртывание будет состоять из выманивания России из союза со своим стратегическим партнёром Китаем, постоянного удерживания Китая в состоянии повышенной мобилизации и преследования Исламского государства с изматыванием Ирана».

«Неофициальная» консультативная роль Киссинджера в режиме Трампа имеет вес за счёт прямого влияния одного из его давних прислужников.

К.Т. Макфарлэнд, которая должна была работать у Майкла Флинна в качестве заместителя советника по национальной безопасности Трампа, была помощником Генри Киссинджера в администрации Никсона в Совете национальной безопасности с 1970 по 1976 г. В этом качестве она играла ведущую роль при работе над пресловутым меморандумом Киссинджера 1974 года, первоначально классифицированным как National Security Study Memorandum 200 (NSSM200). Документ гласил, что рост населения в бедных странах является главной угрозой безопасности США за рубежом и другим американским интересам, особенно в части доступа к «минеральным запасам».

Сделать Америку яростной снова

По всей вероятности, есть такие темы, которые объединяют различные группировки, составляющие режим Трампа. Среди этих тем – опыт работы в кризисы и признание кризисных процессов. Например, Рекс Тиллерсон и Стив Бэннон в своё время работали в среде, подтверждающей реальность планетарного экологического кризиса.

Лоббисты энергетических интересов, связанные с Мёрдоком, уверены в неизбежности социально-экономического и политического кризиса из-за пика нефти.

Большинство членов команды Трампа видят свою задачу в спасении углеводородной промышленности от внешних по отношению к ней кризисов, а теперь они все якобы склонны отрицать серьёзность воздействия своей промышленности на окружающую среду.

Просто все они беспокоятся о прибыли своих дружков с Уолл-стрит.

Многие из единомышленников в команде Трампа имеют связи с Джоном Тантоном, чьи прото-нацистские взгляды коренятся в евгеническом убеждении, что экологический кризис обусловлен слишком большим количеством небелых людей.

А теперь команда национальной безопасности Трампа опирается на параллельные взгляды старой команды Киссинджера эпохи Никсона касательно угрозы (со стороны перенаселённых бедных стран) подрыва доступа США к мировым продовольственным, энергетическим и сырьевым ресурсам – и возможным решением они видят превращение стран, имеющих стратегический интерес, в котёл.

Эти типы восприятия кризиса, однако, не базируются на системном прозрении, а преломляются сквозь узкую призму корыстной власти. Кризисы актуальны лишь в той степени, в которой они представляют угрозу интересам истеблишмента. Но самое главное – последующие их представления о том, как реагировать на эти кризисы, в конечном итоге, преломляются сквозь призму идеологической парадигмы консервативно-либеральной полярности.

(Продолжение следует)

Нафиз Ахмед
Aftershock