Сегодня: 24 ноября 2020
Russian English Greek Latvian French German Chinese (Simplified) Arabic Hebrew

Все, что вам будет интересно знать о Кипре на нашем сайте Cyplive.com
самый информативный ресурс о Кипре в рунете
The Strategist: Евросоюз вопиюще не подготовлен к победе Марин Ле Пен

The Strategist: Евросоюз вопиюще не подготовлен к победе Марин Ле Пен

26.04.2017
Теги: Марин Ле Пен, Франция, Президент, Выборы, Политика, ЕС, Аналитика

В очередной раз, как и в случае с голосованиями по Brexit и выборами в США, лидеры ЕС уповают на данные опросы общественного мнения и надеются на поражение Марин Ле Пен, вместо того чтобы готовиться к худшему.

После неожиданных победы сторонников выхода Великобритании из ЕС и избрания республиканца Дональда Трампа президентом США можно было бы предположить, что лидеры стран-членов ЕС подготовили планы на случай победы крайне правого кандидата на пост главы Елисейского дворца Марин Ле Пен. Такое предположение, тем не менее, окажется ошибочным, пишет Марк Леонард в статье для The Strategist.

Автор отмечает, что сама мысль о победе Ле Пен столь ужасающая, что многие не смеют даже осмыслить подобный, угрожающей будущему ЕС сценарий, не говоря уже о том, чтобы подготовиться к нему. Но именно ввиду степени угрозы, которую представляет собой Ле Пен, ЕС и должен подготовиться к возможности ее победы, какой бы маловероятной она ни казалось.

Нет никаких сомнений, что будучи президентом Франции, Марин Ле Пен может нанести серьёзный ущерб европейскому проекту. Так, она позиционирует себя как антитезу канцлеру ФРГ Ангеле Меркель, пообещав выйти из соглашения о Шенгене и из еврозоны. В том же, что касается самого ЕС, она пообещала пойти по стопам Соединенного Королевства — добиться через переговоры новых условий для её страны, затем созвав референдум по вопросу нового соглашения. Если ЕС отвергнет реформы, которых требует Ле Пен, она будет выступать за Frexit — выход Франции из ЕС.

Однако есть значительные различия между Brexit и Frexit, поскольку британские евроскептики представляют свою страну как глобального торгового партнера, тогда как Ле Пен стремится ввести протекционистские меры. Вместо открытости, Ле Пен, которая мнит себя голисткой, выступает за углубление отношения с «великими державами», такими как Россия и США, фокусируясь на защите традиционных христианских ценностей и борьбе с терроризмом в контексте многополярного мира.

Для поддержания этих целей Ле Пен планирует повысить затраты страны на оборону до 3% ВВП — цель в рамках НАТО составляет 2%, — при этом давая понять избирателям, что никакая часть этих расходов не пойдет на поддержание миссий стабилизации в Африке. В этом смысле победа Ле Пен будет означать разрыв не только с основным курсом ЕС, но и со стратегическим курсом Парижа, которым он следовал в последние несколько десятилетий.

Без сомнения, опросы общественного мнения по-прежнему отдают первенство независимому кандидату Эммануэлю Макрону во втором туре выборов, однако многие опасаются, что сторонники бывшего министра экономики не проявят такого же воодушевления на выборах, как сторонники Ле Пен.

В действительности за последние несколько месяцев поддержка Ле Пен оставалась постоянной, несмотря на волну скандалов и недоверия, захлестнувших французскую политику. Этот «идеальный политический шторм» уже привел к тому, что двухпартийная система Франции распалась на четыре партии, по сути, выдавив обычных фаворитов из гонки, и Ле Пен вышла из него по большей части «без царапины».

За ростом популярности Ле Пен стоит не только новый образ «Национального фронта», но и политическая обстановка в стране. Она успешна избежала попадания в «гетто крайне правых», последовав стратегии, сформулированной ее союзником Флорианом Филиппо. С помощью неё удалось увеличить привлекательность «Национального фронта» для ключевых групп страны, которые прежде избегали его, прежде всего среди общественных служащих, женщин и католиков.

Продвигая свой план, Филиппо проводил линию, согласно которой «Национальный фронт» является «ни правым, ни левым». Он также стал работать на создание фундамента для возглавляемого Ле Пен правительства. С этой целью строит новую политическую элиту, которая будет работать в правительстве «Национального фронта» и преодолевать сопротивление повестки дня партии со стороны «глубокого государства». Он также изучил, что президент может и не может делать, в том числе созывать референдум без санкции парламента.

И в сравнении с Ле Пен и её командой лидеры ЕС кажутся вопиюще неподготовленными. Без сомнения, при наличии столь большого числа неизвестных, они не могут делиться с общественностью всеми планами. Действительно, на этом этапе любые заявления могут оказаться контрпродуктивными. Но это не означает, что лидеры ЕС должны исключительно предупреждать о том, что победа Ле Пен станет знамением конца блока, и на этом остановиться.

Вместо этого, лидеры ЕС должны рассмотреть, до какой степени они могут работь в условиях прихода к власти Ле Пен. Так, даже если она сядет в кресло главы Елисейского дворца, ей будет сложно получить большинство в парламенте. Это означает ситуацию, которую в стране красноречиво называют сосуществованием с враждебным парламентом и премьер-министром. Смогут ли лидеры других стран ЕС сформировать неформальную коалицию с такими элементами французского правительства?

Лидеры европейского блока также должны начать думать о том, как они отреагируют на требование Ле Пен заключить новые условия о членстве в ЕС и до какой степени они должны быть готовы противостоять ее попыткам отстранить Францию от остального ЕС. Стоит ли Европейской комиссии разработать собственные планы относительно выхода Франции из еврозоны и Шенгена?

Есть смысл и в том, чтобы лидерам ЕС поспособствовать выходу Франции из блока, чтобы Ле Пен не предприняла попытку демонтировать блок изнутри, в частности, объединившись с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном. Такой сценарий, без сомнения, необходимо рассмотреть.

Преуменьшением стало бы утверждение, что это сложные вопросы, однако в том и цель: выявить их сложность, чтобы продемонстрировать все дестабилизирующую силу победы Ле Пен. С точки зрения ЕС, враждебный к блоку президент во Франции — стране, которая дала миру одного из основателей европейского блока Жана Монне — станет более ощутимым ударом по союзу, чем Brexit.

Если и были извлечены какие-нибудь уроки annus horribilis — ужасного года, — которым был 2016 год, так это то, что опросы могут ошибаться. И вместо того чтобы прятать голову в песок и надеяться, что на этот раз данные опросы подтвердятся, ЕС должен подготовиться даже к самому худшему сценарию. Подобные планы могут никогда не потребоваться, однако лидеры ЕС должны подготовить их уже сейчас, а не когда будет поздно.

Александр Белов
ИА REGNUM