Новости партнеров:

Гламурные лидеры и «общество порноролика»

Западные политические лидеры всё больше напоминают гламурных персонажей шоу-бизнеса. И если раньше существовали определённые табу на их личную жизнь, сейчас «общество спектакля» срывает эти печати одну за другой, превращая бывших небожителей в обыкновенных смертных, слабости которых публика не устаёт обсуждать.

В Соединённых Штатах, пожалуй, поворотным моментом стал скандал, получивший название Моникагейт, окончательно разрушивший представления о сакральности власти, в Европе новая «карикатурная» эпоха, когда правители то и дело дают пищу для репортажей светской хроники, связывается с именами французских президентов Николя Саркози и Франсуа Олланда. И это — немудрено. Франция всегда отличалась вольностью нравов.

Ловелас Олланд

На прошлой неделе в Елисейском дворце разразился очередной сексуальный скандал. Таблоиды уверяют, что президент Франсуа Олланд изменил своей гражданской жене Валери Триервейлер. Сдержанной и консервативной журналистке Paris Match, которая носит строгие костюмы и туфли на устойчивом каблуке, Олланд, по словам французских СМИ, предпочёл куда более раскованную и чувственную актрису Жюли Гайе. В доказательство журналисты представили снимки тайных свиданий влюблённой пары и заявили, что Гайе находится на четвёртом месяце беременности. А ведь социалисты обещали, что, в отличие от экстравагантного Саркози, их кандидат, заняв президентское кресло, не будет выставлять напоказ свою личную жизнь. «Во время предвыборной кампании Олланд позиционировал себя как «нормального» лидера, — заявил в интервью «Однако» директор франко-российского центра гуманитарных наук Жан Радвани, — и обещал порвать с эпохой Саркози, когда внимание прессы привлекали не нюансы экономической или бюджетной политики правительства, а перипетии личной жизни президента».

И вот теперь «нормальный» Олланд по количеству интриг явно перещеголял уже своего «ненормального» предшественника. Что же касается первой леди, то в своё время Триервейлер прозвали в редакции «ротвейлером». Это прозвище она получила после того, как влепила увесистую пощёчину своему коллеге за невинное высказывание, которое сочла сексистским. «Триервейлер не похожа на прежних первых леди, — пишет газета Figaro. — Она символизирует новую Францию, в которой никто уже не воспринимает всерьёз институт семьи». Действительно, когда президент утверждает, что вообще не намерен жениться и въезжает в Елисейский дворец со своей второй гражданской женой, которая уже дважды была замужем и не собирается больше вступать в брак, нынешний скандал не кажется чем-то выходящим из ряда вон. Правда, популярности он Олланду не прибавит, особенно среди консервативной части французского общества. И не случайно многие в Париже поговаривают о том, что президенту, скорее всего, вновь придётся провести «маленькую победоносную кампанию» на африканском континенте.

Моникагейт

Вспомним хрестоматийный диалог из фильма «Хвост виляет собакой»:

 — Президент трахнул эту девушку-скаута.
 — Юную активистку.
 — Хорошо, он трахнул юную активистку. Что нужно придумать, чтобы отвлечь от этого внимание?
 — Для этого нужно, по крайней мере, начать войну.

Так сценаристы популярного голливудского фильма отозвались на Моникагейт — сексуальный скандал, который разразился в Америке под занавес правления Билла Клинтона. Западная пресса тогда смаковала интимные подробности связи президента с молодой практиканткой Белого дома Моникой Левински. Чтобы отвлечь внимание публики и спасти свою репутацию, Клинтон, которому конгрессмены угрожали вынести импичмент, развязал войну в Югославии. В результате ему удалось сохранить позиции в вашингтонском истеблишменте, и в 2008 году его супруга чуть было даже не заняла президентское кресло. Хотя злые языки говорили, что Хиллари пришлось довольствоваться постом госсекретаря именно потому, что её преследовал «призрак Моники».

По законам шоу

На Западе личная жизнь высокопоставленнных политиков всегда вызывала неподдельный интерес у обывателя. О количестве любовниц Джона Кеннеди, скажем, ходили легенды. Его подозревали в головокружительной связи с Мерилин Монро, однако в публичное пространство вынести истории о сексуальных похождениях президента никто не решался. Ведь семейные скандалы и любовные интриги власть имущих нередко приводили к падению их популярности и даже к краху политической карьеры. Сейчас, правда, всё перевернулось с ног на голову. «Если полвека назад никто не копался в грязном белье политиков, — пишет The American Spectator, — теперь избиратель подсознательно хочет убедиться в том, что политик — такой же, как он: не святой, не непорочный ангел, что он может влюбляться, совершать безумные поступки, нарушать нравственные законы. И многие лидеры стараются играть на этих настроениях».

Николя Саркози, например, пытался использовать истории из своей личной жизни в качестве дымовой завесы, если в политике что-то не ладилось. Заявление о разводе со своей первой женой Сесилией Саркози он приурочил к «чёрному четвергу» — тому самому дню, на который во Франции была намечена всеобщая забастовка. А о своём романе с певицей и фотомоделью Карлой Бруни он сообщил перед государственным визитом во Францию главы Ливии Муаммара Каддафи, вызвавшим громкую критику со стороны либеральной французской прессы. По словам Жана Радвани, «он выставил свою семейную жизнь напоказ, постарался использовать её как инструмент в политической борьбе, что не приветствуется во Франции, а, скорее, свойственно американской культуре, живущей по законам шоу».

Всё смешалось в доме Обамы

В Америке, действительно, любят блестящие картинки. В том, что пять лет назад по миру прокатилась волна обамамании, не последнюю роль сыграла любовная идиллия, которая, как представлялось многим, царила в семье темнокожего политика. Барак и Мишель Обама на публике постоянно демонстрировали нежные, а зачастую и страстные чувства. И вот теперь, когда после катастрофического провала реформы здравоохранения рейтинг президента достиг самой низкой отметки с момента его избрания, на личном фронте у Обамы также начались проблемы. «С меня хватит, — так, по словам журнала Nation, отреагировала первая леди США на инцидент, который произошёл в декабре во время церемонии прощания с бывшим лидером ЮАР Нельсоном Манделой.

На глазах у жены Обама тогда флиртовал с датским премьер-министром Хелле Торнинг: шептал ей что-то на ухо, гладил по плечу и делал совместные фотографии на смартфон. «Мишель была зла как фурия, — пишет журнал National Enqirer, — её унизили на глазах у всего мира, и Обама вляпался в самый худший семейный кризис в своей жизни. Супруги, по словам вашингтонских инсайдеров, спят в разных частях Белого дома и обсуждают детали предстоящего развода». Как этот скандал скажется на политическом будущем президента, которого и так называют в Америке «хромой уткой», сказать сложно. Очевидно одно: иллюзии развеялись, шоу подходит к концу: Обама оказался посредственным лидером и не самым идеальным семьянином. «Возникает вопрос, — пишет обозреватель The American Thinker, — может ли стремительно теряющий популярность и находящийся на грани развода лидер скооперироваться с французским товарищем по несчастью, окончательно запутавшемся в своих любовных связях, и развязать большую ближневосточную войну, которая плавно перетечёт в Третью мировую?»

Александр Терентьев-мл.
По материалам: odnako.org